«Кто хотел измениться, тот изменился». Как COVID-19 отразился на учебе в школе

«Кто хотел измениться, тот изменился». Как COVID-19 отразился на учебе в школе

27 февраля исполняется год, как Беларусь живет с COVID-19. Пандемия очень сильно изменила самих белорусов, повлияла на многие сферы их жизни. Но адаптировать к новым условиям государственную машину в некоторых случаях оказалось не так-то просто. Например, в системе образования.

Исследование: урок не усвоен

На первый взгляд, попытки нивелировать эпидемическую нагрузку и пойти навстречу родителям, которые решили оставить на время четвертой четверти детей дома, были сделаны.

Дважды продлевались весенние каникулы.

Родителям предоставили право добровольно перейти на режим самоизоляции. Школьники, не посещавшие занятия, были освобождены от аттестации в последней четверти и от выпускных экзаменов.

Для абитуриентов перенесли сроки проведения централизованного тестирования.

Но были ли эти меры достаточными? И в целом — способна ли школа быстро реагировать на вызовы времени?

Авторы исследования «Влияние пандемии COVID-19 на экономические и социальные процессы в Беларуси», которое провела компания SATIO совместно с Friedrich Ebert Stiftung, пришли к выводу, что полноценной корректировки образовательного процесса в условиях пандемии в государственных школах не произошло, а «система образования не усвоила уроков первой волны эпидемии».

И прежде всего потому, что меры, «спущенные сверху», не носили системного характера.

— Шаги, предпринимавшиеся в системе образования, были направлены преимущественно на противодействие распространению заболевания. Меры по адаптации учебного процесса вводились в значительно меньшей степени, — отмечается в исследовании. — Учреждения образования не понимали, что именно нужно делать, и оказались вынуждены принимать фактические решения по организации учебного процесса самостоятельно.

Авторы исследования обращают внимание на то, что учителя столкнулись с прямым запретом на дистанционные занятия в средней школе, а также аттестацию с помощью дистанционных методов, отсутствием единых технологических платформ и технических возможностей у школ обеспечить качественный процесс обучения, недостатком методических материалов по дистанционному обучению.

COVID и школа глазами учителя

16 апреля прошлого года начальник управления общего среднего образования Министерства образования Ирина Каржова сказала, что более 85% школ технически готовы начать обучение удаленно. Казалось бы, после каникул: кто в школе, кто на удаленке продолжаем учиться?

Но на деле получилось, что единой платформы нет, правовая база не разработана, методики не скорректированы. В итоге учителя начали осваивать самые разные платформы «вслепую» — кто как мог. 

— Пад час першай хвалі кавіду я працавала ў дзяржайнай школе, — вспоминает учитель русского языка и литературы Анна Северинец. — Палова дзяцей наведвалі заняткі, палова засталіся на самаізаляцыі. І хто хацеў з настаўнікаў змяніцца, той змяніўся. Гэта датычыцца і інтэлектуальных, і маральных, і тэхічных зменаў — спецыялісты самі адчувалі патрабаванне адпавядаць новым умовам і рабілі ў гэтым кірунку крокі. І тут ім, канечне, ні на каго, акрамя сябе, разлічваць не прыходзілася. Давялося сустрэцца не толькі з відавочнымі праблемамі — технічнымі і метадалагічнымі пытаннямі, але і з цяжкасцямі агульнымі, глабальнымі. Напрыклад, выявілася, что традыцыйны эмпірычны падыход — калі мы спачатку ўбіваем нешта ў галаву вучня, а пасля даем заданне - трэба трансфармаваць у бок умення лагічна мысліць.

По мнению Анны Северинец, работать по-новому сперва было не просто.

— Гэта быў шлях эксперыментаў, некаторыя з іх абярнуліся памылкамі, некаторыя — перамогамі. Але за той час мы назапасілі столькі матэрыялу, што ім зручна карыстацца і зараз. Так, з сёлетнім 11 класам мы ў мінулым годзе стварылі ютуб канал для падрыхтоўкі да ЦТ па рускай мове. Па гэтых роліках можна падрыхтавацца да выпрабавання!

COVID и школа глазами родителя

По данным исследования «Влияние пандемии COVID-19 на экономические и социальные процессы в Беларуси», родители относятся к удаленному обучению скорее положительно. 2/3 опрошенных считают, что при необходимости их дети легко перешли бы на него. С другой стороны, готовность образовательной системы к такому переходу оценивается весьма низко (на 4 балла из 10).

— Весной отношение к дистанционному образованию было чуть лучше, чем в ноябре: вероятно, именно практическая имплементация дистанционного образования ухудшила отношение родителей, — отмечают авторы.

Ощущение, что весной школа предприняла недостаточные усилия, чтобы все стороны были довольны результатом, создалось и у матери двоих гимназистов Натальи.

Ее старший сын весной прошлого года был учеником 7-го класса, средний — 5-го. У обоих детей занятия офлайн посещали по 5-6 одноклассников.

По словам Натальи, часть учителей очень ответственно отнеслась к ситуации. В соцсетях, в вайбере, они давали задания и даже просили выслать видео с устными заданиями. Еще часть учителей делали свою работу для галочки. Остальные — совсем пропали.

И тогда ученикам приходилось просто читать по учебнику параграф за параграфом.

— Еще нам предложили по субботам встречи с учителями, но тогда самоизоляция потеряла бы всякий смысл, — говорит Наталья. — К концу учебного года, когда двое взрослых работают на удаленке, два школьника как бы учатся, а детсадовский ребенок не знает, чем себя занять, да все пятеро хотят есть три раза в день, я чувствовала горькую обиду за то, что школа просто самоустранилась даже от элементарного — предоставления полной информации о домашнем задании.

Осенью Наталья задала вопрос директору: почему в гимназии нет даже электронных дневников? В ответ получила подробное объяснение, какие шаги гимназия сделала во время эпидемии, и уточнение: технической возможности и времени у учителей на электронные дневники нет.

— А в декабре мы заболели ковидом, — рассказывает Наталья. — Дети пропустили две недели занятий, потом начались каникулы, и вот итог: старший со своей семерки по математике скатился до пятерки. Все закончилось поиском репетитора. К чему все эти псевдопотуги, если основную функцию — давать знания — школа не выполняет? Весной все наши дополнительные занятия, начиная от английского и заканчивая компьютерной графикой, в один момент перешли в онлайн. В этом нет ничего сложного. Было бы желание.

COVID и негосударственная школа глазами ее директора

Переход на онлайн платформу возможен и реален, убеждена Наталья Искорцева, директор и сооснователь негосударственной школы «Стембридж».

— В прошлом году мы за один день перевели всю школу в онлайн и проработали так 2,5 месяца, — рассказывает Наталья. — Полученный опыт мы обрабатывали и по итогу записали 11 вебинаров об уроках в онлайне и наших находках. Под онлайн-формат изменений было много. После возврата в офлайн остались гугл-классы как место, где размещаются учебные материалы, а также продолжаем работать с платформами и электронными сервисами, найденными во время онлайна. И совещания в онлайне или в смешанном формате тоже остаются.

Результата нет, но он есть

С государственными школами пока о схожих достижениях говорить не приходится. Платформа на основе Moodle, которую предложил Минский городской институт образования, не выдержала нагрузки. Обещанная к концу 2020 года образовательная платформа для дистанционного обуч6ения появилась в срок, но была раскритикована.

Добавим сюда неравномерность технического оснащения школ и детей, проблемы с выставлением оценок при дистанционном обучении и неоднозначное отношение к этому государственных органов и получим, что онлайн для обычных школ — еще очень отдаленная перспектива.

Но неожиданно самым важным достижением 2020 года в образовании оказалось то, что желающие расти в своем профессионализме учителя продолжают саморазвитие. Записывают уроки, создают группы, разрабатывают методики и обмениваются опытом. На том самом горизонтальном уровне, на котором в прошлом году возникли многие гражданские инициативы. При этом публичности здесь точно не хотят: слишком велик риск оказаться неугодным в глазах местных отделов образования.

Последнее в рубрике