Как люди с инвалидностью теряют и находят работу во время эпидемии COVID-19
25.06.2020
Надежда Ковш, Завтра твоей страны, фото: Открытый дом

Как люди с инвалидностью теряют и находят работу во время эпидемии COVID-19

Всего четыре месяца у Инны была любимая работа: она замешивала тесто, перебирала орехи, раскладывала по баночкам ароматное печенье. Теперь Инна в неоплачиваемом отпуске, но каждый день звонит своему работодателю – когда же можно будет опять вернуться в пекарню?

Найти работу по душе человеку с ментальными особенностями сложно.

Несмотря на четыре специальности: овощевод-садовод, флорист, оператор ЭВМ, мастер по маникюру, Инна долгое время не могла трудоустроиться.

— Мне предлагали работу за компьютером, но я хочу находиться в коллективе, общение для меня очень важно, — говорит Инна. — А вот работать в пекарне «Добрае печыва» мне нравилось, люди там хорошие и отзывчивые.

Пекарня «Добрае печыва» принимала на работу людей с ментальными расстройствами. К сожалению, с началом эпидемии коронавирусной инфекции предприятие закрылось.

— Основными заказчиками производимого нами печенья были IT-компании, но из-за эпидемиологической обстановки они перевели своих сотрудников на удаленную работу и спрос упал, — поясняет Дмитрий Богданов, руководитель проекта «Добрае печыва». — Платить ежемесячную арендную плату в 1000 рублей стало не под силу, и мы вынуждены были выехать из  этого помещения.

1
Дмитрий Богданов, фото: TUT.BY

Льгот по аренде пекарня не имела, несмотря на то, что трудоустраивает, в основном, людей с инвалидностью.  Дмитрий подчеркивает, что основной причиной закрытия стали именно финансовые проблемы. Руководство пекарни было в состоянии обеспечить безопасность сотрудников во время эпидемии коронавируса.

«Нас просто завалили заказами!»

Оксана Шевченко основатель ЧУП «Метеорит-плюс». Это гомельское социальное предприятие, где 30% сотрудников — люди с  инвалидностью. В основном это женщины-швеи, имеющие проблемы со слухом.

— Когда началась эпидемия СOVID-19, мы совершенно растерялись и даже хотели остановить работу, чтобы не подвергать сотрудников риску заражения, — рассказала Оксана во время вебинара, организованного Программой поддержки Беларуси Федерального правительства Германии.

1
Оксана Шевченко. Фото: Звязда

Клиенты в начале вспышки COVID-19 просто замерли, не было заказов.

— Но мы оценили наши ресурсы – у нас хорошее швейное оборудование и квалифицированные швеи. Рынок остро нуждался в защитных средствах и мы переориентировали производство на выпуск защитных повязок. Нас просто завалили заказами! — говорит Оксана. — Мы не успевали закрывать спрос, поэтому придумали выход – привлекли к работе швей-надомниц. У нас было четыре, а стало сорок швей.

Для Оксаны особенно важно, что многие коммерческие фирмы, которые покупали защитные повязки для своих сотрудников, выбирали ее предприятие именно потому, что на нем трудоустроены люди с инвалидностью. В свою очередь, медицинским учреждениям «Метеорит-плюс» частично отгружал средства защиты на благотворительных началах.

Людей с инвалидностью почти не встретишь в кафе и кинотеатре, а на работу их берут неохотно

«Но в целом мы довольны, как справились в это непростое время»

— В Германии люди с инвалидностью имеют возможность пройти реабилитацию в общественно-полезных трудовых мастерских, – рассказал руководитель таких мастерских в Бонне Ян-Филипп Буххайстер во время вебинара, организованного в рамках Программы поддержки Беларуси Федерального правительства Германии.

В мастерских обучают и дают работу, но главная их цель – помочь людям с инвалидностью выйти на общий рынок труда.

Реабилитация включает три этапа.

Подготовительный занимает три месяца и предназначен для того, чтобы человек мог адаптироваться и выбрать направление, по которому будет проходить обучение и работать.

Обучение длится до двух лет, в течение которых человек с инвалидностью получает профессиональное образование. В Германии профессии четко описываются стандартами, в них указывается, какие компетенции и знания должны приобрести обучающиеся. В мастерских эти стандарты адаптируются для людей с инвалидностью.

В мастерских создают рабочие места для тех, кто не может выйти на общий рынок труда. Они работают в группах от 14 до 24 человек вместе с руководителями и социальными работниками, которые оказывают психологическую поддержку.

В период эпидемии коронавирусной инфекции работа мастерских в Боне не останавливалась. Но пришлось сделать многое для обеспечения безопасности.

Была разработана специальная программа. В ней предусматривалось, что люди с симптомами COVID-19 не должны приходить на работу, мастерские начали работать посменно, а рабочие места располагались на расстоянии 1,5 метров друг от друга.

В коридорах движение было организовано только в одном направлении, чтобы люди не встречались друг с другом. Каждый час проводилось проветривание помещений.

— Клининговая компания каждый час проводила дезинфекцию ручек и поручней антисептиками. Обеды учащиеся и работники получали в индивидуальной упаковке, — рассказал Ян-Филипп Буххайстер. — С теми, кто не смог приходить на работу, мы все время связывались по телефону. Или же приходили в ним домой с соблюдением всех мер безопасности.

Обучение в период эпидемии проводилось на дому.  Учебные задания и материалы для работы они получали по почте.

— У нас стала выходить газета, в которой публикуется не только развлекательный контент, но и учебные материалы.

Сейчас основные группы обучающихся уже вернулись в мастерские. Но те, кто опасается за свое здоровье, имеют возможность остаться дома с сохранением заработной платы, по крайней мере до августа.

– Федеральные и местные органы власти готовы и дальше финансировать нашу деятельность. И это внушает нам веру в будущее, — говорит Ян-Филипп Буххайстер. — К нам вернулись с заказами и многие наши коммерческие клиенты. Люди с инвалидностью производят в наших мастерских продукцию и услуги, которые востребованы на рынке и приносят доход. В этом смысле мы обыкновенные работодатели, которые стараются выжить в кризис.

Почему немцы берут на работу слепых

Оценить негативные последствия кризиса, вызванного коронавирусом, пока сложно.

— Мы не знаем, сколько у нас будет клиентов, кто вернется работать в наши мастерские, а кто нет, будут ли нас финансировать коммерческие организации, — признается немецкий эксперт. — Но в целом мы довольны тем, как справились в это непростое время.

«И когда мы сможем открыться, я не знаю»

Каждый день Инна с надеждой смотрит на телефон: вдруг позвонят из «Доброго печыва» и скажут, что пекарня открывается и ее ждут на работе?

— Теперь нам снова придется собирать деньги на ремонт и оборудование нового помещения, — говорит  руководитель проекта «Доброе печыва» Дмитрий Богданов. — И когда мы сможет открыться, я не знаю.

К сожалению, социальные предприятия в Беларуси могут больше рассчитывать на помощь неравнодушных людей и бизнеса, чем государства.

«Рабочие места были только на бумаге»

Последнее в рубрике