Какую стратегию Грузия применила в борьбе с коррупцией
31.05.2021
Андрей Венгеров, Завтра твоей страны

Какую стратегию Грузия применила в борьбе с коррупцией

Пятнадцать лет назад в Грузии началась антикоррупционная реформа. За прошедшее с тех пор время закавказская республика покинула подвал рейтинга восприятия коррупции (Corruption Perceptions Index), обогнала почти всех соседей по бывшему СССР и с каждым годом укрепляет статус страны с одним из самых низких в мире уровней коррупции.

Какой опыт закавказской республики мог бы пригодиться в Беларуси — в очередном материале нашего спецпроекта «А как у них?»

Грузинская динамика

До реформ Грузия считалась одной из самых коррумпированных стран мира. В рейтинге коррумпированности, в 2003 году, представленном авторитетной международной организацией Transparency International, она занимала 124-е место из 133 стран. У нее, а также Таджикистана и Азербайджана, был самый худший показатель на постсоветском пространстве. Беларусь тогда занимала достаточно высокое 53-е место.

Проведенные по инициативе бизнесмена Кахи Бендукидзе администрацией Михаила Саакашвили антикоррупционные реформы заметно улучшили позиции Грузии в рейтинге CPI уже к 2010 году. В нем она стала 73-й из 178 стран и обошла все постсоветские государства, за исключением стран Прибалтики. Беларусь к этому времени спустилась на 134-ую строчку.

Высокий спрос грузинского общества на честных чиновников стал основой необратимости достигнутых результатов. После Саакашвили при новых руководителях Грузия продолжила подниматься в рейтинге и сегодня является настоящим образцом для подражания.

В 2015 году Грузия заняла 48-ую строчку из 168 государств. Беларусь тоже улучшила позиции – 106-ая.  

В 2020 году Грузия поднялась в рейтинге на 45-е место среди 180 стран. Из постсоветских государств выше нее сегодня только Эстония и Литва, а сама закавказская республика находится в одной группе с такими странами, как Латвия, Польша, Италия и Чехия.

Беларусь в рейтинг CPI2020 заняла 63-ую строчку. Но авторы исследования прогнозируют, что ситуация ухудшилась после событий августа 2020 года. Эксперты Transparency International отмечают, что проблемой Беларуси является коррупция в особо крупных размерах, которая сосредоточена на самом высоком уровне.

Желание верхов и независимые эксперты

Конечной целью антикоррупционных реформ, затеянных и проведенных в 2004-2005 годах премьер-министром Михаилом Саакашвили и «министром без портфеля» Кахой Бендукидзе, было привлечение инвестиций в грузинской экономику. Для этого необходимо было улучшить инвестиционный климат и, в первую очередь, искоренить коррупцию, по уровню которой Грузия считалась одним из мировых лидеров.

1

Известный бизнесмен Каха Бендукидзе, курировавший так называемое министерство реформ, привлек для осуществления этих планов молодых, не связанных со старыми советскими номенклатурными элитами и безукоризненно чистых в плане соблюдения закона, грузинских специалистов. Большинство из них получило образование в США и Великобритании.

Что же входит в кейс Грузии по успешной борьбе с коррупцией?

1.Самым масштабным и, пожалуй, сложным в исполнении решением стала чистка рядов МВД.  С начала реформ штат этого ведомства был обновлен на 85% и сокращен в несколько раз — с 80 тысяч до 30 тысяч сотрудников. Грузинская ГАИ в составе около 16 тыс. человек была уволена в полном составе.

В первую очередь увольнению подлежали все работники, пойманные на взятках – многих из них ждали тюремные сроки. Параллельно началась работа по созданию нового имиджа полиции и популяризации работы в ней. Она оказалась эффективной: конкурс на место с тех пор очень высокий. Этому способствует и возросшая по сравнению с дореформенным периодом в 10 и более раз зарплата. Следить за деятельностью полицейских начали специальные службы. Да и введенный формат работы максимально ограничивает потенциальных взяткополучателей. Патруль, всегда состоящий из двух человек, не имеет права выписывать штрафы, осуществлять другие действия за пределами видимости видеокамеры в полицейской машине. Состав патруля непостоянен, чтобы помешать формированию стойких пар. Потенциально новый напарник может оказаться сотрудником спецслужб.   

1

Символом новой полиции стали полностью стеклянные полицейские участки – чтобы граждане видели, чем занимаются их сотрудники. В итоге сегодня полиция в Грузии воспринимается не как репрессивная машина с планами по преступникам, а как сервисная служба, в которой любому гражданину за несколько минут можно получить водительские права или купить престижные номера.

2. Одним из решений, даже визуально подчеркивающим прозрачность работы госорганов, стало создание сети «домов юстиции».

Это современные здания с открытыми внутренними пространствам, которые работают по принципу «одного окна» и в одном месте выдают населению все необходимые документы – на открытие фирмы, заключение или расторжение брака. Они есть во всех регионах Грузии, и паспорт здесь можно получить за несколько часов, а зарегистрировать фирму – в течение суток. 

«Дома юстиции» максимально цифровизованы и имеют минимальный штат, что также исключает пресловутый «человеческий фактор» в коррупционных схемах.

3. Реформаторы кое-где отменили, а кое-где существенно сократили перечень регулируемых видов деятельности, выдача разрешений на которые когда-то обогащала чиновников-коррупционеров.  

Волевым решением целые отрасли потеряли статус лицензируемых. Это, например, стимулировано развитие производства грузинских вин и удешевление их продукции, поскольку коррупционная составляющая перестала включаться в конечную цену.  

Были отменены медосмотры на получение прав (вместо них существует общая база со всеми посещениями врачей) и прохождение техосмотра автомобиля.  

Также в Грузии со времен реформ Бендукидзе-Саакашвили нет служб пожарной инспекции и санэпидемнадзора. 

4. Важнейшим решением правительства Саакашвили стало поднятие зарплаты чиновникам до такого уровня (в 10-15 раз), чтобы им не хотелось искать заработок на стороне. Одновременно были упрощены процедуры задержания коррупционеров и резко повышена ответственность за коррупционные преступления – за взятку в 100 долларов госслужащим может грозить 10 лет тюремного срока.

Престижность госслужбы и высокий уровень зарплаты породили конкуренцию: возможный «звоночек» от коллеги «куда надо» тоже сдерживает чиновников впутываться в темные схемы.

Кроме того, была создана специальная служба для выведения на свет коррупционеров в органах госуправления – Генеральная инспекция. Она широко практикует оперативные разработки, внедряя своих сотрудников в различные ведомства. Это тоже держит чиновников в тонусе.

5. Важной частью реформ стала организация работа со СМИ. Все громкие уголовные коррупционные дела широкой освещались национальными и региональными ресурсами — с подробными деталями расследований и разъяснениями, почему это большая проблема и как ее можно решить для общего светлого будущего.

6. Частью антикоррупционной кампании в Грузии стала борьба с «ворами в законе». Парламент страны принял даже закон, по которому за причастность к преступному миру в статусе «вора в законе» грозил срок от 10 до 15 лет. Многие из «воров в законе» получили сроки и посажены в специальную тюрьму МВД, где содержатся в полной изоляции от внешнего мира. Другие   были вынуждены покинуть страну.

Последнее в рубрике