Класковский: Наверху наверняка понимают, что часть общества не сдалась. А потому ослабить репрессии боязно
14.10.2021

Класковский: Наверху наверняка понимают, что часть общества не сдалась. А потому ослабить репрессии боязно

Для чего властям потребовалось ужесточать требования к чиновникам — об этом политический обозреватель Александр Класковский.

Теперь руководители государственных организаций, принимая людей на работу, обязаны будут запрашивать их характеристики с предыдущих мест работы.

В характеристике, в свою очередь, должно отражаться «отношение к государственным и общественным институтам». Это предусматривается декретом № 6, который 12 октября подписал Александр Лукашенко.

Выдача же характеристик, содержащих заведомо недостоверную информацию, признается грубым нарушением трудовых обязанностей. А в особо тяжелых случаях можно попасть и под уголовку.

Для чего понадобилось властям такое ужесточение требований?

«Лукашенко хочет, чтобы государственный аппарат был монолитным. Потому что именно лояльность государственного аппарата спасла его в прошлом году от народных протестов», — подчеркивает политический аналитик Валерий Карбалевич.

— Да, в августе прошлого года основная часть чиновников продемонстрировала верность вождю политического режима (особенно после того, как его поддержал Владимир Путин). Хотя некоторые под впечатлением масштаба протестов после президентских выборов, похоже, колебались и в понимании Лукашенко давали слабину, — пишет политический обозреватель Александр Класковский. — В октябре прошлого года Лукашенко сетовал на одном из совещаний: «Мы уж слишком вольно себя чувствовали в подборе и назначении кадров. А потом некоторые переобулись».

Проблема надежности кадров продолжала волновать его и потом. В феврале на Всебелорусском собрании Лукашенко снова вернулся к ней: говорил о скрытых, спрятавшихся-де под плинтус «бэчебэшниках» в исполкомах.

Эта проблема очевидно волнует вождя политического режима и сейчас, о чем свидетельствует, в частности, и свежий декрет № 6.

Когда же кадры подбираются де-факто по принципу преданности вождю (при этом патетично звучит: народу), а профессионализм уходит на второй-третий план, то это, как отмечают многие независимые эксперты, неизбежно ведет к ухудшению качества управления.

К тому же если на высокую должность попадает человек, который выскочил благодаря политической конъюнктуре, репрессивному тренду, а не потому, что он толковый, опытный управленец (в «мирное» время сидел бы до пенсии мелким клерком), то нетрудно понять, что такой персонаж постарается удержаться в кресле (а то и занять еще более важное место) именно за счет демонстрации этой преданности.

Сегодня же самый надежный способ ее засвидетельствовать — это неустанно искать и разоблачать врагов системы.

Так спираль репрессий, преследования неугодных, поиска все новых и новых заговоров, новых жертв (которые зачастую попадают под руку очевидно случайно) закручивается все туже.

Даже в более благоприятные для себя времена Лукашенко решался в рамках игры с Западом лишь совсем немного откручивать гайки. И то признавался: «Было уже столько демократии, что просто тошнило».

Бурные же события прошлого года показали, что против выстроенной первым президентом жесткой, анахроничной системы, в которой убиты выборы и свободы, — множество белорусов.

И хоть наверху трубят о победе над «змагарами», там наверняка понимают, что эта часть общества не сдалась. А потому ослабить репрессии боязно.

Ставка же на них — это путь, который, увы, не обещает ничего хорошего ни одной из сторон внутрибелорусского конфликта.

Последнее в рубрике