Минэкономики объяснило, почему в Беларуси не работает санация

Минэкономики объяснило, почему в Беларуси не работает санация

Подавляющее большинство дел о банкротстве заканчивается ликвидацией предприятия. Поэтому государственный сектор не решается начинать процедуры оздоровления в отношении фактических банкротов.

В белорусской экономике 13,5% кредиторской задолженности является просроченной. Эта статистика указывает на невидимые банкротства де-факто, считает замдиректора Департамента по санации и банкротству Министерства экономики Станислав Садовников.

Санировать такие предприятия в белорусской институциональной среде очень сложно. Начало юридической процедуры банкротства для большинства из них означает ликвидацию. Несмотря на то, что доля санаций в общем количестве процедур составляет 5,5%, почти 98% исходов всех дел о банкротстве в 2019 году являлись ликвидационными, отметил Станислав Садовников в статье сентябрьского выпуска «Банковского вестника».

Почему не получается вылечить?

В законодательстве прописаны процедуры, направленные на цели реабилитации должника. Это приватизация, санация по собственной инициативе, а также всевозможные соглашения о реструктуризации бизнеса и его долгов. Однако правоприменительный процесс в существующей системе экономист называет «сложным».

Сегодня управление финансовым оздоровлением государственных предприятий является прерогативой множества отраслевых органов и исполкомов, которые для этих целей расплодили всевозможные комиссии. Что означает высокие транзакционные издержки и конфликт интересов.

Появляется риск «оппортунистического» поведения участников комиссий, которые стремятся сохранить под своим управлением проблемные предприятия, обеспечить преференции отдельным субъектам хозяйствования, успешно отчитаться о своей работе и «блокировать приход инвестора (нового собственника)».

Издержки управленческой машины «способны растратить ограниченные ресурсы неплатежеспособных предприятий и сделать в принципе невозможным их финансовое оздоровление», отмечает Станислав Садовников.

Автор критикует меры, которыми принято решать проблемы предприятий: замена руководителя, сокращение затрат, поддержание дисциплины, отсрочка-рассрочка платежей, поиск предприятия-донора и так далее. Эффективность таких решений названа «невысокой».

Замдиректора Департамента по санации и банкротству Министерства экономики предлагает привлекать сторонних профессионалов для ведения процедуры санации по аутсорсинговой схеме.

Чемодан без ручки лучше выбросить

В статье приводится цитата Лукашенко 2018 года, когда он высказался против дотации убыточных предприятий: «Мои требования вам известны: никаких убыточных и дотационных проектов в стране быть не должно. Направление бюджетных средств на всякие доделки-переделки категорически исключается».

Станислав Садовников говорит о необходимости ликвидации группы неэффективных предприятий, «затраты на поддержку которых превышают отдачу от них».

Однако в этом не заинтересованы множественные ведомства, между которыми распределены права собственника.

«Сложная, противоречивая система согласования и принятия экономических решений, конфликт интересов в органах госуправления, широкое распространение монополистических практик со стороны органов госуправления, искажения мотивации руководителей предприятий, концернов, исполкомов и холдингов существенно замедляют принятие решений, которые нужны производителям товаров и услуг уже сегодня», - говорится в статье.

Чтобы государственные ведомства перестали препятствовать разумному управлению токсичными активами, эксперт предлагает передать все права и полномочия единому органу под условным названием «Агентство реструктуризации государственного сектора».

Последнее в рубрике