Коронавирус в Беларуси: всплеск заболеваемости, открытые храмы и закрытая информация
30.04.2020
Татьяна Мельничук, Алина Исаченко, BBC, фото: Наталья Федосенко, ТАСС

Коронавирус в Беларуси: всплеск заболеваемости, открытые храмы и закрытая информация

Несмотря на резкий рост числа зараженных коронавирусом в последние дни, в Беларуси не вводится карантин, многие места массового собрания людей, включая некоторые церкви и монастыри, по-прежнему открыты.

В крупнейшем в стране и единственном в Минске Свято-Елисаветинском монастыре на пасхальную службу было не протолкнуться, несмотря на наличие в нем заболевших. Власти по-прежнему отрицают наличие эпидемии в стране, а духовник монастыря называет болезнь «наказанием за безбожие».

Русская служба Би-би-си разбиралась в происходящем.

В Беларуси резко выросло число зараженных коронавирусом: в сутки добавляется более 800 выявленных носителей.

В стране нет карантина, и сведения о заражениях поступают и из работающих санаториев, и из закрытых от посторонних глаз детских домов, а также из монастырей и церквей, где продолжаются службы. Минздрав сообщает лишь общие цифры по стране, не комментируя очаги, которыми встревожены соцсети и волонтеры.

12 апреля, когда в стране было официально подтверждено уже более 2500 случаев заражения коронавирусом, белорусские католики праздновали Пасху. Неделю спустя, когда заболевших было уже по меньшей мере 4000, Пасху отпраздновали православные христиане.

Несмотря на предостережения высокопоставленных представителей духовенства, множество людей пошли в храмы, не поверив, что вирус передается через целование иконы, принятие причастия или через служителей церквей, не ограничивших общение с паствой.

Сейчас в стране более 13 тысяч случаев заболевания Covid-19.

В начале недели белорусам дали официальные выходные для посещения могил предков — на Радоницу, послепасхальную традицию поминовения усопших. На кладбищах собираются семьями, принято обходить могилы родственников, а в последние годы — и «помянуть», организовав у надгробий импровизированные столы.

Минские власти увеличили количество автобусов, следующих до кладбищ; их примеру последовали и в Витебске — втором по числу выявленных инфицированных городе.

«На Радоницу ну как я могу запретить человеку пойти поклониться родителям? Я только могу рекомендовать и просить: поберегите себя, — заявил 26 апреля президент Лукашенко. — На Пасху и я, и люди ходили в церковь».

Вскоре стало известно, что монастырь в деревне Ляды — тот самый, в Свято-Благовещенский храм при котором на православную Пасху ездил президент Лукашенко, закрыт «в связи со сложной эпидемической обстановкой».

«Их не устраивает вранье»

Особенно много людей в минувшие праздники собралось в православном Свято-Елисаветинском монастыре и храмах при нем на окраине Минска. Там до сих пор продолжаются вечерние службы, открытые для посещения желающими.

Это внушительный монастырский комплекс на окраине Минска, включающий в себя восемь храмов и несколько мастерских, на территории которого работает около тысячи сотрудников и живут 130 монахинь. В монастыре помогают наркозависимым и бездомным и успешно занимаются коммерческой деятельностью.

Сплоченный вокруг протоиерея Андрея Лемешонка, которого многие называют харизматичным лидером, монастырь закрепил за собой славу одного из крупнейших сообществ Беларуси.

Через три дня после многолюдных пасхальных богослужений Александр Шрамко, священник, отстраненный от служений за критику московского патриарха Кирилла, сообщил, что в монастыре введен карантин.

«Но причина, как вообще повелось в нашей стране, абстрактный ОРВИ. Болеют пневмонией уже 4 клирика и многие сестры обители», — написал он в «Фейсбуке».

Еще через пару дней российская журналистка Марина Ахмедова, к которой, по ее словам, обратились замкнутые в монастыре сестры-монахини, сообщила, что больны якобы почти 100 из 130 насельниц монастыря. Заболевшие, по утверждению журналистки, активно участвовали в пасхальных богослужениях и могли заразить прихожан.

Сообщение Марины Ахмедовой широко разошлось в интернете. Тревогу забили правозащитники.

Согласно инструкции для монахинь, попавшей в соцсети, в монастыре был введен внутренний карантин «в связи с эпидемией ОРВИ». Монахиням было предписано без необходимости не покидать свои кельи и носить маски. Инструкция была написана для всех, но на практике, по сообщению правозащитников, касалась только тех, у кого есть симптомы.

«У сестры из монастыря, которая информировала нас, пропала связь. Поскольку сестры сидят в кельях, у них нет возможности знать всю ситуацию. Службы идут, и те сестры, у которых нет симптомов, должны проходить послушание — разносить еду и выполнять работу по монастырю», — говорит правозащитница и теолог Наталья Василевич.

При этом, как рассказал Русской службе Би-би-си источник в монастырской среде, сейчас внутренний карантин отменен. Заболевшие или контактировавшие с ними сестры стали принимать трапезу со всеми, хотя и за отдельном столом, но в службах и монастырских работах участвуют все вместе.

Это же следует и из видеозаписей, выкладываемых в Youtube-канале монастыря.

Наталья утверждает, что монахини тщетно пытаются добиться правды о положении с коронавирусом в монастыре: «Их не устраивает вранье, но на них оказывается сильное давление. Многим монахиням некуда идти, у них нет другой жизни, они все оставили в миру».

Ситуация осложняется и тем, что для общения с правозащитниками или журналистами монахиням и служащим положено получить благословение лица, высшего по духовному сану. Благословения разглашать происходящее дано не было.

Пресс-секретарь Белорусской православной церкви (экзархат в составе Московского патриархата) отец Сергий Лепин говорит, что в ситуации в монастыре разбирается санитарно-эпидемиологическая служба, а при отсутствии распоряжения как церковных властей, так и медицинских служб, решение о приостановлении работы принимает сам монастырь.

«В монастыре взяли анализ на коронавирус, но не могу подтвердить, у всех ли монахинь. Есть сведения, что не у всех сотрудников монастыря, не все были оповещены. Пока результаты анализов пресс-службе неизвестны. В монастыре проведено разграничение больных и здоровых по разным корпусам», — сообщил Би-би-си Лепин.

На вопрос о том, почему монастырь по-прежнему открыт для посетителей, отец Сергий сказал, что «наверное, совесть руководства монастыря позволяет это делать».

«Они считают, что эту ситуацию можно решить таким образом. Возможно, я решал бы ее по-другому, — сказал официальный представитель БПЦ. — С моей точки зрения, монастыри нужно закрывать при угрозе эпидемии для массового посещения».

В беседе с корреспондентом Би-би-си пресс-секретарь БПЦ признал, что безопасность сестер и посетителей храма в настоящий момент не обеспечена.

Духовник Свято-Елисаветинского монастыря протоиерей Андрей Лемешонок называет сообщения о массовых заражениях монахинь ложью и информационной войной. По его словам, каждую весну и осень много сестер болеют гриппом и простудными заболеваниями, и в прошлом году заболевших было не меньше.

В размещенном в YouTube 25-минутном обращении Андрей Лемешонок говорит, что в храмах особый, исцеляющий дух, признавая при этом, что коронавирус выявлен у монахини Алексии, которая от многолетнего заболевания лечилась в больнице (откуда, по его словам, вирус и принесла).

В своем видеообращении он также благодарит белорусского президента, «не закрывшего дороги к храму» и сообщает, что богослужения в монастырских храмах совершаются в обычном режиме.

В администрации монастыря с корреспондентом Би-би-си говорить отказались.

Пасхальное несогласие

В день православной Пасхи президент Беларуси, когда-то называвший себя православным атеистом, высказал недовольство. «Должен вам сказать, что я не приветствую тех, кто закрыл людям дорогу к храму. Я не приветствую такой политики. Более того, вы знаете мою позицию: мы эти вирусы переживаем каждый год», — заявил Александр Лукашенко, посещая вместе с младшим сыном храм в Лядах.

Вероятно, президент имел в виду представителей духовенства, призвавших прихожан накануне пасхальных праздников воздержаться от посещения храмов и внимать церковной службе по телевизионной или интернет-трансляции. Так, в частности, поступили глава белорусских католиков архиепископ Тадеуш Кондрусевич и глава Белорусской православной церкви, подчиненной Московскому патриархату, митрополит Павел.

Некоторые монастыри в Беларуси, между тем, объявили об изоляции от посетителей.

До 10 мая популярный у верующих и туристов Жировичский монастырь и дом паломников в Слонимском районе (Гродненская область, запад Беларуси) в связи с «эпидемиологической ситуацией в мире» не будут принимать посетителей.

Богослужения в храмах продолжаются в закрытом для прихожан режиме, записки о здравии или упокоении предложено присылать по почте.

По данным местных врачей, из этого монастыря и семинарии после Пасхи в больницу были доставлены более 40 человек, 23 из которых — семинаристы. Люди госпитализированы как контакты первого уровня (непосредственно контактировавшие с подтвержденным зараженным) после того, как 20 апреля с пневмонией в больницу попал архиепископ Новогрудский и Слонимский Гурий, чья резиденция размещается в Жировичском Свято-Успенском монастыре.

В связи с «неблагополучной эпидемиологической ситуацией» на карантин закрылись Минская духовная академия и храм святителя Кирилла Туровского. Сообщение на сайте датировано 23 апреля, после пасхальных богослужений.

Запрещенная болезнь

Как стало известно ранее, тяжело заболел священник Петро-Павловского собора в Минске отец Геннадий (Бутько). Ему искали в соцсетях донора плазмы крови от переболевшего Covid-19, но в среду утром было объявлено, что священник скончался.

Отстраненный от богослужений священник Александр Шрамко сообщает о шести православных храмах в Минске, где у служителей или певчих диагностирован Covid-19, но при этом, по его словам, службы там продолжают совершаться.

Только такие сигналы SOS и информация, полученная на личных связях Александра Шрамко, позволяют судить о «закрытой» за церковными стенами болезни.

«Везде наблюдается тенденция к сокрытию истинного положения дел. Поэтому ситуация в других храмах пока просто неизвестна. Кроме того, тестирование на Covid-19 в Минске проводится, как правило, только при наличии пневмонии», — сообщает священник.

В нынешней ситуации обострились проблемы уязвимых групп и закрытых сообществ, людей в местах, куда доступ ограничен, отмечает председатель Белорусского Хельсинкского комитета Олег Гулак. «Это не только церковные сообщества, но и места лишения свободы, детские дома, дома престарелых с ограниченным доступом. И социальные группы, национальные группы - например, очень мало информации о бездомных, рома, мало информации идет и туда, и оттуда», — говорит правозащитник.

Сообщения о «болевых точках» эпидемии приходят от волонтеров, правозащитников, из-за границы, но не от белорусских чиновников или руководителей учреждений.

Тревога о детдомовцах

О вспышке коронавируса в Весновском детдоме у поселка Глуск (Могилевская область, юго-восток Беларуси) сообщила председатель Международного фонда «Дети Чернобыля» Эди Роуч. Фонд 20 лет занимается помощью дому-интернату, в котором собраны дети с особенностями развития. Здесь 170 детей, родители которых лишены родительских прав либо отказались от детей с особенностями. Эди Роуч говорит, что заражены минимум 23 человека и их шансы на выживание «очень низкие».

Информация о вспышке поступила из-за рубежа - в частности, об этом одной из первых сообщил ирландский канал RTE. Руководитель дома-интерната Вячеслав Климович ранее подтвердил белорусской службе «Радио Свобода», что из учреждения госпитализирована санитарка, у которой диагностирован коронавирус. Более на контакты с прессой ни директор детдома, ни районное руководство не идут — повторяют, что сведениями обладает Минздрав.

Волонтеры, шефствующие над еще одним подобным домом-интернатом в городе Червене неподалеку от Минска, сообщают о подтверждении Covid-19 у 14 детей. Инфекцию у воспитанников выявили в местной больнице 22 апреля; изолированы также некоторые сотрудники дома-интерната и местные медики.

Минздрав, уполномоченный говорить о распространении коронавируса официально, не конкретизирует места заражений и личности заболевших — дабы «не нарушать врачебную тайну» и не возбуждать интереса прессы и обывателей.

«Власти исходят из того, что нужно не допустить паники — поэтому информации мало. Но если мы видим проблемные зоны, то понятно, куда может направить свои усилия гражданское общество, чтобы помочь в ситуации», — отмечает председатель Белорусского Хельсинкского комитета юрист Олег Гулак.

По его словам, когда об этих зонах молчат, это подрывает доверие к власти, а вопрос доверия — ключевой, когда идет речь об эффективности принимаемых мер.

Постоянный координатор ООН в Беларуси Иоанна Казана-Вишневецкий в специальном заявлении, опубликованном 28 апреля, призвала белорусов к самоизоляции и предупредила минские власти: «Настало время для незамедлительных и масштабных мер по ужесточению физического дистанцирования».

Представитель ООН в Беларуси: Оставайтесь дома, чтобы остановить COVID-19

Президент, однако, остается непреклонен. Днем ранее он сказал, что карантин белорусам не нужен, а на прошлой неделе заявил, что в Беларуси нет ни одного умершего от коронавируса.

По сообщениям минздрава, в Беларуси с выявленным Covid-19 уже скончались 84 человека.

Лукашенко настаивает, что люди умирают от хронических болезней, обостренных вирусом. Пандемию он называет «коронопсихозом».

Почему Лукашенко не желает признавать коронавирус?

Последнее в рубрике