Как развивалось «дело медиков», и изменило ли оно систему
05.09.2019
Катерина Борисевич, TUT.BY, фото: Дарья Бурякина, TUT.by

Как развивалось «дело медиков», и изменило ли оно систему

Изменились ли отношения между врачами и представителями бизнеса после массовых задержаний? Чтобы узнать ответ на этот вопрос, TUT.BY поговорил со специалистом, который работает в этой сфере больше 20 лет.

Эксперт рассказал, можно ли было раньше обойтись без взяток, почему тендеры закончились уголовными делами и что стало причиной выхода на белорусский рынок индийских и китайских препаратов.

Громкое «дело медиков» началось больше года назад, когда 25 июня председатель КГБ Валерий Вакульчик сделал заявление о том, что комитет «вскрыл масштабную коррупционную схему в сфере здравоохранения». Все фамилии фигурантов на тот момент не назывались, было лишь известно, что в числе первых, кто попал за решетку, были директор Центра экспертиз и испытаний в здравоохранении Александр Столяров, директор предприятия «Белмедтехника» Александр Шарак, начальник главного управления здравоохранения Гродненского облисполкома Андрей Стрижак. Потом врачи начали пропадать со своих рабочих мест, их коллеги просили объяснить, что происходит, а через некоторое время выяснялось: они тоже в СИЗО КГБ и тоже фигуранты по «делу медиков». По словам Валерия Вакульчика, некоторые должностные лица получали в качестве взятки до 350 тысяч долларов.

Пока шло расследование, подробности не сообщались. Кто оказался за решеткой, кто и за что давал взятки врачам, какие суммы фигурируют в уголовных делах — стало известно лишь во время судебных процессов.

Как развивалось «дело медиков»: кто и когда попадал в СИЗО КГБ

По информации Генеральной прокуратуры, в январе 2019 года по «делу медиков» проходило 93 человека: 30 должностных лиц системы здравоохранения и 63 лица — собственники (учредители), руководители и работники коммерческих структур.

По тому, в какой очередности задерживали фигурантов, можно понять, как развивалось громкое дело.

31 мая 2018 года

Задержан Александр Столяров, директор Центра экспертиз и испытаний в здравоохранении. Обвиняют в получении взяток в более 50 тысяч долларов.

Задержан Дмитрий Кузнецов, сотрудник коммерческой организации. Обвиняется в том, что передал в качестве взяток Столярову 50 600 долларов.

1 июня 2018 года

Задержан Андрей Потапович, директор «Лекфарм». Обвиняется в том, что передал через маркетолога Ингу Шалькевич 38 600 долларов Александру Столярову.

7 июня 2018 года

Задержан Владимир Ладутько, учредитель «Геол-М». По данным правоохранителей, передавал взятки бывшему главврачу Республиканского центра медицинской реабилитации и бальнеолечения Сергею Корытько, экс-сотруднику «Белмедтехники» Сергею Шунькину, бывшему руководителю Гродненского облздрава Андрею Стрижаку, главному врачу 12-й городской клинической стоматологической поликлиники Владимиру Кравченку, бывшему главному врачу 1-й городской клинической больницы Олегу Фомину. Сейчас Владимира Ладутько судят только за дачу взятки в 200 долларов Александру Столярову.

14 июня 2018 года

Задержан Сергей Шунькин, экс-сотрудник «Белмедтехники». Признан виновным в получении взятки в 600 долларов от Владимира Ладутько, в августе 2019 года приговорен к 2,5 года лишения свободы.

15 июня 2018 года

Задержан Олег Фомин, главный врач 1-й городской клинической больницы. В мае 2019-го признан виновным в получении взяток на сумму около трех тысяч долларов, наказание — 4 года лишения свободы. Деньги получил все от того же Ладутько и от представителя немецкого концерна Fresenius Геннадия Соболевского.

Задержан Геннадий Соболевский, представитель немецкого концерна Fresenius. Взятки передавал Андрею Стрижаку, Валерию Кушниренко — 8300 долларов и памятную серебряную монету Пресвятой Богородицы. Сейчас Соболевский проходит обвиняемым по новому «делу медиков», ему вменяют дачу 550 долларов Александру Столярову.

Задержан Алексей Еськов, начальник военно-медицинского управления Минобороны. В апреле 2019-го признан виновным в получении взятки в 18 тысяч долларов от директора фирмы «Геол-М» Семенюка, приговор — 9 лет лишения свободы.

17 июня 2018 года

Задержан Александр Белецкий, ученый, академик, лауреат Госпремии, директор РНПЦ травматологии и ортопедии. Признан виновным в получении взяток в размере 4 тысяч евро и 3 тысяч долларов. Деньги получал от директора «Медисферы» Бориса Ранчинского, наказание — 7,5 года лишения свободы. Борис Ранчинский, директор «Медисферы», проходил взяткодателем по делу Александра Белецкого и Валерия Кушниренко. После явки с повинной его освободили от уголовной ответственности. Известно, что был задержан летом 2018 года и вскоре отпущен на свободу.

Задержан Владимир Кравченок, главный врач 12-й городской клинической стоматологической поликлиники. Признан виновным в получении взяток в 10 700 долларов, 15 тысяч евро и 1500 белорусских рублей, приговорен к пяти годам лишения свободы.

19 июня 2018 года

Задержан Андрей Стрижак, глава Гродненского облздрава. Признан виновным в получении взяток в 35 тысяч долларов. Деньги получал от бизнесменов Ранчинского (представитель фирмы «Медисфера»), Ладутько («Геол-М»), Оганесяна («Белреамед») и Соболевского (Fresenius). Наказание — 7,5 года лишения свободы.

20 июня 2018 года

Задержан Андрей Королько, главврач Минской областной больницы. Признан виновным в получении взяток, сумма неизвестна, приговор — 4 года.

25 июня 2018 года

Задержан Сергей Зинченко, заместитель директора Центра экспертиз и испытаний в здравоохранении. Обвиняется в получении 1300 долларов и 50 евро в качестве взяток.

25–27 июня 2018 года

Задержан Сергей Семижон, заместитель главного врача медцентра МТЗ. Осужден за получение взятки в 28 тысяч долларов. Деньги ему передавал директор компании «Геол-М» Александр Семенюк, который в СИЗО КГБ дал показания против нескольких врачей. Семижон приговорен к 7,5 года лишения свободы.

Также в июне был задержан Александр Шарак (точная дата неизвестна), директор предприятия «Белмедтехника». При обыске нашли в гараже в тайнике 620 тысяч долларов. Дело в суд еще не поступало.

28 июня 2018 года

Задержан Сергей Шакутин, директор компании «Искамед». Обвиняется в даче взяток в 15 тысяч долларов Вячеславу Гнитию.

29 июня 2018 года

Задержан Игорь Лосицкий, замминистра здравоохранения. Признан виновным в получении взяток на сумму 10 тысяч евро и 13,5 тысячи долларов. Одну из взяток ему передал Владимир Кравченок. Наказание — 6 лет.

5 июля 2018 года

Задержан Валерий Кушниренко, главврач 9-й больницы. Признан виновным в получении взяток в 13 800 долларов, взяткодатели по делу — Соболевский, Ранчинский. Кушниренко приговорен к 5 годам колонии.

6 июля 2018 года

Задержан Андрей Савченко, заведующий эндоскопическим отделением 9-й городской клинической больницы Минска (сейчас Минский научно-практический центр хирургии, трансплантологии и гематологии). За взятку в три тысячи рублей приговорен к 2,5 года лишения свободы.

11 июля 2018 года

Стало известно о задержании Вячеслава Гнития, генерального директора «Белфармации». Обвиняется в получении взяток в 49 тысяч долларов, 300 евро и часов Tissot. По его словам, деньги получал от бизнесменов Сергея Шакутина, Леонида Томчина и Романа Альтшулера. В данный момент идет суд.

13 июля 2018 года

Задержан Виталий Мусихин, директор компании «Либертон». Обвиняется в даче взятки в 10 тысяч долларов, дело рассматривается сейчас в суде.

20 августа 2018 года

Задержан Леонид Томчин, председатель совета директоров крупнейшей частной аптечной сети «Аптека групп». Обвиняется в том, что через Романа Альтшулера передал Вячеславу Гнитию 17 тысяч долларов.

Задержан Роман Альтшулер, исполнительный директор холдинга «Аптека групп». Обвиняется в даче взятки на сумму в 17 тысяч долларов.

«Взятку воспринимал как новогодний подарок»

Первые суды по «делу медиков» начались в январе 2019 года, показания против врачей давали представители бизнеса. Некоторые из них становились ключевыми свидетелями сразу в нескольких процессах. Например, учредитель «Геол-М» Владимир Ладутько, его директор Александр Семенюк, представитель немецкого концерна Fresenius Геннадий Соболевский. Родные обвиняемых считали: оказавшись в СИЗО КГБ, они просто «сдали» медиков и сами ушли от ответственности. Некоторые взяткодатели действительно были освобождены от уголовной ответственности по ст. 431 (Дача взятки) за сотрудничество со следствием, однако другие находились в статусе обвиняемых.

По версии следствия, врачи за взятки лоббировали интересы определенных компаний, которые поставляли медицинское оборудование и препараты. У самих фигурантов-медиков другая позиция. Они не просили денег, не требовали, не намекали, но не отказывались. Расценивали конверт как подарок.

— Первый раз Ранчинский (директор предприятия «Медисфера». — Прим. TUT.BY) пришел в конце 2016 года поздравить с Новым годом. Принес бумажный пакет Siemens, в нем лежали календарики, ежедневники, новогодние шарики. Пакет обнаружил не сразу, потом уже увидел в нем тысячу евро, — рассказывал на суде академик Александр Белецкий. — Я не побежал, не отдал, неправильно поступил. Воспринимал это как новогодний подарок. Теперь уже знаю, если есть и приятельские отношения, и хозяйственные, то это уже взятка.

Кстати, сами взяткодатели чаще всего придерживались той же позиции: деньги действительно никто не вымогал, в кабинете врача они появлялись «обозначиться», «напомнить о себе» либо таким образом решали вопрос с оплатой товара, который поставляли компании. Порой просрочка платежа была несколько месяцев.

— На моем месте мог быть любой. Когда в июне пошли задержания, такое ощущение, что включился печатный станок, пошли оплаты и без задержек. Система создала систему внутри, чтобы я ходил с протянутой рукой, чтобы Белецкий просил. Так что случилось за это время? Бюджет остался таким же. В Минздраве не обращали раньше внимания на это, очень удобная позиция, — рассказывал в феврале 2019 года на суде Борис Ранчинский.

Врача, который не признал вину, приговорили к 9 годам. Остальные получили меньше

Как рассказывали в судах врачи, они работали с фирмами-монополистами, которые поставляли качественное оборудование. Техническое задание не писалось специально под определенную компанию, тендер она выиграла бы и без взяток. Гособвинение озвучивало иное: за конкретную поставку техники врач получал 5−7% от суммы.

Что интересно, к поставленному оборудованию у подчиненных обвиняемых претензий не было. Например, во время допроса в суде по делу заместителя главного врача медцентра МТЗ Сергея Семижона свидетель, ведущий инженер по медицинскому оборудованию центра отметил: поставленной техникой «все очень довольны».

Выяснилось и другое. Компании, где работают взяткодатели, и сейчас продолжают сотрудничать с больницами и поликлиниками, заключаются новые контракты.

Почти все обвиняемые врачи признали вину, «раскаивались искренне и сердечно». Единственный, кто полностью отрицал вину, — Алексей Еськов, начальник военно-медицинского управления Минобороны. Он, кстати, получил самый большой срок — 9 лет лишения свободы в колонии усиленного режима.

Взятка врачам, как правило, передавалась в конверте, который лежал в пакете с сувенирной продукцией, набором чая, кофе и конфет. Накануне Нового года, праздников, дня рождения медика бизнесмен приходил в рабочий кабинет врача, они обсуждали рабочие моменты, поздравляли друг друга, а потом протягивался пакет. Суммы были разные — от 50 евро до 10 тысяч долларов. Во время судебных процессов, которые уже прошли, пока не фигурировала взятка в 350 тысяч долларов.

Самые большие взятки на счету у Александра Столярова (более 55 тысяч долларов), Вячеслава Гнития (более 50 тысяч долларов), Андрея Стрижака (35 тысяч). Самую маленькую взятку, 250 долларов, получил Сергей Лещиловский, начальник управления медицинской техники Центра экспертиз и испытаний в здравоохранении.

Ожидается еще один громкий процесс, фигурант — директор предприятия «Белмедтехника» Александр Шарак, у которого при обыске в тайнике нашли 620 тысяч долларов.

«Благодарности» возникали, чтобы некоторые чиновники по-человечески и добросовестно делали свою работу»

TUT.BY решил узнать: всегда ли отношения представителей бизнеса и медицины были основаны на «благодарностях»? Или можно было работать без взяток? На условиях полной анонимности с нами согласился поговорить специалист, который работает в этой сфере больше 20 лет. Он вспоминает: раньше вопросы решались без взяток, максимум, что могли подарить врачу на праздник — дорогой коньяк.

— В 1990-е и 2000-е годы на медицинском рынке было больше профессионального взаимоуважения, интереса к новому. В большинстве случаев и раньше, и сейчас отношения основываются просто на добросовестном сотрудничестве. Фирмы приводят на рынок новую продукцию, новые разработки со всего мира — а, следовательно, и новые методики лечения, более щадящие для пациентов и более удобные для врачей. В основном врачи заинтересованы в сотрудничестве для своего профессионального развития, это лучшая мотивация для них, — рассказывает эксперт. — В последние годы с ростом конкуренции на рынке появились игроки, которые и стали использовать методы «благодарности» врачам и чиновникам от медицины либо для входа на рынок, либо для получения большей доли на рынке. Пришли на должности и некоторые чиновники определенного склада. Рынок стал меняться, фирмы, работавшие без «мер дополнительной мотивации», стали терять свои позиции. Невольно многие из них вынуждены были также оправдывать ожидания чиновников, чтобы выдержать конкуренцию и остаться на плаву, поскольку в дистрибуции очень важен объем. Объема нет — ты стремительно теряешь конкурентоспособность и вылетаешь с рынка.

На судах по «делу медиков» звучало, что врачи за счет коммерческих структур ездили на конференцию за границу. Например, в Барселону. По мнению нашего собеседника, это обычная мировая практика, когда производители современной медицинской техники помогают медикам с оплатой таких поездок.

— В целом взаимоотношения между фирмами и медициной не сводились только к материальным интересам, было и есть просто профессиональное сотрудничество. В некоторых случаях присутствовала и материальная составляющая, однако фирмы считали это благодарностью, поздравлением с праздниками, помощью в оплате билетов на конференции и учебу, — говорит специалист. — В течение двух десятилетий сложилась такая практика, когда фирмы по просьбе медучреждений помогали в проведении медицинских конференций в стране, а также в посещении врачами международных конференций, мастер-классов, где наши специалисты имели возможность поделиться своим опытом, а также получить опыт и знания международного уровня. Это обычная практика сотрудничества врачей и производителей в большинстве стран, без обмена опытом и идеями невозможно было бы развитие и создание новых прогрессивных методов лечения, а также развитие и поддержание высокого профессионализма специалистов на уровне лучших достижений мировой медицины.

После уголовного дела врачи и бизнесмены свели общение к минимуму

— На ваш взгляд, почему вообще сложилась такая ситуация? Что не так было в сфере закупок? Какими они должны быть, чтобы потом не заканчивались уголовным делом?

— В отдельных случаях удачно совпадали интересы некоторых представителей бизнеса и некоторых чиновников. Можно предположить, что «правильно написанные» технические задания на тендеры позволяли иметь желаемого победителя. Это не относится ко всем тендерам, но иногда требования к запрашиваемому сочетанию характеристик продукции выглядят весьма странно (как будто намеренно усложнены и заужены). Каковы причины этого сочетания требований, остается только догадываться.

Чтобы уменьшить вероятность возникновения ситуаций, когда решение зависит от конкретного человека, важно иметь корректное техническое задание (ТЗ) к тендерам. Оно не должно содержать надуманных параметров закупки, необоснованных требований, отсекающих от участия в конкурсе большинство поставщиков, тем самым ограничивая конкуренцию и повышая стоимость закупки. Несомненно, иногда есть объективные требования к закупаемому оборудованию, но они должны быть обоснованы специалистом, написавшим техническое задание, и подтверждены другими специалистами из этой же области медицины.

Еще одна проблема: недостаточно качественно написанное техзадание. Бывает, что в ТЗ содержатся излишние, рудиментарные (вследствие копирования из года в год или из других заданий), противоречивые, иногда невыполнимые требования. Вдобавок оценку на соответствие параметрам может проводить человек, недостаточно глубоко разбирающийся в предмете. В таком случае поставщик реально востребованной и соответствующей запросу продукции может быть отклонен по какому-нибудь малозначимому отличию параметров или просто по формальному признаку, что снижает конкуренцию и увеличивает цену.

Позиция чиновников при этом: ответ отрицательный, вот такое-то формальное основание. К нам какие претензии? Формально все верно. Аргументация в ответе на поданный вопрос может быть: «Считаем нецелесообразным». Нужно отметить, что отрицательный ответ бывает и вполне обоснованным, по делу. Однако порой он выглядит совершенно необъективным, по малозначительному или формальному основанию, или по ошибке, или недостаточно глубокому пониманию/рассмотрению ситуации. Как тогда решать вопросы? Вероятно, отсюда рождались подходы и попытки договориться. Сначала убедить, объяснить, разъяснить, привести доводы и аргументы. К сожалению, доводы и аргументы не всегда принимаются во внимание. Чаще всего чиновники стремятся отгородиться от лишних забот. Вообще, необходимость «благодарностей» возникала не для получения преференций, а просто чтобы некоторые участники процесса нормально, по-человечески, объективно и добросовестно делали свою работу и для того, чтобы преодолеть бюрократические барьеры, которых и быть не должно.

Сейчас многие врачи и представители коммерческих структур надеются: новый министр здравоохранения сможет искоренить коррупцию, выстроить отношения медиков и бизнесменов так, чтобы все решалось без взяток. Уже с 1 июля 2019 года вступили в силу изменения в проведении электронных аукционов. Изменения направлены на увеличение прозрачности закупок и оптимизацию сроков проведения тендеров.

— Несомненно, произошедшие события повлияли на ситуацию на рынке, дисциплинировали и поставщиков, и чиновников. В основном белорусские компании на рынке заинтересованы в стабильной работе в рамках закона, хотят честной конкуренции, понятных и выполнимых правил проведения аукционов. Однако чаще стали встречаться ситуации, когда по любому небольшому и реально малозначимому несоответствию ТЗ фирма отклоняется от участия в торгах, — отмечает специалист в сфере закупок. — Людям, принимающим решение, видимо, безопаснее перестраховаться и не допустить фирму к торгам при малейшем несоответствии, даже формальном и незначительном. В ряде случаев это снижает конкуренцию и двигает цену торгов вверх вследствие участия в аукционе меньшего количества компаний.

Сейчас врачи и представители бизнеса осторожны в общении, свели его к минимуму. Они уже не могут, как раньше, обсудить некоторые технические детали, новую продукцию, из-за уголовного дела некоторые европейские компании отказались работать с Беларусью напрямую и на рынок стали выходить Индия и Китай, у которых другое качество товара, зато ниже цена.

Последнее в рубрике