«Мы – подневольные». Почему люди не стесняются в этом расписываться
08.07.2020
Ян Буян, Салiдарнасць

«Мы – подневольные». Почему люди не стесняются в этом расписываться

Эта обескураживающая самоидентификация, как ни странно, является для некоторых очень удобной.

Гимн нашей страны начинается строкой «Мы, беларусы, мірныя людзі…». Но есть и другие характеристики, куда менее позитивные.

Брестское «Динамо» после длительной паузы признало, что в команде – вспышка заболеваемости ковидом. Между тем очередной матч у чемпиона Беларуси, был запланирован уже на 10 июля – со «Слуцком». Трибуна поинтересовалась у защитника этой команды Виталия Трубило отношением к необходимости выходить на поле против соперников, в стане которых бушует коронавирус (точное количество зараженных и находящихся под подозрением не называется – по неофициальной информации, речь может идти о 10-11 футболистах и еще нескольких представителях клуба).

«Мы – подневольные и, если скажут играть, то, конечно, будем играть», – Виталий Трубило.

И это не единичный случай. Не так давно главный тренер борисовского БАТЭ Кирилл Альшевский заявлял: «Ничего нет дороже человеческого здоровья и жизни. Если есть угроза, надо реагировать. Но мы люди в некотором роде подневольные и не можем просто отказаться выходить на поле».

Главный тренер «Энергетика-БГУ» Владимир Белявский вторит: «Мы люди подневольные. От нас это не зависит, вы прекрасно понимаете. У нас проходит чемпионат, и мы играем. Поэтому я ничего не могу сказать, хотим мы играть или не хотим. Если наше руководство говорит, что все нормально, то мы будем играть».

В итоге «подневольным» на этот раз разрешили не играть: матч перенесен на 12 августа из-за «форс-мажорных обстоятельств». Но на самом деле эта история даже не про футболистов, а про психологию очень и очень многих в нашей стране.

Да, игроки и тренеры белорусских команд в подавляющем большинстве ведут себя в истории с коронавирусом как люди, глубоко зависимые. Это при том, что футболисты, как правило, по нашим меркам являются персонами обеспеченными.

Что же тогда говорить об учителях, особенно работающих в деревнях и небольших городах? О тех, кто работает в современных «колхозах»? О тех, кому нужно дотянуть еще пару лет до пенсии?

«Мы – подневольные», как ни странно, очень удобная самоидентификация. Она позволяет человеку как бы снять с себя ответственность за собственные действия (или бездействие). От меня ничего не зависит, все решает начальство.

А ведь в школе многих из нас учили: «Мы не рабы. Рабы не мы». Но так ли это на самом деле?

На самом деле подневольными людей в наибольшей степени делает собственный страх и дефицит солидарности. В XXI веке все же угрозы совершенно иного порядка, чем в середине ХХ-го. За возражение уже не отправят ни в ГУЛАГ, ни в Курапаты. Но…

Хотя не грозят нам ни голод, ни плаха,

упрямо обилен пугливости пот,

теперь мы уже умираем от страха,

за масло боясь и дрожа за компот.

Игорь Губерман

Фокус в том, что люди «добровольно-подневольные» платят за свой выбор гораздо более высокую цену, чем можно представить себе. Когда их много, общество не может стать ни благополучным, ни зажиточным. Процветают страны, граждане которых ценят свои свободы: чтобы убедиться в этом, достаточно ознакомиться с рейтингом стран по уровню жизни.

Однажды согласившись на подневольность, потом очень трудно из такого состояния выйти. Но каждый сделавший это приближает день, когда Беларусь наконец расцветет не по телевизору, а в реальной жизни.

Последнее в рубрике