Класковский: Радикальных методов против Лукашенко у Кремля по большому счету нет
02.11.2021

Класковский: Радикальных методов против Лукашенко у Кремля по большому счету нет

Политический обозреватель о сроках проведения конституционного референдума и о том, пойдет ли Путин на резкое публичное обострение отношений с Лукашенко.

— Можно предвидеть, что власти постараются максимально сжать кампанию во времени. Референдум в этом плане намного удобнее выборов. Не случайно местные выборы отбросили аж на осень 2023 года, — пишет Александр Класковский. На конституционном же референдуме никакой даже формальной конкуренции не предвидится.

Во-первых, потому, что на плебисците не будет альтернативного проекта Конституции от оппонентов Лукашенко.

Во-вторых, потому, что даже если большинство проголосует против предложенного проекта и голоса при этом будут подсчитаны честно, то это будет означать, что остается в силе старая Конституция, подогнанная в свое время под того же Лукашенко.

В-третьих, власти наверняка не позволят легальной публичной агитации против новой Конституции в их варианте. Да и много ли найдется внутри Беларуси смельчаков, которые попробуют такую агитацию развернуть, рискуя тут же быть схваченными и обвиненными в разжигании какой-нибудь вражды, клевете на сами знаете кого, антигосударственной деятельности и т.п.?

Наконец, ни о каком доступе оппозиции в избиркомы, независимых наблюдателях, прозрачном подсчете голосов теперь можно и не заикаться. С этим всегда было плохо, особенно власть жестила с этими моментами в ходе президентской кампании 2020 года. А уж после удушения протестов тут, понятное дело, все щели законопатят.

И набрать достаточное число покорных членов избиркомов, которые молча подмахнут любые протоколы, власти наверняка смогут. Сейчас мы видим, что после чисток в госструктурах, бюджетных учреждениях остались начальники и исполнители, которые безропотно выполняют все, что доводится сверху. Включая самые нелепые установки типа отмены масочного режима в разгар ковида, при том что ставится под удар здоровье нации.

Мы видим, что страх наказания, потери теплого места у многих перевешивает соображения совести, опасения попасть под суд в случае смены власти. Так что несколько десятков тысяч «надежных людей» для формирования избиркомов, гарантирующих «элегантный» результат референдума независимо от реальной явки и реального расклада голосов, режим наверняка найдет.

И еще момент. Между Минском и Москвой в последние недели заискрило, вероятно, потому, что Путин настаивает на более серьезном изменении политической системы Беларуси, чем то, на которое готов пойти Лукашенко. А может, и на уходе самого Лукашенко, с чем тот, как можно догадаться, категорически не согласен.

К чему может привести такая коллизия — отдельная тема. Если коротко, то я не отношусь к числу лелеющих надежду, что вот уж теперь Кремль свалит надоевшего, токсичного белорусского вождя, который снова уперся рогом.

Как ни парадоксально, но радикальных методов против Лукашенко даже в его сегодняшнем непростом положении у Кремля по большому счету нет. Точнее, нет реальной возможности их применить.

Сколько бы Путин ни морщился, идти на резкое публичное обострение отношений с Лукашенко, тем более — на некую войну против белорусского режима (даже экономическую, не говоря уж про танки и псковских десантников) он не готов (что не исключает создания союзничку ощутимого дискомфорта).

А вот Лукашенко готов ради власти на все. Так что он не чувствует себя беззащитным.

Другое дело, что терки (с вероятным нащупыванием некоего компромисса в вопросе транзита власти) могут затянуться — и, в частности, отодвинуть сроки референдума.

Последнее в рубрике