Какая боль. Как начало коронакризиса ударило по транспорту
05.05.2020
TUT.BY, фото: Минск-новости

Какая боль. Как начало коронакризиса ударило по транспорту

Баланс ответов на вопрос об экономическом положении в транспортном секторе в марте 2020 года оказался на том же уровне, что и накануне кризисов 2009, 2011 и 2015 гг., хотя в остальных секторах, обследуемых Национальным банком, ситуация в первом квартале была лучше.

Об этом пишет директор Исследовательского центра ИПМ Александр Чубрик.

Данные мониторинга предприятий в апреле показывали, что ситуация в транспортном секторе быстро ухудшалась. Мартовские балансы ответов на вопрос об экономическом положении снизились на 12,8 процентного пункта по сравнению с мартом 2019 г., об индексе физического объема транспортных услуг — на 9,9 пункта, об изменении физобъема заказов на внутреннем и внешнем рынках — на 13,4 и 26,3 процентных пункта соответственно.

Грузооборот падал все три месяца года, и здесь, конечно, ключевую роль сыграл обвал поставок нефти и калия, отмечает эксперт. Производство кокса и продуктов нефтепереработки в январе-марте рухнуло на 42% год к году, химических продуктов (сюда входят калийные удобрения) — на 16,3%. Дальние перевозки пострадали еще больше: экспорт нефти прекратился, а нефтепродуктов «просел» еще больше, чем их производство. Но и без нефти и калия грузооборот падал.

Исключением стали автомобильные перевозки и перевозки внутренним водным транспортом: их грузооборот по итогам января-марта вырос.

Сколько денег тратят на транспорт белорусы и жители других стран

— А вот рост автомобильных перевозок происходил на фоне сокращения среднего расстояния этих перевозок, то есть экспортная активность сворачивалась, в то время как внутренние перевозки росли. И то, и другое, судя по всему, является последствием COVID-19: карантин во всех соседних странах обусловил падение экспорта и дальних грузоперевозок, а переключение на доставку товаров на дом и повышение внутренней потребительской активности на фоне обесценения рубля, ожидания роста цен и «запасания» продуктами питания на случай локдауна обусловили прирост внутренних автоперевозок, — пишет Александр Чубрик.

Пассажирооборот — зеркало коронакризиса: в марте пассажироперевозки рухнули на 18% год к году после двух месяцев уверенного роста. Падение не обошло стороной, пожалуй, ни один вид транспорта (текущая статистика по такси не публикуется, но и там вряд ли все хорошо, отмечает эксперт). Хуже всех пришлось железной дороге (минус 40,7% г/г в марте 2020 г.) — в условиях закрытых границ она потеряла и пассажиров, и расстояние перевозок. Авиаперевозки, которые принято считать едва ли не основной жертвой коронакризиса, упали в марте на 21,2% г/г — и в пассажирах они действительно потеряли больше, чем железная дорога.

Ограниченная самоизоляция привела к снижению автобусных пассажироперевозок (минус 7,1%) и пассажирооборота городского электротранспорта и метрополитена (−10%) — очевидно, жесткий карантин стал бы большим ударом для этих видов транспорта, резюмирует эксперт.

Какие микроорганизмы живут в автобусах и метро

Последнее в рубрике