Каково это, побывать в роддоме Вильнюса, где врачи не носят белые халаты
15.10.2019
Татьяна Гусева, Салiдарнасць

Каково это, побывать в роддоме Вильнюса, где врачи не носят белые халаты

В Литве женщина сама решает, какими будут ее роды.

«Почему вы не в белом халате?» — с этого вопроса начинается наше знакомство с заведующим 1-м родильным отделением Вильнюсской городской клинической больницы в Антакальнисе.

— Зачем пугать новорожденных? — улыбается Эгидиюс Якюнас, заведующий родильным отделением, где принимают в среднем 2600 родов в год.

На враче белоснежные джинсы и рубашка. Он ведет меня по коридору в свой кабинет. Мы останавливаемся. Медсестры под руки ведут роженицу. Женщина стонет, у нее отходят воды. Ее отводят в палату, санитарка моет пол.

— Ее отвели в предродовую?

— У нас нет предродовой палаты. Есть приемный покой, родильный зал и палата после родов, — объясняет Эгидиюс.

Он показывает свободный родильный зал.

Тут только одно кресло. Этот зал рассчитан на одну женщину?

— Конечно!

А в белорусских роддомах есть родзалы, где могут рожать две женщины одновременно.

Врач не скрывает удивления:

— А как же приватность и интимность? Невозможно рожать с кем-то рядом.

Эгидиюс вспоминает: он видел такие родзалы в начале 90-х, когда был студентом медуниверситета. Через два года после того, как Литва обрела независимость, для рожениц были созданы лучшие условия. Перемены инициировали сами врачи, говорит он.

Над дверьми пяти родильных залов горят зеленые лампочки — это значит, что в этих палатах находятся женщины в родах. Эгидиюс заходит в свободный родзал и нажимает кнопку, лампочка меняет цвет на красный (сигнал, что в родах что-то пошло не так): из кабинетов выбегают врачи.

— Это ложная тревога, — объясняет заведующий. — Проверяем, как работает система.

По словам Эгидиюса, женщина может рожать в любой позе — полная свобода действий в родах.

А если женщине стимулируют роды окситоцином?

— Ей не обязательно лежать: капельница же на колесиках.

Пациентка может отказаться от любых медицинских манипуляций:

— У врача нет свободы, а у пациентки — вся свобода: женщина решает, какими будут ее роды.

Был случай, когда женщина пришла в родильное отделение с планом родов, в котором были прописано, чего нельзя делать врачу, и какие за это последуют санкции.

— Отлично! Нам ничего не нужно делать! — сказал ей Эгидиюс. — Вы рожаете сами.

После родов эта пациентка отказалась зашивать разрывы.

В коридоре родильного отделения портреты новорожденных

В четырех из пяти случаев женщина рожает с мужем. Иногда партнером на родах выступает доула.

— К партнеру на родах два требования: бахилы и адекватное состояние, — говорит врач. — Мы приближаемся к тому, что муж сможет присутствовать во время кесарева сечения. Это скоро осуществится. Если бы 10 лет назад кто-то сказал, что во время операции женщина будет кормить ребенка грудью, разве в это поверили бы? А сегодня это реальность.

В белорусских роддомах практикуется забирать телефон у роженицы и отдавать его после родов. А у вас?

— В Литве такого нет. Вы заметили? У нас самое тихое отделение. Мы делаем обезболивание роженицам. Если женщина не хочет, она отказывается от эпидуральной анестезии.

Могут ли на родах присутствовать студенты?

— Только в случае, если женщина дала на это согласие.

После рождения ребенка кладут на грудь маме  — он лежит там, сколько хочет. Ждем, пока перестает пульсировать пуповина.

А при кесаревом это возможно?

— Нет проблем. А почему нет? Что меняется?

В отделении, которым руководит Эгидиюс Якюнас, роды принимает команда: врач обязательно присутствует.

После родов ребенка с мамой не разлучают. В том числе и после кесарева (это практикуется в белорусских роддомах).

Малыша отделяют от мамы в некоторых случаях. Например, если ребенок родился недоношенным или у него желтушка.

После родов чаще всего семья берет индивидуальную палату. Проживание мужа оплачивается отдельно — сутки стоят 27 евро.

Так выглядит послеродовая палата

Во всех палатах есть душ и туалет

В отделении есть дневной стационар, где беременные проходят курс лечения, и для этого им не нужно находиться в отделении круглосуточно, как это делается в Беларуси. По некоторым показаниям (например, кровотечение) пациенткам показана госпитализация.

Кухни в больнице нет, еду привозят.

Роды в Вильнюсе: испытано на себе

Вы знаете, в белорусских роддомах до сих пор используют железные тарелки?

— У нас в школе были такие, — улыбается собеседник. — Сейчас осталось одно место в Литве, где вы их найдете. Это парк тоталитаризма Грутас. Там в кафе наливают 100 граммов водки и подают еду в железной посуде.  

В отличие от Беларуси, родильные отделения в Литве не закрываются на мойки:

— Лет 15 назад это отменили. Больничных инфекций за эти годы не было.

 В Беларуси перемены в сфере акушерства и гинекологии инициируют женщины, которые хотят, чтобы в роддомах были лучшие условия и их опыт родов был позитивным.

— Если систему пытаются менять пациенты, это будет очень трудный путь, считает Эгидиюс Якюнас. — Легче это сделать через медицинское сообщество. Мы писали обращения в профессиональные объединения, отправляли предложения в министерство здравоохранения, и таким путем изменили многое в системе к лучшему.

Последнее в рубрике