Как не запутаться в разных типах санкций?
19.12.2020
Юлия Медведская, Цэнтр новых ідэй

Как не запутаться в разных типах санкций?

Чем отличаются финансовые санкции от экономических? Может ли белорусская оппозиция передавать санкционные списки в евроиниституты? И приведут ли санкции к падению режима? Отвечаем на часто задаваемые вопросы.

В Беларуси много разных мнений по санкциям, но не хватает их четкой систематизации. Это ведет к манипуляциям общественным мнением и искусственно раздутым информационным поводам. Данный текст описывает таксономию европейских санкций, а также их вероятное влияние на режим Лукашенко. Дальше больше деталей для тех, кто хочет разобраться в сути вопроса.

Какие есть типы санкций ЕС?

Дипломатические санкции, как правило, сводятся к разрыву дипломатических отношений, запрету на посещение спортивных мероприятий и другим недружественным мерам по меркам международного права.

Финансовые санкции бывают двух видов. С одной стороны, это всем известные целевые санкции, подразумевающие заморозку активов и запрет на въезд. Именно такими были первые два пакета санкций, принятые ЕС после выборов 9 августа в отношении Беларуси. С другой стороны, это прекращение выделения финансовой помощи, например приостановка проектов Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР) и Европейского инвестиционного банка (ЕИБ).

Секторальные экономические санкции часто путают с финансовыми санкциями в отношении физических и юридических лиц. Здесь важно понимать, что санкции в отношении лиц, близких к режиму Лукашенко, а по-другому «кошельков режима», не являются секторальными экономическими санкциями. К примеру, санкции против «Белтехэкспорт» и «Трайпл», принятые после выборов 2010, не били целенаправленно по определенному сектору экономики, а были направлены на предприятия, оказывающие финансовую поддержку белорусской номенклатуре. Так попадание бизнесменов из окружения Лукашенко в санкционный список ЕС приведет к невозможности их экономической деятельности на рынке ЕС, но это никак несопоставимо с секторальными экономическими санкциями.

В качестве явных примеров секторальных экономических санкций можно привести запрет на инвестиции в Крым, ограничения доступа топливно-энергетических компаний России и российских банков на финансовые рынки ЕС.  Сюда же входит запрет на экспорт некоторой европейской техники и оборудования для разведки и добычи нефти.

На данный момент в отношении Беларуси действуют два вида секторальных экономических санкций: запрет на торговлю оружием и запрет на экспорт оборудования, которое может использоваться для внутренних репрессий.

Самыми серьезными по влиянию являются экономические санкции. Они включают в себя полное торгово-экономическое эмбарго. Такие ограничения были приняты против Ирака и имели разрушительное воздействие на экономику страны и уровень продовольственной безопасности населения. Многие высокопоставленные чиновники ООН называли последствия санкций «настоящей человеческой трагедией», не имеющей ничего общего с идеалами свободы и демократии. Экономические санкции часто обвиняют в несоответствии нормам международного права. А заложниками таких опасных мер становятся простые граждане.

Какие есть типы санкционных режимов?

На данный момент в ЕС насчитывается около 40 различных типов санкционных режимов.  Большинство их них являются географическими и принимаются против высшего руководства страны в качестве реакции на политические кризисы. Таковыми являются и санкции в отношении Беларуси, Сирии, Венесуэлы.

Помимо географических санкций, есть и тематические санкции. К примеру, санкции против террористических организаций, принудительные меры в ответ на кибератаки, а также так называемый Европейский акт Магнитского, который недавно вступил в силу. Тематические санкции принимаются автономно и независимо от ситуации в определенной стране. Они позволяют ЕС оперативно реагировать в обход традиционных разногласий в виду разных геополитических интересов стран-участниц ЕС.

К примеру, для Беларуси наиболее актуальным является вступление в силу европейского аналога акта Магнитского, который позволяет вводить санкции в отношении лиц, причастных к серьезным нарушениям и злоупотреблениям в области прав человека. Однако, пока не совсем ясно, будет ли данный механизм задействован в отношении Беларуси. Также нету четкого понимания, какие маркеры определяют серьезность таких правонарушений.

Может ли белорусская оппозиция формировать санкционные списки?

Такие списки действительно могут передаваться в европейские институции. Однако, не стоит питать иллюзий, что каждый может таким способом добиться справедливости и взмахом пера наказать своих обидчиков. В ЕС все детали перепроверяются трижды, если не четырежды, юристами из Европейской службы внешних действий и Совета ЕС. Особенно много вопросов к доказательной базе.

В отношении должностных лиц факты правонарушений не составляет труда подтвердить доказательно. Так легко установить причастность к преступлениям режима тех судей, которые выносят приговоры по статье 23.34 КоАП. Однако, для включения в санкционные списки «кошельков режима» нужны более точные данные, как правило, поступающие от спецслужб стран-членов ЕС. В Европейской службе внешних действий есть свой аналитический центр, которые занимается анализом конфиденциальной информации, на основе которой потом формируются санкционные списки ЕС.

Могут ли санкции привести к падению режима?

Это очень маловероятно. Санкционные меры оказывают психологическое воздействие на элиты и власть в целом и влекут репутационные потери. Они явно вызывают чувство дискомфорта. Вкупе с другими рычагами влияния, особенно с внутренней нестабильностью, они могут служить элементом принуждения к трансформации политической системы.

Наивно  полагать, что санкции могут спровоцировать падение персоналистского режима с довольно монолитной и клановой структурой элит. Для белорусского режима протестные настроения в обществе, которые выливаются в многотысячные акции, гораздо опаснее, чем санкции ЕС или США.

Последнее в рубрике