Как новые социальные группы меняют белорусское общество
06.05.2021

Как новые социальные группы меняют белорусское общество

Летучий университет презентовал исследование изменений структуры белорусского общества под воздействием инновационного и технологического развития.

Исследование «Новые группы и социальная структура. Белорусское общество под воздействием инновационного и технологического развития» задумывалось и реализовывалось до начала пандемии COVID-19 и августовских событий 2020 года, однако те сущностные изменения в образе жизни, коммуникации и социальной структуре, о которых в нём идет речь, выступили одним из факторов этих политических и общественных изменений.

Как отметила на zoom-презентации автор исследования, социолог и методолог Татьяна Водолажская, прошлым летом мы увидели, что количество необъяснимых социологических явлений нарастает.

— Например, невиданная солидарность во время пандемии и затем во время революционных событий никак не может объясняться только сменой поколений, сменой социального контракта или еще какими-то представлениями о социальных группах, — считает социолог. — Адекватных категорий, с помощью которых можно приблизиться к пониманию, практически нет сейчас для белорусской ситуации. При этом белорусская ситуация сочетает в себе с одной стороны глобальные тенденции, с другой — свой локальный контекст. Наш локальный контекст — это отчасти инерция постсоветских изменений, когда десоветизация не состоялась, но какие-то изменения вроде бы все же происходят. Мы видим, что появляются какие-то новые социальные группы, им дают имена, в их отношении возникают какие-то стереотипы и так далее. Все это требует осмысления и некоей общественной рефлексии, чтобы перейти в план строения общественных отношений, иначе это остается за пределами нашего внимания, в том числе за пределами внимания социальных и политических акторов.

По словам социолога, как пишет Thinktanks.by, для исследователей были важны три компонента, которые есть в этом инновационно-технологическом развитии.

— Это развитие и распространение технологий и коммуникаций и передача информации, что влияет на коммуникацию, на сообщение, на знание, на то, во что может быть включен человек. Это существенные изменения в организации и содержании труда и производства. Это изменения в экономике, которые двигают и меняют то, как человек соотносится со своей работой — а значит, это очень сильно меняет образ жизни, значит, это меняет социальные отношения, — сказала Татьяна Водолажская.

Как выяснилось в ходе проведения глубинных интервью, даже люди, которые находятся в эпицентре инноваций, с трудом осознают собственное социальное место. Респонденты, скорее, используют категории индивидуальной истории, чем некоей группы или класса людей. В самоописаниях чаще используется «не представления о социальной группе, но явные типы поведения, личностные качества, которые выделяют этих людей, например, стремление к новизне, авантюрность.

— Эти же люди говорят, что подобных себе опознают не по социальному имени, а по присутствию в каких-то коммуникативных ситуациях, пространствах и по модели поведения, — отмечает автор исследования.

По словам Татьяны Водолажской, на вовлеченность в инновационные процессы влияют следующие факторы: личностно-культурный (готовность к восприятию новизны, к смене всего — места, профессии); компетенции для включенности в инновационный процесс (функциональная грамотность, коммуникативная грамотность); компетенции саморазвития (самоорганизация, способность учиться).

— Крайне важной становится среда профессионального общения и социального окружения. Казалось бы, сейчас из-за развития коммуникаций и технических средств даже в маленьком городке любой может стать, например, частью международной корпорации. Но, как оказалось, если ты такой один в небольшом населенном пункте — ты все же будешь изолирован, не сможешь делиться повседневностью. Так что лозунг о доступности справедлив лишь отчасти, — отмечает социолог.

Новые трудовые отношения

 

Трудовые отношения почти всегда определяли социальное положение человека, но это тоже уходит в прошлое. Помимо удаленности производства, происходит переход в проектность, которая уже характерна и для больших производств.

Проектность — всегда конечная вещь и результативность, проекты довольно часто фрагментирует общий процесс, коллектив строится совсем по-другому. Здесь же — и кратковременность отношений в команде.

Немаловажен и вопрос гарантий, прежний наработанный инструментарий защиты работника перестает работать в полную силу в новых условиях. Работа на удалении, которая стала очень быстро развиваться во время пандемии, плотно пересекается с проектностью, но имеет и свои эффекты. Она дает много возможностей для доступа к новым профессиям, например, домохозяйки, люди из уязвимых групп уже могут включиться в ранее недостижимые для них трудовые отношения, но при удаленной работе весь груз самоорганизации времени и рабочего места ложится на работника — это очень удобно для работодателя, но это и обременяющее обстоятельство для работника, которое не каждый может разрешить в силу разных причин, в том числе и из-за недостатка материальных ресурсов. Креативность или творческий элемент в производстве становится уделом уже не только творческих профессий, сегодня всякая работа требует креативности.

Респонденты отмечали, что ощущение инновационности в белорусской ситуации очень сопряжено с предпринимательством как образом жизни. Это не всегда сочетается с формой «индивидуальный предприниматель», тут речь о духе свободы и самовыражения.

Нестабильность и негарантированность как самой занятости, так и условий и договоров с работодателем, становится все более и более очевидной, но не осознается как серьезная проблема.

Последнее в рубрике