Как утаивают чистую правду про грязную нефть в «Дружбе»
30.05.2019
Андрей Гурков, DW

Как утаивают чистую правду про грязную нефть в «Дружбе»

Главным источником достоверных сведений о крупнейшей аварии в истории нефтяной отрасли России стала Беларусь.

DW — об информационной политике немецких нефтеперерабатывающих заводов и правительства Российской Федерации.

Произошла крупнейшая авария в истории нефтяной отрасли России. Она на месяц полностью парализовала важнейшую российскую экспортную трубопроводную систему «Дружба». Загрязненной хлоридами нефтью по-прежнему забита ее главная ветка, снабжающая через Польшу одного из ключевых зарубежных покупателей российских энергоносителей - Германию. Уже шестую неделю срываются поставки для двух немецких нефтеперерабатывающих заводов (НПЗ), обеспечивающих топливом столицу ФРГ Берлин и весь восток страны. Там уже начались перебои.

Казалось бы, это техногенное ЧП международного масштаба и его экономические последствия должны были стать в течение всего мая одной из ключевых тем в СМИ Германии и России. Для ФРГ здесь прежде всего важен аспект надежности энергоснабжения, для РФ — многомиллионных убытков для нефтяных компаний и казны. К тому же жителей обеих стран всегда остро волнует рост цен на топливо.

Немецкие НПЗ упорно замалчивают тему

Однако в Германии тема оказалась на обочине новостного потока. Сообщив в конце апреля об остановке нефтепровода из России, ведущие немецкие СМИ утратили затем интерес к дальнейшему развитию событий. Это, возможно, связано и с упорным замалчиванием проблемы немецкими НПЗ.

Так, на сайте завода PCK в Шведте, со времен ГДР работающего на нефти из «Дружбы», о случившемся даже не упоминается. Долгое время свежайшим сообщением на странице для прессы был рассказ о спонсировании местного турнира по мини-футболу. 22 мая появилась новость про завершение планового ремонта и модернизации оборудования. Ни слова о том, в какой мере мощности завода недозагружены в условиях простоя трубопровода.

Инфографика: нефтепровод Дружба. DW

Аналогичная картина — на сайте второго восточногерманского НПЗ в Лойне, тоже с советских времен получающего сырье из «Дружбы». В ответ на просьбу прокомментировать остановку нефтепровода DW отослали в Париж, где находится штаб-квартира владельца завода - французского нефтегазового концерна Total. Тот на два письменных запроса не отреагировал. Другим СМИ он информацию тоже долго не предоставлял, так что, к примеру, Reuters пришлось пользоваться анонимными источниками.

Грязная нефть, получается, все же попала в Германию

17 мая это агентство сообщило, что на заводе в Лойне из-за поступившей из России грязной нефти вышла из строя часть оборудования (хлориды вызывают коррозию и особенно опасны для легированной стали, из которой изготовлена значительная часть техники на НПЗ). Только после этого концерн Total счел нужным распространить пресс-релиз,  в котором признал, что из-за российских поставок некоторые установки в Лойне действительно пришлось остановить «для технической проверки».

Эта информация кардинально противоречила тому, что рассказывал DW Александер фон Герсдорфф (Alexander von Gersdorff), пресс-секретарь Объединения предприятий нефтеперерабатывающей промышленности (MWV). 26 апреля, через два дня после полной остановки нефтепровода, он заверял, что грязная нефть до Германии не дошла и что у заводов технических проблем нет.

Оказалось, что все-таки дошла. Но в каких объемах и каков от них ущерб, ни отраслевое объединение, ни хозяева НПЗ общественности целый месяц не сообщали. Это объясняется, возможно, тем, что Total имеет большие бизнес-интересы в России, а потому не хотел «чрезмерной гласностью» портить отношения с российской стороной. То же самое можно предположить и в отношении британо-нидерландского концерна Shell - одного из владельцев PCK в Шведте. А другим совладельцем завода вообще является российская государственная компания «Роснефть».

Впрочем, 29 мая у главы Total Патрика Пуянне, больше месяца ожидавшего, похоже, каких-то финансовых гарантий от России, лопнуло терпение, и он сообщил газете Le Figaro, что НПЗ в Лойне по сей день работает лишь вполовину своей мощности и что компания потребует компенсаций за очистку нефти из расчета 15 долларов за баррель. 

«А в остальном, прекрасная маркиза, все хорошо, все хорошо»

Отмалчиваться в истории с «Дружбой» столь же долго, как это делали западные нефтеконцерны и их немецкие НПЗ, Москва не могла, ведь речь все-таки идет о главном экспортном товаре страны, который в некондиционном виде отправила за рубеж принадлежащая государству компания-монополист «Транснефть». Однако члены правительства РФ на протяжении целого месяца в своей информационной политике очень напоминали героев известной шуточной песенки, неустанно повторяющих: «А в остальном, прекрасная маркиза, все хорошо, все хорошо». 

Тон задал Дмитрий Козак, заявивший 26 апреля, что принимаемые меры позволят «в течение двух недель полностью восстановить стабильную работу нефтепровода». Трудно поверить, что вице-премьер, отвечающий за топливно-энергетический комплекс (ТЭК) России, оказался настолько некомпетентным, что так серьезно просчитался в оценке масштабов случившегося.

Ведь понадобилось больше месяца, чтобы только частично восстановить поставки по всего лишь второстепенной южной ветке «Дружбы» в Словакию (23 мая), Чехию (27 мая) и Венгрию (29 мая). В то же время сроки возобновления «стабильной работы» главной, северной ветки, идущей через Польшу в Германию и обеспечивающей РФ наибольшие валютные доходы, совершенно неясны даже спустя пять недель после "инцидента". Выходит, Дмитрий Козак сознательно пошел по пути показного оптимизма и распространения заведомо нереалистичных прогнозов.

Возможно, на этот же путь встал и министр энергетики РФ Александр Новак, когда 15 мая заявил, что «общая ситуация, которая потребует компенсаций, может быть меньше 100 миллионов долларов», причем всем странам, не только Беларуси. А ведь за два дня до этого российская экономическая газета "Ведомости" оценила возможный ущерб России от загрязнения «Дружбы» в 3 миллиарда долларов.

Говорим про компенсации, забываем про суммарный ущерб

Впрочем, не исключено, что в руководстве РФ вполне сознательно прибегают к подмене понятий. Зачем называть какие-то предстоящие выплаты неприятным для России и подчеркивающим ее вину словом «компенсации»? Вместо этого вполне можно будет говорить, предположим, о «взаиморасчетах» или, скажем, о «дисконте». В результате сумма формальных компенсаций может оказаться действительно не столь уж высокой.

В то же время муссирование именно сейчас слова «компенсации» отвлекает внимание от ключевой с точки зрения российских налогоплательщиков цифры, а именно суммарного ущерба России от загрязнения «Дружбы». В официальной Москве пока крайне мало говорят о том, сколько нефтяные компании и казна РФ потеряют от длительного простоя трубопровода «Дружба», во что обойдется выкачивание из трубы возвращающихся из Беларуси реверсом 1-2 миллионов тонн (7-15 миллионов баррелей) грязной нефти, сколько будут стоить ее хранение, ее перевозка в железнодорожных цистернах в порт Новороссийска, каким может оказаться по всей цепочке ущерб от коррозии.

Зато большой объем разнообразной и, как выясняется, достоверной информации, связанной с «Дружбой», поступал в течение всего мая из официального Минска, главным образом из штаб-квартиры белорусской государственной компании «Белнефтехим». Именно на нее активно ссылались все минувшие недели СМИ России, в том числе и государственные. Беларусь, экономика которой больше всего пострадала от загрязнения российского транзитного нефтепровода, в кризисной ситуации сделала ставку на информационную открытость, и это весьма знаменательно.  

Последнее в рубрике