Ходят слухи о запуске печатного станка. Разбираемся, что происходит с денежной эмиссией
30.03.2021
Надежда Калинина, TUT.BY

Ходят слухи о запуске печатного станка. Разбираемся, что происходит с денежной эмиссией

Ускорение инфляции, новенькие купюры рублей в банкоматах, активизация поддержки госпредприятий, которые не справляются со своими долгами, и, главное, обсуждение в узких и широких кругах эмиссии денег заставляет задаться вопросом, неужели и правда печатный станок включили. Значит, инфляция и девальвация не за горами? Разбираемся, есть ли признаки эмиссии денег.

1.Что значит «включить печатный станок»?

Если быть точными, то печатный станок выпускает только наличные деньги. Периодически старые и изношенные деньги изымают из оборота, их заменяют новыми. Но купюры, которые мы можем подержать в руках, это только часть имеющихся в экономике денег.

Под включением печатного станка часто подразумевают эмиссию денег, которая представляет собой дополнительный выпуск денег в обращение, в результате чего происходит увеличение денежной массы. Эмиссия может быть в наличной и безналичной форме.

Исключительное право на выпуск денег принадлежит Нацбанку. Именно он изучает состояние экономики, прогнозирует потребность в деньгах и поддерживает их оптимальный объем.

2 Как в экономике создаются деньги?

За выпуск или создание денег отвечают центральные банки. В Беларуси это Национальный банк. Говоря просто, он выдает деньги банкам, те — компаниям, которые пускают их в экономику. Но Нацбанк не просто так печатает деньги или дорисовывает нули на счетах. Он взвешивает, сколько экономике нужно денег, исходя из экономического развития, прогнозов. Если в экономике денег не хватает, Нацбанк предоставляет их банкам в долг, если же есть излишки, наоборот, занимает у них, изымая таким образом лишние деньги из оборота.

Кроме того, отдельный человек своей работой, а компания — производством и реализацией товаров и услуг зарабатывают деньги. Часть денег тратится, а часть — хранятся на счетах в банках, в том числе в качестве депозитов. Банки эти деньги используют для выдачи кредитов другим гражданам и компаниям по более высоким процентным ставкам, зарабатывая на разнице. Так банки генерируют новые деньги в экономике за счет кредитования. Чем больше производится и продается товаров и услуг, тем больше зарабатывается денег, чем привлекательней условия кредитования, тем активнее субъекты берут у банков в долг для инвестиций и развития. Когда растет экономика страны, увеличивается и количество денег в ней.

3. Сколько денег должно быть в экономике?

Точного размера, который можно назвать оптимальным, не существует. Правило таково, что совокупность всех денег в экономике, которую называют денежной массой, увеличивается в период роста экономики и сокращается во время ее спада. Важно отметить, что это правило работает, когда на центральный банк не оказывается давления со стороны правительства по подпитке экономики необеспеченными деньгами.

Сторонники решения экономических трудностей за счет эмиссии придерживаются такой логики: чтобы способствовать экономическому росту, инвестициям, деловой активности, помочь предприятиям, а источников на это нет, то можно просто выпустить больше денег. На деле эмиссия приводит к обратному. Это не раз подтверждала современная история Беларуси. Последствия включения печатного станка и заливание экономики «пустыми» деньгами белорусам хорошо известны — это гиперинфляция, девальвация (лишние деньги традиционно в Беларуси стремятся на валютный рынок), рост долговой нагрузки.

Для экономического роста сначала необходимо создание качественной структуры экономики, затем поддерживающее финансирование, а не наоборот, утверждают экономисты. Если регулятор видит, что потенциал роста ВВП увеличился до 4−5%, тогда он выстроит монетарную политику так, чтобы за счет эмиссии обеспечить обслуживание такого роста.

Количество денег в экономике увеличивается в условиях роста экономики, а также благодаря ценовой стабилизации, а также стабильности валютного курса, и спрос на деньги (депозиты и наличные) не является постоянным или априори заданным. То есть деньги — это не то, что «печатает» Нацбанк, а то, что население и предприятия хотят хранить в виде наличных и на счетах, т.е. сберегать, подчеркивали эксперты Нацбанка в одном из номеров «Банковского вестника».

4. Сейчас есть признаки масштабной эмиссии денег?

Рублевая денежная масса на 1 марта 2021 года составила 20,837 млрд рублей, в начале года она была почти на том же уровне — 20,816 млрд рублей. В течение прошлого года она колебалась между 19 и 21 млрд рублей. Широкая денежная масса на 1 марта 2021 года составила 51,127 млрд рублей, по данным на 1 января она была 48,509 млрд, следует из отчета Нацбанка. При этом наличные на начало марта составляли чуть больше 8% от объема широкой денежной массы.

Широкая денежная масса — совокупность денег в белорусских рублях и иностранной валюте, предназначенных для оплаты товаров, работ и услуг, а также для целей накопления юридическими и физическими лицами, которые являются резидентами Беларуси.

Статистика показывает остаток денег на счетах у банков в размере 4,9 млрд рублей. Для сравнения в начале марта их было 4,8 млрд рублей, а в начале года — 5,1 млрд рублей.

Судя по открытым данным и отчетности Нацбанка, подпитка экономики идет, но не в тех объемах, которые вынуждают экономистов беспокоиться.

— Основной канал эмиссии — это кредитные аукционы, где Нацбанк размещает деньги и продает их банкам. Последняя ставка была 9,75%. Объемы [предоставляемых ресурсов] измеряются не миллиардами рублей, а парой сотен миллионов. Ежемесячно публикуется и статистика, из которой мы можем посмотреть на другие источники эмиссии. Основываясь на ней, нет поводов говорить о том, что мы наблюдаем, что печатный станок включился, — указывает директор Исследовательского центра ИПМ Александр Чубрик.

Если бы сейчас работал печатный станок, то это практически моментально отразилось бы на потере рублем позиций по отношению к иностранным валютам, потому что эти деньги попадали бы на валютный рынок.

5. Тогда в чем причина слухов о включении печатного станка?

Причин для таких слухов немало. Во-первых, это состояние бюджета, который за первый месяц исполнен с дефицитом почти в 500 млн рублей. А планы по дефициту по итогам года уже увеличены с 4 до 5,6 млрд рублей.

Во-вторых, даже в условиях дефицита средств власти продолжают активно поддерживать госпредприятия. Директивное кредитование, которое в прошлом году собирались сократить, но увеличили в 3,2 раза, и от которого к 2021 году хотели отказаться, в итоге сохранили до 2023-го. Это значит, что как минимум госбанки продолжат финансировать госсектор, а финансовое состояние некоторых предприятий будет оказывать влияние и на банки-кредиторы, и на состояние госфинансов.

В-третьих, доступ к внешнему финансированию, которое позволило бы смягчить и растянуть накопленные уязвимости, сильно ограничен.

И, пожалуй, главное — это исторический трагичный опыт. Экономика переживает непростые времена, спад, вызванный пандемией сказался на финансовом состоянии компаний и деловой активности. Не раз на протяжении десятилетий похожие проблемы в экономике решались денежной эмиссией.

6. Если экономике нужны деньги, а кредитов нам не дают, может, действительно еще раз включить печатный станок?

Дело в том, что экономике деньги больше определенного уровня не нужны: снижение экономической активности не способствует росту спроса на увеличение денежной массы. А вот государству для определенных целей они не помешали бы.

Дефицит бюджета — ощутимый. С доступом к внешнему финансированию для покрытия недостающих средств могут возникнуть сложности, а если финансирование и найдется, оно пригодится для выплат обязательств по госдолгу, так как это, скорее всего, будут иностранные деньги. Соблазнительно выглядит возможность выпустить побольше денег для того, чтобы закрыть дефицит бюджета или помочь предприятиям в сложный период.

Хоть центральные банки являются самостоятельным органом, правительства могут настаивать на том, чтобы регулятор выпустил деньги для финансирования складывающегося дефицита или выплат по внутренним долгам. К этому прибегают в исключительных случаях, но такое решение было популярным у стран в прошлом году. В такой экономике, как белорусская, выпуск денег для финансирования дисбалансов, а не для нужд экономики моментально стимулирует инфляцию. Если эмиссия опережает по размеру реальный рост экономики, происходит то же самое. Высокая инфляция затрагивает всех граждан и особенно наиболее уязвимых, так как она снижает покупательную способность заработной платы и пенсий. А повышать ни то, ни другое, возможностей, как видно, нет.

Обесценивание рубля в свою очередь усиливает инфляционные ожидания: предвидя снижение покупательной способности и роста цен, люди стараются приобрести товары впрок, что еще больше подстегивает их увеличение. Тогда уже разорвать этот порочный круг сложней, чем не допустить ускорения инфляции необоснованными решениями по накачке экономики ничем не обеспеченными деньгами. Чем выше инфляция, тем дороже денежные ресурсы, компании начинают испытывать трудности с доступом к финансированию, что приводит к снижению деловой активности.

Рост внутренних цен подрывает конкурентоспособность экспорта, так как зарубежные потребители находят более подходящие по цене и качеству товары и услуги, а внутренние — начинают переключаться на импорт.

А следом за инфляцией приходит девальвация.

— Часть денег уходит на валютный рынок. Причем в нашей ситуации она выходит довольно большая и довольно быстро. Причина — это серьезное недоверие к национальной валюте. Предположим, что деньги напечатали и раздали белорусам. Они скажут «Большое спасибо» и понесут их на валютный рынок. Второй вариант: их дадут бюджету, чтобы профинансировать дефицит. Но бюджет дефицитный, например, потому что нужно было финансировать инфраструктурные проекты, платить зарплаты бюджетникам. Соответственно, эти деньги пойдут в обращение. При инфраструктурных проектах это закупка техники, сырья и те же зарплаты. Опять же будет выход на валютный рынок, — комментирует Александр Чубрик.

Если свеженапечатанные деньги вливаются в отдельный сектор экономики, создается иллюзия его эффективности. Но рано или поздно объем вливаний перестает давать эффект, что загоняет этот сектор в кризис.

7. Но США и страны ЕС все же это сделали, чтобы поддержать экономику…

Взвесив риски для экономики от кризиса и от смягчения монетарной политики, правительства стран Евросоюза и США выбрали поддержку экономики в том числе за счет эмиссии денег как наименее «вредную» в среднесрочной перспективе опцию. Наращивание денежной массы в период экономического спада или рецессии способно помочь восстановлению экономического роста, а увеличение инфляционных и девальвационных рисков не так страшно для экономик с крепкой валютой.

Более того такая мера как денежная эмиссия принималась в комплексе с другими решениями по смягчению монетарной политики. Было бюджетное финансирование, повышение привлекательности кредитования, налоговые льготы, отсрочки регулярных платежей. Кроме того, что был задействован бюджет, предприятиям помогали различные фонды.

8. А какие есть варианты, если не печатать деньги?

Беспроигрышный ресурс — восстановление деловой и потребительской активности. Но когда остро стоит вопрос доверия к национальной валюте и экономической политике в целом, потенциал для их оживления невелик.

— Пока мы видим, что под напором политических рисков, рисков безопасности, бизнес-активность начинает сворачиваться, а потребительская — сокращается. Это будет иметь негативные последствия для бюджета, самого бизнеса и снова для бюджета. Получается порочный круг, который невозможно разрешить, если деловая активность продолжит сворачиваться, — комментирует экономист.

Чалый рассказал, надо ли бежать в банки, снимать вклады и переводить их в валюту

Последнее в рубрике