Кризис грядет серьезный. Но у Беларуси ведь есть подушка безопасности?
13.04.2020
Надежда Калинина, TUT.BY

Кризис грядет серьезный. Но у Беларуси ведь есть подушка безопасности?

МВФ и Всемирный банк предрекают развивающимся экономикам немало проблем: спад ВВП, проблемные долги, рост числа безработных.

Александр Лукашенко предостерегает, что в случае введения карантина в стране нечего будет есть. От таких сообщений волнение за свое здоровье усиливается нервозностью о будущем кошелька, своего и государственного. Вы тоже переживаете, хватит ли в Беларуси запасов денег и продовольствия на время пандемии? TUT.by дает ответ.

1. Со всех сторон трубят о грядущем кризисе. Что будет в Беларуси?

Для Беларуси 2020 год даже при отсутствии внешних шоков намечался непростым. С одной стороны, бюджет впервые за шесть лет принят дефицитным, с другой — в этом году предстоит взять новые кредиты, без которых сложно выполнить старые долговые обязательства. А еще потери от проводимого в России налогового маневра.

Первые месяцы года дали понять, что запланированные трудности — это только начало. Первый сюрприз принесли сложные переговоры с Москвой по ценам на нефть и газ, потом были обвал цен на нефть и последовавшее за ним падение курса рубля, закрытие границ, усложнившее и замедлившее торговые и производственные цепочки, параллельно происходила практически полная остановка некоторых отраслей экономики.

Беларуси, как и большинству стран, на этот год предрекают ощутимое ухудшение экономического положения. По оптимистичным прогнозам, снижение составит 2%, по другим расчетам, ситуация будет хуже.

Уже понятно, что долгие «каникулы» в России приведут к падению экспорта многих белорусских товаров, сократятся и поступления от экспорта нефтепродуктов. Но спрогнозировать, как точно сложится экономическая ситуация для страны, все еще непросто. В уравнении остается много неизвестных. Это продолжительность пандемии и ее влияние на население, сроки закрытия границ и действия карантина в других государствах, меры правительства по поддержанию экономики, количество закрывшихся предприятий и потерявших работу людей, размер будущей поддержки со стороны международных финансовых организаций.

2. Ну вот ЗВР сократились на целый миллиард…

Да, в марте золотовалютные резервы снизились на 1 млрд долларов, или на 11%. Сказалось на уменьшении ЗВР в основном сокращение резервных активов в иностранной валюте, так как Нацбанк обеспечивал ей валютный рынок, на котором компании и население активно скупали доллары и евро. В марте и население, и субъекты хозяйствования были чистыми покупателями валюты.

Сейчас резервы составляют в эквиваленте 7,79 млрд долларов. Это все равно больше, чем год, два и три года назад.

За прошлый год ЗВР увеличились на 2,2 млрд долларов и в январе 2020-го побили рекорд, достигнув 9,39 млрд долларов. К началу следующего года они должны остаться на уровне 7,3 млрд долларов, следует из расчетов Нацбанка (сделанных до изменивших мировую экономику событий).

3. Так этих запасов хватит, чтобы переждать кризис?

Международные резервные активы (они же ЗВР) — индикатор уровня финансовой стабильности в стране. Есть несколько критериев оценки достаточности этих запасов. МВФ обозначает минимальный рекомендуемый критерий таким, чтобы ЗВР покрывали размер импорта за два месяца. В последние два года в среднем в месяц Беларусь импортировала товаров и услуг на 3,5 млрд долларов. Объем ЗВР в этом случает составляет 2,3 месяца импорта. При этом оптимальный размер, по оценкам главы Нацбанка, — это 2,5 месяца импорта. Но в этом году, особенно в ближайшем квартале, импорт просядет. В этом случае ЗВР в 7,79 млрд долларов могут покрывать и больше трех месяцев импорта.

Есть другая условная оценка − критерий Редди, который обозначает необходимый минимум ЗВР таким, чтобы его хватило для покрытия трехмесячного импорта и внешнего долга в предстоящие 12 месяцев. Если придерживаться этого критерия, то картина кардинально меняется: одновременно обеспечить «подстраховку» и импорту, и внешнему долгу запасы уже не смогут. Даже если предположить, что импорт во втором квартале откатится до уровня 2016 года (около 2,5 млрд долларов в месяц), то золотовалютные резервы ровно-ровно покрывают трехмесячный импорт, а выплаты по внешнему долгу − уже нет.

Есть, правда, одна оговорка. Эти критерии применимы в относительно предсказуемой внешней конъюнктуре, обозначает старший научный сотрудник BEROC Дмитрий Крук. А этот год отличается происходящими шоками внутри страны и на мировом уровне. Но экономист подтверждает, что ЗВР призваны служить ресурсом последней инстанции для обслуживания долгов и для сглаживания дефицита валюты на внутреннем рынке. Их достаточно для того, чтобы в этом году расплатиться по долгам, если Минск не сможет взять новые кредиты для рефинансирования старых. Но если при этом ЗВР придется задействовать для стабилизации внутреннего рынка (как это было в марте), то их уже может и не хватить.

4. Мы что, не заплатим внешний долг? Это же дефолт!

Погашение внешнего госдолга в 2020 году запланировано в размере 3,741 млрд рублей. 75% этой суммы правительство планировало рефинансировать, то есть взять новые кредиты, чтобы расплатиться по старым. Однако последствия коронавируса для мировой экономики могут осложнить Беларуси доступ к кредитным ресурсам. Заимствования через размещение евробондов, на которые рассчитывал Минфин, в условиях нестабильных рынков окажутся слишком дорогими. Остается рассчитывать на кредиты международных финансовых организаций (а МВФ и Всемирный банк выражали такую готовность) или брать в долг у других государств. Договориться с Россией, учитывая непростые отношения в последнее время, шансов мало. Зато на выручку в этом деле может прийти Китай, предполагает эксперт BEROC.

Снижение ВВП и ухудшение состояния торговли бьет по возможности обслуживать свои долги как государства, так и предприятий. И обязательства госпредприятий перед государством могут усложнить ситуацию с возможностью страны платить по долгам.

Экономист предлагает остановить предприятия, чтобы сберечь ЗВР и удержать курс рубля

5. Кажется, нам МВФ обещает помочь…

Несмотря на сложную ситуацию во всем мире, международные финансовые организации и крупнейшие экономики не оставят небогатые и наиболее пострадавшие от пандемии страны один на один с их проблемами.

Беларусь обсуждает с МВФ возможность получения «быстрого» кредита в размере около 900 млн долларов для преодоления экономических вызовов в связи с пандемией. Экстренное финансирование для борьбы с COVID-19 может выделить Всемирный банк. Еще 60 млн евро в рамках помощи для стран Восточного партнерства на борьбу с коронавирусом выделит Беларуси Евросоюз. 1,3 млн долларов для той же цели обещают стране США. Общий объем помощи позволит сэкономить собственные средства.

Кроме этого, правительство планирует реструктурировать ту часть внешнего долга, которую предстоит возвращать международным финансовым институтам. Так что о дефолте речи не идет, сообщал первый вице-премьер Дмитрий Крутой.

6. А как насчет заявления президента «а жрать что будем?»… Неужели у нас так мало запасов?

В связи с ограниченными возможностями производителей этот год для некоторых стран может оказаться непростым в плане обеспечения, в первую очередь аграрной продукцией. Именно поэтому некоторые из них ограничивают экспорт базовой продукции. Не исключено нарушение привычных цепочек снабжения продовольствием, что поставит в затруднительное положение государства, зависящие от импорта продуктов питания, считают иностранные исследователи.

Президент Беларуси, в свою очередь, заявлял, что «вопрос продовольствия стоит остро». Однако эксперт BEROC считает, что перебои в поставках продовольствия не будут критическими. Во всяком случае это видно по первому карантинному месяцу в других странах.

Беларуси повезло в том плане, что отечественные производители способны обеспечить внутренний рынок самыми востребованными продуктами питания. По данным Белстата, отечественные производители способны практически полностью обеспечить внутренний рынок мясом, молоком, куриными яйцами, сырами, сливочным маслом, на 90% — сахаром, на 85% — мукой.

Дефицит, даже если и возникнет, коснется импортных овощей и фруктов, морепродуктов и той продукции, которую больше потребляет население со средними и высокими доходами. Проще говоря, голодными белорусы не останутся. Но в отдельных случаях может оказаться сложным найти на рынке условные персики, баклажаны или оливковое масло.

Эксперт: Если ввести карантин, у людей денег хватит на месяц – а как они будут жить дальше?

Последнее в рубрике