Кого спасать, за что хвататься. Белорусской экономике снова дурно, и проблемы только множатся
19.02.2021
Феликс Мирский, фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Кого спасать, за что хвататься. Белорусской экономике снова дурно, и проблемы только множатся

Тот, кто сказал, что экономика никогда «не бывает интересной», наверное, просто ничего не знает о белорусском финансовом рынке.

Следить за происходившим вокруг вчерашнего заседания Нацбанка по ставке рефинансирования было почти так же волнующе, как ожидать новую серию «Игры престолов». И, главное, финал оказался таким же неожиданным и почти таким же разочаровывающим.

После долгих споров и мучительных раздумий регулятор пошел по пути великого учителя Лао Цзы и не стал делать ничего. В смысле отложил решение по ставке рефинансирования до 12 марта.

В идеальном мире решение по ставке в текущей ситуации могло быть очень простым. Это пока инфляция составляла 5 или 6 процентов, можно было обсуждать разные стратегии и говорить о снижающихся инфляционных ожиданиях. При росте цен в годовом выражении в 7,7 процента и ставке 7,75 стратегия на самом деле одна — поднять ставку, пока они окончательно не сравнялись.

Но состояние белорусской экономики давно уже далеко от идеального. Годами белорусские власти решали проблемы госпредприятий, заливая их дешевыми деньгами. Потому что всякие там инвесторы и реструктуризации — это сложно. Приватизация, как мы знаем, слово вообще не вполне приличное. Поэтому, когда заводу нужны были деньги, чтобы порадовать поборника особого пути рекордными темпами роста производства, государство ему эти деньги давало. И источником денег последние 4−5 лет были банки.

В итоге на 1 января долги белорусских предприятий составили 158 миллиардов рублей, превысив запланированный на этот год объем ВВП в 157 миллиардов. По данным Нацбанка, долги только крупнейших предприятий, по которым они не в состоянии платить, если им не дать новых кредитов, на начало года составляли 14 процентов от ВВП. То есть в деньгах примерно 8−9 миллиардов долларов.

У одного только БМЗ долгов на миллиард. А долг в миллиард — это уже не просто проблема одного предприятия. Если БМЗ или завод сопоставимых с ним масштабов и с сопоставимым масштабом проблем рухнет, то за ним же пойдут его поставщики, смежники, а в итоге и кредитовавшие его банки. И в этой ситуации властям ничего уже не остается, кроме как выдавать кредиты дальше в надежде, что белый лебедь прилетит раньше, чем кончатся деньги.

В этих условиях повышать ставку, конечно, было никак невозможно. В самом деле, если уж заводы не могли платить по кредитам по старым ставкам, то наивно ожидать, что они будут в состоянии рассчитываться с долгами по новым. А там, ближе к марту, вдруг инфляция как-нибудь наладится или еще что хорошее произойдет. С новыми суммами в жировках и повышением налогов на все подряд перспективы наладиться у инфляции, правда, выглядят довольно туманно, но в жизни же случаются всякие чудеса.

Однако выбранная Нацбанком стратегия недеяния означает на самом деле, что регулятору и дальше придется крутиться, как белке в колесе, в ручном режиме решая возникающие тут и там новые проблемы. Потому что отложенное решение по ставке — это де-факто сохранение ставки на прежнем уровне. Оно означает, что дисбалансы, которых и так уже накопилось достаточно, и дальше будут расти. Что проблемы заводов просто перекладываются на плечи банков.

Уже со второй половины прошлого года сложилась нелепая ситуация, когда средние ставки по депозитам были выше, чем ставки по кредитам. За прошлый год банки потеряли 1,6 миллиарда долларов валютных вкладов и 13,5 процента прибыли. Потери в прибыли были бы еще больше, если бы в августе банки немножко не заработали лишних денег на августовском валютном кризисе.

При этом, чтобы у банков не завелось лишних денег, которые они все равно потратят на всякую ерунду вроде покупки валюты, Нацбанк еще с полгода назад отменил операции поддержки ликвидности в форме кредитов овернайт. Сейчас регулятор делится с банками деньгами на ежемесячных аукционах. Но делится не слишком щедро. На вчерашнем аукционе Нацбанк удовлетворил спрос в 2,1 миллиарда рублей меньше чем на десять процентов.

В управлении экономикой в ручном режиме есть один маленький недостаток: жизнь постоянно преподносит сюрпризы. Потому что трудно за всем уследить. Залатаешь дыру в одном месте, как тут же появляется новая. Вот в январе власти изъяли из банковской системы 626 миллионов долларов, разместив за один месяц среднегодовой объем внутренних валютных облигаций. Но такой же трюк бесконечно проворачивать не будешь. Так ведь население может в конце концов сообразить, что дома в банке его деньги будут сохраннее, чем на банковских депозитах. И тогда спасать придется уже банки. А где на это деньги возьмешь? Не у заводов же их брать взаймы.

Последнее в рубрике