Как государства конкурируют в период пандемии (Игра престолов – XXI век)
16.04.2020
Александр Старикевич, Салiдарнасць, фото EPA

Как государства конкурируют в период пандемии (Игра престолов – XXI век)

Для изучения ситуации с коронавирусом используются технологии слежки за террористами.

Складывается впечатление, что впервые за долгое время можно наблюдать соревнование систем: какое государственное устройство позволяет лучше справиться с внезапной чрезвычайной ситуацией в виде COVID-19? Так ли это на самом деле, и за какую «команду» играет Беларусь, «Салідарнасць» разбирается в рамках спецпроекта «Игра престолов – XXI век».

Действительно, после краха советского блока и завершения холодной войны в конце ХХ века ничего столь очевидного как состязание «капитализм – социализм» не наблюдалось. Разумеется, имели место частные случаи вроде соперничества между США и Китаем, но оно при всей разнице в устройствах этих государств не носило ярко выраженного идеологического характера.

И вот, спустя много лет, пандемия COVID-19 стала поводом для сравнения успешности в противостоянии ей либеральных и авторитарных режимов. 

– Расхожий миф, что демократические общества хуже справлялись с пандемией, чем страны с авторитарными режимами (или наоборот), опровергает опыт Азиатско-Тихоокеанского региона, – сказал «Салідарнасці» глава Центра стратегических и внешнеполитических исследований Арсений Сивицкий. – Там успешнее всего боролись с COVID-19 Китай, Южная Корея, Сингапур и Тайвань.

Таким образом, эффективный ответ на эпидемию в национальных масштабах зависит не от формы политического устройства, а от готовности государства быстро мобилизовать общество и экономику к жизни в условиях чрезвычайного положения, при этом не понеся серьезных потерь – человеческих, политических и экономических.

Есть и другая причина, почему разговоры о соревновании систем применительно к укрощению пандемии, возможно, имеют не так много смысла. К примеру, за «сборную авторитаристов» играют Китай, Иран, Беларусь… Все они на сегодняшний день продемонстрировали довольно-таки отличающиеся стратегии поведения и разные результаты. В «команде либералов» то же самое можно сказать о Южной Корее, Италии, Швеции и других странах.

Поэтому пока что в истории с SARS-CoV-2 мы наблюдаем, скорее, зависимость не от авторитарной или либеральной модели, а от уровня компетентности реагирования и подготовленности инфраструктуры конкретной страны.

— По факту, речь идет о конкуренции между «моделями чрезвычайных положений», эффективность которых зависит от качества экспертизы и оперативности принятия решений. Скорость и качество решений, в свою очередь, все чаще базируются на обработке больших данных, открытости и прозрачности процесса принятия решений, оперативности диалога государства с бизнесом и гражданским обществом, прежде всего – экспертным сообществом. Все отчетливее проявляется угроза формирования так называемых цифровых диктатур, при том как – в демократических, так и недемократических государствах, — говорит Арсений Сивицкий.

Тотальный контроль над передвижениями и банковскими транзакциями, сетью контактов, личным самочувствием людей, пропуски в виде QR-кодов, иммунные сертификаты и т.д. — это лишь прелюдия. Не исключено, что формы цифрового контроля со стороны государства и корпораций, которые производят и внедряют эти технологические решения, только усилятся после завершения пандемии. Например, в Израиле для отслеживания ситуации с коронавирусом среди граждан уже используются технологии слежки за террористами.

— Поэтому пандемия коронавируса обнажила актуальность экспертного диалога по поводу границ и условий расширения подобного цифрового контроля. Важно выйти на своего рода  «золотую середину» между отсутствием инфраструктурных технологических изменений и полным цифровым тоталитаризмом. Речь идет о заключении своеобразного «цифрового общественного договора», в котором государство имеет возможности собирать большие данные с граждан для обеспечения их безопасности, а гражданское общество способно использовать результаты их анализа в различных видах деятельности и контролировать процесс принятия решений правительством на их основе, —  считает Арсений Сивицкий.

Беларусь реализует свой, отличающийся от других стратегий, вариант реагирования на последствия пандемии. В стране с авторитарным режимом изначально на вооружение взят экстремально мягкий подход к проблеме COVID-19. На момент публикации этой статьи карантинные меры все еще были предельно незначительны.

В минувший уик-энд Александр Лукашенко играл в хоккей при заполненных трибунах. Фото president.gov.by 

Такая позиция белорусских властей объясняется, конечно, не тем, что они вдруг стали самыми ярыми в мире приверженцами прав и свобод. Определяющими для Александра Лукашенко являются экономические соображения, о чем он сам неоднократно заявлял. С другой стороны, выбранный подход пока имел определенные методические основания. 

— Беларусь как и Южная Корея с Германией имеют сравнительно высокий показатель койко-мест на 1000 населения (больше 7). К тому же все три страны начали реализовывать стратегию ранней изоляции зараженных и добились  хороших результатов по сдерживанию эпидемии, — считает руководитель ЦСВИ. —  Как указывают исследования, быстрая скорость выявления заразившихся и их изоляция на ранних стадиях инфицирования имеет очень широкие позитивные последствия для сдерживания эпидемии, сравнимые с жесткими карантинными мерами.

Насколько мы понимаем, в начале эпидемии подобные расследования проводились тщательно и интенсивно. Возможно, это одно из объяснений нынешней «умеренной» позиции Беларуси в сравнении с другими странами, давно применившими широкие карантинные меры. Однако, по нашим оценкам, Беларусь все еще находится в более ранней фазе по прохождению волны эпидемии. 

Белорусские власти сохраняют пока оптимистичный настрой по поводу динамики эпидемии в стране. По состоянию на 15 апреля, выявлено 3728 инфицированных SARS-CoV-2.

Минздрав высказывал предположение, что на протяжении ближайших 2-3 недель число заболевших коронавирусом будет увеличиваться на 300-400 человек в сутки.

Однако для максимально эффективного реагирования на эпидемию имеет смысл рассматривать не только оптимистические сценарии, но негативные варианты развития событий. Именно такой подход позволяет мобилизировать или выделить дополнительные ресурсы, воспользоваться международным опытом,  перевести систему реагирования в высшую степень готовности («Нужно готовиться к худшему, надеясь на лучшее. Ключевой посыл – в первой части»).   

Центр стратегических и внешнеполитических исследований совместно с технологическим партнером оценил возможные масштабы эпидемии коронавируса в Беларуси. Вычисления были произведены с использованием математической модели на основе SEIR, которая является самым распространенным инструментом для прогнозирования эпидемий такого типа. Использовалось около 20 различных параметров.

Читайте о результатах исследования во второй части статьи, которую «Салідарнасць» опубликует утром 17 апреля.

Последнее в рубрике