Класковский: Власти очень боятся новой электоральной кампании, потому и твердят об угрозе революции
19.10.2021
Виктория Захарова, Салiдарнасць

Класковский: Власти очень боятся новой электоральной кампании, потому и твердят об угрозе революции

«Среди противников режима – разные люди».

Сквозь картинку стабилизации политической обстановки прорывается неуверенность правящей верхушки.

Противники действующей белорусской власти могут предпринять очередную попытку революции в период проведения конституционного референдума, заявил Александр Лукашенко 18 октября, совершая перестановки в системе госбезопасности.

Кроме того, правитель рассказал, что на объектах оборонного комплекса, экономики, жизнеобеспечения якобы планируются диверсии, а пособники иностранных спецслужб пытаются инспирировать забастовки, и потребовал от КГБ «наращивать потенциал агентурной разведки». Стоят ли за этими высказываниями реальные факты, или речь скорее о превентивных мерах, посыле силовикам выявлять и разоблачать очередные «заговоры»?

Политический обозреватель Александр Класковский в экспресс-комментарии «Салідарнасці» отметил, что на 100% гарантировать отсутствие акций радикального характера нельзя:

–  Среди противников режима – разные люди. Можно вспомнить трагедию с перестрелкой в Минске, когда погибли два человека – сотрудник КГБ и программист Зельцер: кто мог подумать, включая ломившихся в квартиру людей, что будут выстрелы? Так что всякое возможно.

Но Лукашенко пытается говорить якобы о такого рода стратегии и тактике действий политических оппозиционных центров. Однако ни Светлана Тихановская, ни Павел Латушко, ни другие лидеры этих центров не провозглашают таких методов и не призывают к диверсиям. Кроме того, можно отметить манипулятивный характер заявлений Лукашенко, в которых, образно говоря, через запятую упоминаются забастовки и диверсии.

Что касается забастовок – да, такие призывы звучали, в частности, Сергей Дылевский (лидер стачкома МТЗ, вынужденный уехать за границу) объявлял предзабастовочное состояние. Но похоже, что эти призывы пока повисают в воздухе, потому что сейчас не та ситуация в трудовых коллективах.

В целом, отмечает эксперт, заявления правителя носят в большей степени пропагандистский характер, повторяя уже отшлифованные тезисы о коллективном Западе, который, мол, ведет гибридную войну и нацелен на свержение режима.

–  Думаю, что Лукашенко просто использовал сегодняшнее мероприятие, назначение кадров, для того, чтобы освежить эти тезисы и мобилизовать своих подчиненных, особенно на важных участках силовых структур, которым он придает особое значение.

И второй момент – налицо неуверенность правящей верхушки в том, что они одержали окончательную победу, хотя об этом и трубят из каждого утюга. Рефрены из уст Лукашенко и других высокопоставленных чиновников о том, что враги, мол, не дремлют и расслабляться нельзя, показывают: там, наверху, понимают или, по крайней мере, подсознательно чувствуют, что масса людей, которые выходили в прошлом году на протесты, не изменили своих взглядов, что они, мягко говоря, не в восторге от сегодняшних действий режима.

Они просто сжали зубы, закусили губу и ждут окна возможностей, потому что настроены на смену режима и не приемлют те порядки, которые сейчас жесточайшими репрессиями пытается насадить правящая верхушка.

Конституционный референдум в качестве «возможной даты очередной революции», на взгляд эксперта, был упомянут не случайно.

–  Думаю, сказывается общая нервозность властей в связи с предстоящим политическим событием, – говорит Александр Класковский. – События прошлого года очень напугали власть, когда сторонники ее смены пытались – и на этом делали акцент и Виктор Бабарико, и Максим Знак, нынешние политзаключенные – бороться на легальных основаниях, в рамках того, что предоставляют Конституция и избирательное законодательство.

Как мы помним, им многое удалось сделать: всего за несколько дней была создана большая инициативная группа Бабарико, сбор подписей за него и других альтернативных кандидатов превратился в демонстрацию протестных настроений, предвыборные митинги собирали очень большую аудиторию. В итоге власти были вынуждены ломать и запрещать даже предусмотренные законом процедуры.

Поэтому сейчас они очень боятся новой электоральной кампании. Отсюда и это утверждение, что как раз во время референдума может грянуть революция.

Неуверенность режима чрезвычайно сильна, отмечает политический обозреватель. Неслучайно был принят и закон о едином дне голосования, которым власти, по сути, замаскировали перенос местных выборов на осень 2023 года.

Страх правящей верхушки очевиден, даже при том, что у оппозиционных штабов, как отмечает Класковский, пока нет сильной идеи, как сорвать сценарий властей, противостоять референдуму и организовать свою игру. Дискуссия на эту тему продолжается, но вряд ли, например, массовой отправкой фотографий бюллетеня на платформу «Голос» (которую власти, наученные опытом, наверняка заблокируют) можно совершить революцию.

–  Да и, откровенно говоря, сейчас не то состояние общества, чтобы люди массово хлынули на улицы. Потому что высок уровень страха, велика боязнь, что силовые структуры, поднаторевшие в подавлении протестов, в зародыше задавят и эту попытку, просто сотрут в порошок тех, кто рискнет высунуться…

И все же власти сейчас боятся любых политических кампаний, потому что подспудно ощущают настроение общества – и оно не в пользу властей, – заключил собеседник.

Последнее в рубрике