Как местные особенности повлияли на формирование частного бизнеса в Беларуси?
23.06.2021
Сергей Новиков, Завтра твоей страны, фото: Pixabay.com

Как местные особенности повлияли на формирование частного бизнеса в Беларуси?

Исторические особенности развития отдельных территорий Беларуси (прежде всего, Востока и Запада страны) практически не оказали влияния на темпы формирования и количественный состав национального предпринимательского класса. И все же...

В тридцатилетней истории современного белорусского бизнеса существовали закономерности, от которых зависело зарождение бизнеса на определенных территориях страны. 

Какие это закономерности — в новой части исследования «Тридцать лет вопреки. Как создавался частный бизнес в современной Беларуси (1991-2021гг.)».

Запад и Восток практически не отличаются количеством громких имен в мире белорусского бизнеса. Если проанализировать по месту рождения топ-30 самых успешных и влиятельных бизнесменов (без уроженцев Минска и айтишников), составляемый «Ежедневником», тот факт, что Запад был в составе Польши, а на Востоке на двадцать лет раньше началось внедрение социалистической модели, не привел к численному доминированию одной группы над другой. Да, в западных Бресте и Гродно Михаил и Александр Мошенские и семья Байко создали уже даже не национальные, а межрегиональные бизнесы. Но на Востоке есть свой Евгений Баскин в Могилеве, создатели упаковочного кластера в Гомеле и основатели многочисленных фармацевтических и швейных компаний в Витебске.

Территориальный фактор, однако, все же присутствует в процессах формирования и масштабирования частного бизнеса в Беларуси. 

Во-первых, он однозначно повлиял на время, темпы и даже уровень бизнеса, который возникал на пограничных территориях, в первую очередь, с более развитыми в капиталистическом плане Польшей, Литвой и Латвией. Яркие примеры соседей, короткое транспортное плечо и упрощенный доступ жителей приграничных территорий к развитым соседним рынкам позволили не только облегчить накопление первоначального капитала, но и расширять предпринимательские навыки, получать конкурентные технологии. Компании тех же Мошенских и Байко начинали с банальной купли-перепродажи и счет таких, выросших на приграничной торговле успешных бизнесов, идет на сотни.

Во-вторых, на темпы и численный состав предпринимательства в отдельных регионах не могли не оказывать влияния доставшиеся с советских времен перекосы в планировании и промышленном развитии регионов Беларуси.  Единственной областью, которая была обделена в период советской индустриализации, стала Брестская. Без крупных государственных предприятий уровня «Гомсельмаша», Мозырского НПЗ, «Нафтана», «Могилевхимволокна», «Гродно-Азота» она оставалась самым проблемным регионом и для новых властей страны. Но отсутствие крупных государственных работодателей и стагнация почти всех остальных привели к буму предпринимательской инициативы. Брестская область стала одним из лидеров по числу регистрирующихся индивидуальных предпринимателей, малых и средних предприятий, которые охватили буквально все сегменты производства и сферы услуг. И именно в Бресте начал формироваться, например, первый региональный IT-кластер.

Третий момент тоже связан с советским наследием и заключается, наоборот, в стимулирующем воздействие крупных советских гигантов на местную деловую среду. И это не банальные, нередко коррупционные, торговые схемы. Гигантам требовались материалы, полуфабрикаты, оборудование. И под их производство и обслуживание создавались целые кластеры частных бизнесов. Как, например, в Солигорске для «Беларуськалия», за контракты с которым соперничают местные холдинги СИПРсОП, «Нива» Романовича и «Пассат». С выполнения запросов многочисленных заводов борисовского автопрома начинали свой путь в большой бизнес Анатолий Капский, Игорь Кушнерский и другие крупные бизнесмены.       

Научную, инженерную и кадровую базу для бизнеса создавали и создают базирующиеся в белорусских городах вузы. Это четвертый важный территориальный фактор, без которого было бы немыслимо появление и успешное функционирование многих региональных и национальных бизнесов Беларуси.   

БГУИР и БГУ обеспечили концентрацию IT-компаний в Минске. Свой вклад в успешное развитие этой отрасли в регионе вносит Гродненский госуниверситет. Могилевский машиностроительный институт (сейчас Белорусско-Российский университет) является альма-матер Евгения Баскина, братьев Павлюков и многих видных бизнесменов этого областного центра. Витебский медуниверситет и Витебский технологический университет имеют не только региональное, но и национальное значение для фармацевтической отрасли и легкой промышленности страны. Именно эти вузы окончили основатели и ключевые топ-менеджеры таких компаний, как «Аптека Групп», «Нативита», «Рубикон», холдинга семьи Сипаровых.    

В-пятых, важное значение для молодого белорусского бизнеса сыграли свободные экономические зоны. Своими льготами они стимулировали значительный пласт будущих бизнесменов, сотни из которых сумели создать достаточно крупные компании. 

Есть достаточное количество других, менее значимых территориальных факторов, которые оказывали или оказывают влияние на развитие частного бизнеса в стране.

Один из них был связан с приходом к власти Александра Лукашенко, среди сторонников которого преобладали представители так называемого «могилевско-шкловского клана». На первых порах они и связанные с ними бизнесмены получили широкие привилегии. Но «вертикаль» постепенно укомплектовалась представителями других регионов, и клановые интересы сменила экстерриториальность «придворного бизнеса».

Еще один фактор – личности, вдохновившие других на открытие своего бизнеса. Например, бизнесмен — пионер в каком-либо деле, вроде родоначальника брестского трикотажного кластера Валентина Дандорфа. Или рачительный губернатор вроде Бориса Батуры, который своими лоббистскими усилиями превратил отсталую Могилевщину в одного из лидеров по привлеченным инвестициям. Это при Батуре в области начали работать «Серволюкс», «Белатмит», «Пивоваренная компания «Сябар», соковый завод Oasis Group («Сочный») и другие.

Имеет место в процессе формирования белорусского бизнеса и религиозный фактор. В Беларуси он привязан к конкретной территории. Баптистские общины Брестчины выдвинули из своих рядов немало известных предпринимтаелей, включая семью Грибов из знаменитых Ольшан. Живующие бок о бок с ними православные и католики тоже стали участниками этого процесса – из той же среды происходят Юрий Чиж, Николай Говорко («Белдан»), уроженцы одного из центров белорусского протестантизма Кобринщины Сергей Литвин и Владимир Василько («Евроторг»).

Последнее в рубрике