Как шедевры стали заложниками
16.06.2020
Татьяна Гусева, Салiдарнасць

Как шедевры стали заложниками

Можно ли было вывезти за рубеж картины Шагала и Сутина?

Можно ли было вывезти за рубеж картины Шагала и Сутина?

После серии обысков в банке, коммерческих структурах и у друзей экс-банкира Виктора Бабарико настал черед корпоративной коллекции банка. Шедевры художников Парижской школы из галереи «Арт-Беларусь» были изъяты в рамках уголовного дела.

Как сообщил 14 июня в программе «Главный эфир» на телеканале «Беларусь 1» ведущий Иван Эйсмонт, полторы сотни картин общей стоимостью около 20 миллионов долларов приобщены к делу Белгазпроманка.

— Есть информация, что их готовили к срочному вывозу за рубеж, — заявил Эйсмонт.

По его словам, «истинная стоимость данных активов может быть куда выше, можно только представить, за сколько они были проданы на аукционах».

Самая дорогая работа — «Ева» Сутина

В сюжете крупным планом показали «Еву» Хаима Сутина — настоящее сокровище коллекции Белгазпромбанка. На аукционе ее приобрели за 863 тысячи фунтов стерлингов (на сегодняшний день рыночная цена была бы около 2 млн евро в эквиваленте).

— «Ева» — самая дорогая работа коллекции, — рассказывал в интервью «Салідарнасці» несколько месяцев назад куратор корпоративной коллекции Белгазпромбанка, кандидат искусствоведения Александр Зименко. — Нам повезло, что ее захотели продать. Большой удачей было найти картину Сутина: художник много своих работ уничтожил, а владелец дома, где была его мастерская, сжег почти 200 работ. Наследие мастера разошлось по коллекциям.

Виктор Бабарико лично участвовал в торгах на аукционе Sotheby's. Он знал, что это будет жемчужина нашей коллекции. Ранее работа принадлежала частному коллекционеру из Великобритании.

Имел ли право Белгазпромбанк вывозить коллекцию за рубеж?

Де-юре работы из коллекции Белгазпромбанка являются частной собственностью. Соответственно, банк имел право распоряжаться ими по своему усмотрению.

35 работ коллекции имеют статус историко-культурной ценности. Их можно продать в Беларуси, но нельзя — за рубеж. В государственном списке историко-культурных ценностей внесены «Ева» Сутина, несколько работ Шагала, Пинхуса и других авторов.

Банк планировал и остальные работы включить в этот перечень.

— Наша цель —  чтобы эти работы навсегда остались в Беларуси, — говорил в интервью «Салідарнасці» куратор галереи Арт-Беларусь Александр Зименко.

1
Александр Зименко, фото Ядвиги Адамчик

За каждое ввезенное в Беларусь произведение искусства Белгазпромбанк оплачивал все таможенные сборы и налог на добавленную стоимость. НДС возвращался только в случае внесения работы в список историко-культурных ценностей.

Среди сокровищ коллекции — Малая подорожная книжка Франциска Скорины (изданная около 1522 года в городе Вильна).

1
Фото artbelarus.by

Более 10 лет частный коллекционер из Беларуси отвергал предложения продать ее в Россию, а в 2016-м согласился заключить сделку с Белгазпромбанком со словами «хочу, чтобы эта книга осталась в Беларуси». Он продал ее дешевле, чем предлагали российские посредники.

Зачем все это нужно было банку?

— Спустя 20 лет независимости в Беларуси не было ни одной живописной работы Шагала. Появилась идея закрыть эти белые пятна, показать людям, какие таланты дала белорусская земля, вернув их работы на родину, — вспоминал Александр Зименко в разговоре с корреспондентом «Салідарнасці».

1
«Зеленый пейзаж» Марка Шагала

— Белгазпромбанк определил три критерия, по которым отбирали работы:

Первое — автор должен быть рожден в пределах современной Беларуси.

Второе — он внес вклад в развитие изобразительного искусства Беларуси и мира.

Третье — работы не должны быть представлены в государственных и частных коллекциях.

1
Куратор коллекции Александр Зименко и «Богиня любви Милда» — знаменитое полотно нашего земляка Казимира Альхимовича,
за которое он получил золото на выставке в Берлине в 1891 году

— Мы не дублируем функции национального художественного музея, поэтому когда получаем вопросы по поводу приобретения работ живущих авторов, говорим: «Ребята, есть государство, есть министерство культуры, у которого есть закупочный бюджет, и которое должно этим заниматься».

Собирая коллекцию, мы обращаем внимание на то, что было упущено, и, к сожалению, мы не видели до последнего времени движений ни со стороны государства, ни со стороны частных компаний что-то решать.

1
«Обнаженная», Григорий Глюкман, 1928. Картина приобретена на аукционе Christie’s в Лондоне в 2012 году.
Фото artbelarus.by

Как в Беларусь возвращали «Богиню любви»

Коллекция банка прославилась и за пределами страны, поэтому к нам напрямую обращаются коллекционеры из-за рубежа, которые предлагают работы. Разговор продолжается, если работа прошла экспертизу.

Иногда приходят люди и рассказывают фантастические истории, как они якобы нашли Сутина в Бресте или у них дома хранятся «шедевры художников Парижской школы». Я как искусствовед понимаю: есть один процент, что каким-то чудом такое могло произойти. На встрече предлагаю: получайте экспертное заключение и после этого будем разговаривать. Обычно люди не возвращаются.

Собирая сокровища в корпоративную коллекцию, которая стала проектом национального масштаба, банк не монополизировал их. Любой мог прийти в галерею Арт-Беларусь и увидеть произведения знаменитых земляков.

Теперь коллекция, признанная самым крупным собранием работ экспрессионистов Парижской школы в Восточной и Центральной Европе, оказалась в руках силовиков.

В соцсетях пользователи назвали случившееся «ограблением банка в прямом эфире БТ». Некоторые задаются вопросами, какое отношение имеют картины к уголовному делу Белгазпромбанка. Люди переживают, не пострадают ли произведения искусства во время хранения в силовых структурах.

По сути, шедевры оказались в заложниках. Зная трепетное отношение Виктора Бабарико к коллекции, созданной по его инициативе и с его участием, можно только представить, каким ударом для него стало изъятие картин.

Последнее в рубрике