Казакевич: Протестный потенциал остается высоким
12.02.2021
Ирина Мурина, Ежедневник

Казакевич: Протестный потенциал остается высоким

Директор института политических исследований «Палітычная сфера» Андрей Казакевич оценил вероятность всплеска протестной активности весной.

– Глава Комитета госбезопасности Тертель заявил, что внутриполитическая ситуация в Беларуси стабилизировалась, пик протестов пройден, протестные проявления практически сошли на нет. Как вы можете это прокомментировать?

– Протесты действительно снизились, в том числе, и потому, что они держались очень долго. Нужна пауза, чтобы найти новые смыслы, новые тактики в протесте. Конечно, решающее значение имела и сезонность, погода, сам по себе январь вообще связан с праздниками. Надо сказать, что и призывов к тому, чтобы люди выходили, в последнее время не было.

Но что мы видим еще? Ни одна проблема, которая вызвала протесты в августе, не была решена, ни в политическом, ни в экономическом плане. Поэтому протестный потенциал остается очень высоким, несмотря на то, что людей действительно стало выходить меньше. Очередной всплеск протестной активности может произойти достаточно быстро.

–  Сегодня люди устали физически и морально, они видят, что протесты не привели к желаемому результату. Это ведь также сказывается на протестной активности?

– По моим наблюдениям, настроения сегодня разные: у кого-то преобладают депрессия и разочарование, другая часть людей понимает, что надо перестраиваться на более длительную борьбу, у третьих накопились злоба и раздражение в отношении режима, и они могут выйти только для того, чтобы просто продемонстрировать свое несогласие. Это такой протест в чистом виде. Поэтому сложно прогнозировать, какие у всего этого могут быть последствия. Ведь есть и много других вещей. Сохраняются экономические и социальные факторы. И в этих вопросах ситуация только ухудшается.

Здесь нелишне будет вспомнить, что в истории Беларуси это не первая такая мобилизация. Во второй половине 90-х активность держалась несколько лет. Понятно, что она менялась, становилась то больше, то меньше в зависимости от дат и событий. Но все же, когда люди протестуют, это связано с целой гаммой чувств. И далеко не всегда это рациональная связь: протест людей не всегда обязательно связан с верой, что завтра что-то изменится. Иногда люди просто хотят продемонстрировать, что они с чем-то не согласны.

Да, сегодня есть те, кто расстроен, разочарован, пессимистично настроен. Но нужно учитывать, что сейчас была такая информационная волна, да и активность сильно упала. Но вполне возможно, если ситуация будет меняться и будет идти какая-то мотивация от политических субъектов, то эти настроения могут поменяться.

– Согласно результатам социсследования, о котором недавно рассказывал Александр Лукашенко, 72,4% белорусов не поддерживают происходящие в стране акции протеста. Об этом на днях сообщил директор аналитического центра Ecoom Сергей Мусиенко. Стоит ли верить этим цифрам?

– Понятно, что никакой серьезной критики этот опрос не выдерживает, потому что сама репутация Мусиенко и EcooM хорошо известна. EcooM всегда появляется перед выборами или перед подобными собраниями типа ВНС. И всегда с такими цифрами: 60-80% в поддержку Лукашенко.

На самом деле за последние месяцы было проведено много социологических исследований различными службами. И все они показывают примерно одно: поддержка Лукашенко находится в пределах 20 – 30% и у властей очень высокий антирейтинг. И обычно больше половины респондентов в исследованиях разделяют идею протеста.

Да, не все верят, не все участвуют, но в целом отношение к протестным акциям позитивное, только у преданных сторонников Лукашенко оно негативное, и обычно таких людей, исходя из опросов – 25%. И то, надо сказать, что уровень поддержки репрессивных действий властей в отношении протестующих – еще меньше, где-то около 15%.

– На недавней презентации итогов соцопроса Chatham House исследователь Рыгор Астапеня сообщил, что респондентам среди прочих задавался вопрос о том, когда, на их взгляд, Лукашенко завершит свое президентство. Политолог заметил, что сегодня все меньше белорусов по сравнению с предыдущими социологическими замерами считает, что Лукашенко уйдет в ближайшем будущем…

– Надо сказать, что и на экспертном уровне, и в медиа в последнее время говорится о том, что надо ориентироваться на долгосрочную борьбу. Но с другой стороны, это, как и любое другое настроение, может быстро меняться в зависимости от того, какие события будут происходить. Все-таки проблем у властей сегодня очень много: и политических, и экономических. Все эти репрессии в итоге оказываются очень дорогими и для правящего класса.

Конечно, мы не знаем, когда может уйти Лукашенко. Может, этот процесс затянется, а может все произойдет быстрее, чем мы думаем. Сценариев развития ситуации гораздо больше, чем виделось в начале политического кризиса.

– Оппозиционные лидеры анонсировали возобновление протестов весной. Стоит ли ожидать очередного подъема в протестном движении в это время?

– Я могу здесь ориентироваться на всю историю протестной активности Беларуси. Весна – это всегда был самый протестный период. Все самые крупные акции в нашей истории, конечно, кроме августа 2020 года, всегда приходились на весну, особенно на март и апрель.

Для этого есть много, как психологических, так и экономических причин, и даже организационных. Люди весной гораздо более мобильны, чем, например, зимой.

Есть все основания предполагать, что политическая активность весной вырастет. Об этом можно судить даже по озвученным планам политических сил.

Последнее в рубрике