«Мы убили одну из основ экономики». Чем оборачиваются испорченные отношения общества и власти
29.09.2020
Надежда Калинина, фото: Сергей Балай, TUT.BY

«Мы убили одну из основ экономики». Чем оборачиваются испорченные отношения общества и власти

Белорусам напомнили, «что в приоритете у государства стоят не экономическое развитие и интересы людей». В то же время политический кризис в Беларуси открыл перед обществом новые возможности.

О том, как под напором обстоятельств население стало больше доверять друг другу и какой от этого профит, побеседовали с академическим директором Центра экономических исследований BEROC Катериной Борнуковой.

Жители Беларуси и хроническое недоверие

«В любом экономически успешном обществе жизнеспособность хозяйственных объединений зависит от их уровня внутреннего доверия», писал политолог Фрэнсис Фукуяма. Он описывал несколько примеров, как отсутствие доверия приводило к негативным последствиям. В одном городе на юге Италии в 1950-х годах круг наиболее обеспеченных жителей не смог объединиться и построить завод, школу и больницу, в которых так нуждался город, потому что не готовы были вкладывать силы и в большой степени полагаться на горожан, которым не особенно доверяли. Низкий уровень доверия качественно сказывается на социальных связях, он же негативно влияет на развитие общества и экономики.

— Если несколько партнеров не могут собраться и начать что-то делать вместе, прежде чем на берегу не распишут все роли и детали, это сильно тормозит инициативу. Должен быть базовый уровень доверия, должно быть понимание, что у человека, с которым ты сотрудничаешь, первоочередная цель во взаимовыгодном партнерстве, а не в том, чтобы обмануть тебя, — говорит эксперт BEROC Катерина Борнукова. Она называет взаимосвязь между доверием и экономикой очевидной: чем ниже степень доверия, тем выше дополнительные затраты, например, бизнеса на обеспечение дополнительных гарантий и контроль. «Но некоторые договора будут невозможны, потому что некоторые вещи строятся исключительно на доверии», отмечает экономист.

Как видно из примера выше, недоверие в обществе выражается в неспособности к коллективным действиям, что тоже оказывает негативное влияние на экономику. Социологический анализ Исследовательского центра ИПМ в прошлом году показал: респондентов с низким уровнем доверия в Беларуси на тот момент было 51,9%, с высоким — всего 14,5%. «В целом уровень доверия в Беларуси не является высоким как по отношению друг к другу, так и по отношению к социальным институтам», такой вывод сделала тогда автор исследования социолог Дарья Урбан. Жители Беларуси больше склонны доверять членам семьи и людям, которых лично и хорошо знают. В то же время долгое время в число тех, кому белорусы в некоторой степени доверяли, удавалось входить госслужащим. Картина складывалась такая — жители страны практически не доверяли тем, кто не входит в ближайший круг, но сохраняли умеренную долю веры к чиновникам.

2020 год все изменил

Доверие населения и бизнеса к государственным институтам и правительству критически важно для развития государства. Граждане избирают, прямо или косвенно, через назначения сверху, людей, задача которых — упорядочивать и решать вопросы жизнедеятельности жителей страны, представлять их интересы, защищать права, обеспечивать безопасность. Если возложенные функции не выполняются, как того ожидает население, или подменяются другими, доверие со стороны граждан уходит.

Так случилось в 2020 году. Сначала пандемия коронавируса показала людям, что они могут рассчитывать на себя и своих сограждан. Поддержку медикам и пострадавшим активно оказывали появившиеся фонды и волонтеры, а к профильным госструктурам у людей появлялось все больше вопросов о том, чьи интересы они представляют. Лето, сменившее неспокойную весну, еще больше усилило сомнения и недовольство части жителей страны. Ведь действие за действием активных людей в правовом поле демонстрировало, как один институт за другим становится не на сторону граждан, но ставит себя им в противовес. Если задержания и уголовные дела в отношении новоявленных и известных политиков могли и не затронуть чувств большинства, то выброшенные в мусор подписи за выдвижение в кандидаты, отказы во включении в участковые избирательные комиссии и не допущенные на участки наблюдатели, массовые и жесткие задержания мирных людей на улицах, не говоря уже о трех днях беспрецедентного насилия, в глазах этих активистов и их окружения перечеркнули все былые заслуги чиновников, поставив их в один ряд с теми, кто, по мнению людей, нарушал закон.

— Когда мы видим, что силовая часть правительства, связанная с обеспечением правопорядка, начинает выносить неоднозначные решения, предпринимать неоднозначные действия, то [вызванная этим] потеря доверия сильно подрывает экономическую деятельность, потому что мы не уверены, что государство защитит, например, наше право собственности или обеспечит нашу защиту. Взять для примера массовый отъезд IT-специалистов. Они поняли, что государство их не защитит, после того как некоторые «айтишники» были незаконно задержаны, избиты. То же касается компаний, когда они видят преследования по политическим мотивам, они не будут уверены в завтрашнем дне, и даже если не уедут сегодня, то завтра, скорее всего, не проинвестируют то, что хотели бы, — рассказывает о последствиях произошедшего Катерина Борнукова.

— Государство воспринимается как цельный образ, и после того, что произошло, у людей есть негативный образ государства. Получается, что все те годы, когда мы строили позитивный опыт взаимодействия с государством, фактически за три дня и ночи августа был стерт. И его придется выстраивать заново, — продолжает эксперт.

Параллельно с таявшим доверием к системе госуправления и правовым институтам белорусов, стали появляться сотни местных сообществ, дворовых инициатив, волонтерских движений и горожан, готовых просто так помогать незнакомцам. Этот феномен можно объяснить просто и поверхностно: в ситуации конфликта тот, кто становится на твою сторону, автоматически заслуживает твое доверие. Но если изучить картину глубже, то, скорее всего, окажется, что жители страны и ранее были предрасположены к выстраиванию горизонтальных связей и принятию на себя решений, но будучи на протяжении многих лет окутанными уютным патернализмом, не имели возможности это проявить. А сейчас есть та благодатная почва, на которой можно «выращивать» гражданское общество, новые инициативы и создавать новый малый и средний бизнес.

— То, что произошло в стране, сильно подняло уровень общественного доверия. Мы видим вдруг возникшие горизонтальные связи — те же совместные акции во дворах. Мы видим, как внезапно люди стали способны самоорганизовываться, причем не с родственниками или друзьями, а с теми, к кому раньше у них был низкий уровень доверия. Они начали что-то вместе делать. Если мы сможем сохранить и нарастить эту динамику, уровень доверия в обществе поднимется, что позитивно скажется и на экономике, потому что это способствует любым совместным действиям, которые заведомо эффективней, чем действия одного человека, — подтверждает Катерина Борнукова.

Эксперт считает, что ранее уровень доверия в обществе был низким из-за того, что не было практики совместного решения проблем.

— Доверие формируется в процессе совместных действий. Нельзя просто сесть и решить: «буду доверять кому-то». Нужен позитивный опыт совместного действия. Вы вместе с другим человеком скамейку во дворе покрасили — все, этому человеку вы будете доверять больше, — комментирует экономист.

Как этот феномен повлияет на экономику

Самые первые и очевидные последствия снижения доверия видны сейчас в банковском секторе. Это перевод свободных рублей в доллары и отзывы депозитов.

— Мы видим, как банки переходят в новое для них состояние, когда они вынуждены сжимать кредитные портфели. Это значит, что банковская система будет выдавать меньше кредитов. То есть для развития денег не хватает, — говорит экономист.

Сложности в банковском секторе — это только вершина айсберга. Если доверие к системе права, госструктурам, которые частью общества воспринимаются как оппоненты и те, кто поддерживает неприемлемые этими людьми действия, не будет восстановлено, это ударит по всем сферам взаимодействия граждан и государственных институтов.

— Если человек не доверяет государству в целом, и у него есть выбор, пойти учиться в Беларуси или в условной Польше, то сейчас весы качнулись чуть больше в сторону Польши. То же самое с бизнесом. Он живет в сложных условиях, которые все же, вроде как, улучшались. А сейчас всем напомнили, что в приоритете у государства стоит не экономическое развитие и интересы людей, а безопасность самого этого государства в очень узком понимании. Все остальные вопросы, например, безопасность экономического и человеческого развития, отходят на второй план. Соответственно, когда люди будут принимать какие-то важные долгосрочные решения, они будут все это учитывать, — говорит Катерина Борнукова. — Это не значит, что мы сегодня-завтра увидим полный коллапс экономики. Это, скорей, будет долгосрочный, но достаточно влиятельный эффект, так как мы сейчас убили одну из основ — доверие, без которого невозможны любые инвестиции в широком понимании этого слова.

Экономические агенты будут стремиться к минимальному взаимодействию с государством. В этом есть позитивная сторона — многие будут рассматривать возможность работать на себя, а малый и средний бизнес, вероятно, будет больше ориентирован на взаимодействие друг с другом. Но глобально это будет означать ухудшение экономических условий.

Если говорить о бизнесе, который условно поддерживает «другую сторону», то есть вероятность, что часть потребителей и клиентов, которые сегодня активно выражают свою гражданскую позицию, может от него отвернуться. Однако это не будет иметь глобальных масштабов. «Вряд ли такой метод экономического протеста приобретет массовый характер», считает эксперт.

— А те, кто работает на широком рынке и на экспорт, заметят снижение спроса, но вряд ли для них это будет критично, — продолжает экономист. А вот отношения между бизнесом могут усложниться. — Очевидно, что когда есть выбор, когда ты можешь свободно работать со всеми секторами и игроками в экономике, это получается более эффективно, чем когда ты по моральным и доверительным соображениям вынужден потенциальных контрагентов вычеркивать.

В то же время выход на новый уровень горизонтального доверия — явление позитивное. Этим можно будет воспользоваться для экономических целей в случае политических изменений и преодоления кризиса.

— Сейчас оно [доверие] возникло, но с экономической точки зрения новых инвестиций и инициатив не будет просто потому, что пока люди не видят перспективу. Как только ее увидят, из этого доверия они смогут вырастить много хороших и интересных инициатив, в том числе предпринимательских. Это даст хороший толчок вперед, поэтому я достаточно оптимистично смотрю на возможность восстановления. Думаю, что в течение года [после разрешения кризиса] вполне возможно все восстановить и даже перейти на качественно новый уровень. Но все будет зависеть от того, как долго мы будем находиться в ситуации острого конфликта, — объясняет Катерина Борнукова.

На то, чтобы в обществе выросло и укоренилось доверие к властям и к национальной валюте, требуется смена не менее двух поколений в условиях отсутствия серьезных экономических потрясений, писала Борнукова и ее соавторы в аналитической статье «Банковского вестника». Это означает, что  если нынешняя ситуация долго будет оставаться неразрешенной, как того хочет общество, то для возврата хотя бы к прежнему уровню доверия потребуются многолетние усилия.

Если же политический и связанный с ним кризис доверия разрешатся путем общественного диалога, то такой позитивный опыт взаимодействия позволит достаточно быстро нарастить и вернуть доверие, которое было раньше.

Последнее в рубрике