«Не знали, чего больше страшились, — германской агрессии или русского спасения»
28.05.2020
Анастасия Зеленкова, Салiдарнасць

«Не знали, чего больше страшились, — германской агрессии или русского спасения»

Какие уроки должна извлечь Беларусь из оккупации Россией стран Балтии, и почему угроза ближе, чем кажется.

Какие уроки должна извлечь Беларусь из оккупации Россией стран Балтии, и почему угроза ближе, чем кажется.

История захвата Советским Союзом Литвы, Латвии и Эстонии — это история о том, как хрупка независимость маленьких государств на границе с агрессивным, полным имперских замашек соседом. А еще огромное предостережение для тех, кто считает, что можно перехитрить Россию, принимая от нее помощь. Даже минимальные уступки могут в итоге стоить потери всей страны. 

1
Части Красной армии входят в Каунас

В этом году исполняется 80 лет с момента вторжения СССР в страны Балтии и 30 лет с момента восстановления независимости Литвы, Латвии и Эстонии. К этим датам «Салідарнасць» приурочила цикл статей «Оккупация и Возрождение». Данные уроки истории сохраняют актуальность: то, что происходило в 1940-м, удивительным образом повторяется в сегодняшней Беларуси.   

«Препятствием служил ужас, который пограничные государства испытывали перед советской помощью»

Весна-лето 1939 года. В мире остро стоит вопрос, как предотвратить итало-германскую агрессию против европейских стран. У Сталина есть свое предложение для Великобритании и Франции. Он заявляет, что готов помочь и в случае необходимости вписаться за них в войну против Германии, но с одним условием: за это СССР хочет взять под свою «опеку» восточноевропейские страны, расположенные между Балтикой и Чёрным морем и граничащие с Советским Союзом.  

Из тех переговоров ничего не вышло. Слишком уж разные интересы были у договаривавшихся сторон. Франко-британские эмиссары надеялись вовлечь СССР на своей стороне в войну против Германии. Советы мечтали расширить собственное геополитическое влияние на страны Балтии. Что же касается правительств Литвы, Латвии и Эстонии, то они точно меньше всего стремились под крыло СССР, предпочитая гарантии со стороны Германии, с которой были связаны еще и рядом экономических соглашений.

Препятствием к заключению такого соглашения (с СССР) служил ужас, который эти самые пограничные государства испытывали перед советской помощью в виде советских армий, которые могли пройти через их территории, чтобы защитить их от немцев и попутно включить в советско-коммунистическую систему. Ведь они были самыми яростными противниками этой системы. Польша, Румыния, Финляндия и три прибалтийских государства не знали, чего они больше страшились, — германской агрессии или русского спасения.

Уинстон Черчилль

Два диктатора поделили между собой Восточную Европу

Чтобы избежать этого самого «русского спасения», в июне 1939 года Эстония и Латвия заключили с Германией договоры о ненападении. Аналогичные соглашения с СССР были подписаны ещё в 1932 году. Казалось бы, подстраховались со всех сторон.

Но не тут-то было. Не получив желаемого через одних, Кремль зашел с другой стороны.

Летом 1939 года Сталин пошел на сближение с Гитлером. Результатом стало подписание 23 августа 1939 года договора о ненападении между Германией и СССР. Именно тогда и была разыграна «балтийская карта».

1
Подписание пакта Молотова-Риббентропа

По секретному дополнительному протоколу к договору Эстония, Латвия, Финляндия и восток Польши были включены в советскую сферу интересов, а Литва и запад Польши — в сферу интересов Германии. Два диктатора поделили между собой Восточную Европу.

К моменту подписания договора Германия уже оккупировала (в марте 1939 года) Клайпедский край Литвы.

Как пропаганда использовала Беларусь для восстановления «исторической справедливости»

Через неделю после этого сговора Гитлер отдал приказ о вторжении в Польшу. Так, 1 сентября 1939 года началась Вторая Великая война в Европе, которая постепенно превратилась в Мировую. А уже 17 сентября аналогичный приказ о вторжении в Польшу отдал Сталин, по сути выступив союзником Гитлера.

Подразделения РККА, лишь кое-где встречавшие сопротивление польских воинских частей, быстро продвигались по линии разграничения с войсками вермахта, согласованной на переговорах в Москве (она проходила по рекам Западный Буг — Нарев). Это был предательский удар в спину.

Предательский, потому что вторжение грубейшим образом нарушало все имеющиеся советско-польские договоры, включая договор о ненападении от 25 июля 1932 года. Хотя когда восточного соседа останавливали какие-то там договоры? Когда надо, он всегда находил повод «восстановить историческую справедливость».

Кстати, тогда таким поводом выступила Беларусь. Естественно, слова о том, что целью СССР было освобождение жителей Западной Беларуси и Западной Украины от власти Польши — не более чем пропаганда. Таких целей Советский Союз никогда не ставил и меньше всего думал о белорусской целостности, начиная с момента подписания Рижского договора 1921 года. Но вот 17 сентября 1939 года вдруг случился тот самый приступ «исторической справедливости».

1
Комбриг Кривошеин и генерал Гудериан принимают совместный парад Красной армии и вермахта в Бресте

А что же литовцы, латыши и эстонцы? О, они оказались в ситуации, подобной той, в которой сегодня находится Беларусь.

Буквально в тот же день, 17 сентября, послам трех балтийских государств в Москве была вручена советская нота о том, что в отношении с ними «СССР будет проводить политику нейтралитета». Казалось бы, чего еще желать?

В свою очередь, правительства Литвы, Латвии и Эстонии объявили о своём нейтралитете в начавшемся европейском конфликте. Страны Балтии, как могли, пытались остаться в стороне от конфликта, чтобы избежать советской оккупации, не зная, что их судьба уже решена. Москва же приступила к планомерной реализации своего сценария.

«Не принуждайте нас применять силу»

На все про все ушло не больше месяца.

24 сентября для подписания договора о торговле в Москву прибыл министр иностранных дел Эстонии Карл Сельтер. После обсуждения экономических вопросов Молотов предложил ему «заключить военный союз или договор о взаимной помощи, который вместе с тем обеспечивал бы Советскому Союзу права иметь на территории Эстонии опорные пункты или базы для флота и авиации». Ничего не напоминает?

Сельтер попытался уклониться от обсуждения, ссылаясь на нейтралитет. На что Молотов очень недвусмысленно заметил:  

«Советскому Союзу требуется расширение системы своей безопасности, для чего ему необходим выход в Балтийское море. Если Вы не пожелаете заключить с нами пакт о взаимопомощи, то нам придется искать для гарантирования своей безопасности другие пути, может быть, более крутые, может быть, более сложные. Прошу Вас, не принуждайте нас применять силу в отношении Эстонии».

Иными словами, в устной форме был предъявлен ультиматум: либо вы соглашаетесь на наше военное присутствие, либо мы оккупируем всю страну силой.

С Литвой и вовсе вышла удивительная история, ведь изначально ей отводилась роль протектората Германии. Но после того, как Гитлер со Сталиным растащили на куски Польшу, советская граница подобралась к Литве. И советский вождь выдвинул немецкому фюреру новое предложение: обменять Литву на территорию Варшавского и Люблинского воеводств.

Кроме того, Сталин добавил, что в случае согласия со стороны Германии «Советский Союз немедленно возьмётся за решение проблемы прибалтийских государств в соответствии с протоколом от 23 августа и ожидает в этом деле полную поддержку со стороны германского правительства»!

Началось с экономической помощи, а закончилось военными базами

Ситуация в Литве, Латвии и Эстонии в это время была тревожной и довольно противоречивой. Воздух полнился слухами о готовящемся советско-германском разделе стран Балтии, хотя дипломаты обеих сторон все это усиленно опровергали.

Тем временем в приграничных районах СССР уже создавалась военная группировка, в которую вошли три армии: 8-я из Ленинградского военного округа (Кингисеппское направление), 7-я из Калининского военного округа (Псковское направление) и 3-я (Белорусский фронт).

Начали с Эстонии. 28 сентября на переговорах в Москве заключен Пакт о взаимопомощи, по которому в Эстонии создавались советские военные базы для контингента численностью до 25 тысяч человек. Взаимопомощь – она такая!

Сталин по окончании переговоров с эстонской делегацией заявил:

«Правительство Эстонии действовало мудро и на пользу эстонскому народу, заключив соглашение с Советским Союзом. С Вами могло бы получиться, как с Польшей. Польша была великой державой. Где теперь Польша?»

В тот же день в Москве был подписан германо-советский договор «О дружбе и границе». Гитлер принял предложение Сталина об обмене.

Условия раздела сфер влияния были пересмотрены: Литва доставалась СССР в обмен на польские земли к востоку от Вислы. По секретному протоколу к Договору немцам также полагался бонус в размере 7 млн долларов золотом.

Через неделю прошли аналогичные советско-латвийские переговоры. Договор о взаимопомощи предусматривал ввод в Латвию 25-тысячного контингента советских войск.

Тогда же СССР предложил рассмотреть подобный проект о взаимопомощи и Финляндии. Но номер не прошел. Финляндия отклонила предложения СССР по пакту, аренде и обмену территориями.

Тогда СССР устроил провокацию в Майниле, которая стала формальным поводом начать советско-финскую войну. Но это уже другая история.

А 10 октября с Литвой был подписан «Договор о передаче Литовской республике города Вильно и Виленской области и о взаимопомощи между Советским Союзом и Литвой» сроком на 15 лет, предусматривавший ввод 20-тысячного контингента советских войск.

Долго тянуть не стали. Сразу после подписания и приступили к выполнению. К декабрю во всех трех странах Балтии уже стоял советский военный контингент. До полной оккупации оставалось совсем немного.

О том, как легко потерять независимость, когда войска «союзника» стоят на твоей земле, и каким может оказаться результат выборов, если их проводить в лучших советских традициях, «Салідарнасць» продолжит писать в рамках цикла «Оккупация и Возрождение».

Последнее в рубрике