Маркетолог: «Люди хотят развиваться и процветать. Зачем им чахнуть в болоте безысходности?»

Маркетолог: «Люди хотят развиваться и процветать. Зачем им чахнуть в болоте безысходности?»

Когда ситуацию в стране хорошо иллюстрирует анекдот про собрание в колхозе.

— Люди хотят развиваться и процветать там, где для этого есть условия. Зачем им чахнуть в болоте безысходности? — рассуждает эксперт по маркетинговым коммуникациям и системному развитию бизнеса Алексей Колб на Примусе, оценивая последние события в белорусской экономике.

Так, с подачи премьер-министра Романа Головченко в информационном пространстве снова всплыла тема инвестиционного проекта «Северный берег», который сам глава правительства громко назвал «знаковым».

— Ситуацию, когда что-то называют знаковым событием, очень хорошо иллюстрирует анекдот про собрание в колхозе, когда председатель радостно объявляет своим односельчанам: «Друзья, мы отлично проработали в прошлом году, поколение свиней в нашем колхозе увеличилось вдвое — теперь у нас две свиньи!», — иронизирует эксперт, объясняя ситуацию. — Когда нет инвестиций ни IBM, ни Tesla, ни Microsoft, ни General Motors, ни SIEMENS, ни Philips, то любой приход автоматически становится знаковым. Головченко очень правильно сказал: на безрыбье и рак рыба.

Аналитик отмечает, что в целом Беларусь становится непривлекательной страной для инвесторов и бизнесменов. В результате — увеличение дел, связанных с ликвидацией и банкротством бизнеса.

— Финансовая ситуация в стране такая: денег либо нет, либо они очень дорогие, внутреннего спроса нет от слова вообще, соответственно, порядка 40% бизнеса не знает, для кого они работают.

Работать как госпредприятие на склад частный бизнес не готов. Поэтому вполне естественно здесь закрыться. А затем в худшем случае подождать, пока что-то поменяется. А в лучшем — открыться в нормальной юрисдикции с предсказуемым налоговым законодательством, с предсказуемой социальной политикой и с позитивным бизнес-климатом.

Люди хотят развиваться и процветать там, где для этого есть условия. Зачем им чахнуть в болоте безысходности?

Вспомните, как очень лихо обошлись с ПВТ. Были личные гарантии президента до 2049 года. Все стало развиваться, ни одна отрасль  в Беларуси не развивалась так, как IT. До тех пор, пока не оказалось, что гарантии президента не являются непреложным законом на этой территории.

Конечно, когда сейчас кто-то уровнем ниже, чем президент страны говорит, да, пожалуйста, покупайте, никто ему не поверит, — объясняет Алексей Колб, чем вызвано недоверие людей к власти.

Накануне была озвучена еще одна неутешительная цифра: 11% белорусов имеют постоянную задолженность за услуги ЖКХ.

— Для небольшой части это, возможно, выражение гражданской позиции, но с большего, посмотрите, что происходит в экономике страны: закрываются предприятия, кому-то выписывают совершенно несусветные штрафы просто за то, что он выгуливал собачку в красном капюшоне или прошел в штанах с красной полосой. У людей, думаю, банально нет денег, — делает вывод  эксперт.

А вот как он объясняет уменьшение доли возмещения населением средств за коммунальные услуги при растущих тарифах:

— Вспомните, начиная с прошлого года у нас каждый квартал где-то прорывает водное хозяйство, из кранов идет непригодная вода. Очевидно, что в обновление инфраструктуры деньги не вкладывают. Но тарифы растут. Значит, кто-то где-то строит себе очень хорошие офисы. Или набрали замов по идеологической работе, надо же было очень много ленточек срезать, — иронизирует Алексей Колб. 

Уже в ближайшее время специалист прогнозирует серьезные экономические проблемы.

— Я думаю, что по весне будет обострение, такое экономическое «дыхание Чейна — Стокса», а потом просто вся экономика раз — и остановится.

Тогда будут включать печатный станок как дефибриллятор государственной экономики, будут проводить какие-то реанимационные мероприятия, как умеют. Умеют не очень, но будут стараться.

Помогут ли при этом 3 миллиарда долларов? Но ведь их еще не дали.

Еще несколько лет назад белорусы могли не сильно переживать по поводу большого государственного долга, потому что ликвидного имущества у государства было в два раза больше, чем госдолга. Его можно было бы продать, рассчитаться и еще денег заработать.

Беда в том, что с 2020 года международный ковид и политические события в Беларуси настолько обесценили государственную собственность, что теперь вряд ли получится выручить не то что в два раза больше, чем государственный долг, а хотя бы этот долг  окупить. И это большой вызов для государства, для чиновничьего аппарата — где взять деньги, — констатирует эксперт.   

Последнее в рубрике