Издевательство или действенный метод? Эксперты о санкционном списке ЕС

Издевательство или действенный метод? Эксперты о санкционном списке ЕС

Собрали некоторые высказывания журналистов, политологов и людей, которые непосредственно работали над санкционным списком.

Под санкции ЕС попали 29 физических и 7 юридических лиц. Много это или мало? Мнение экспертов разделилось. Одни считают, что данные меры абсолютно недостаточны, другие же считают, что в комплексе эти факторы будут неизбежно подтачивать режим.

Собрали некоторые высказывания журналистов, политологов и людей, которые непосредственно работали над санкционным списком.

«Список был больше, но хорошо поработали международные лоббисты»

— В январе и феврале список будет существенно расширяться другими компаниями и людьми, — рассказал TUT.BY советник советник Светланы Тихановской по международным вопросам Франак Вячорка. — Самое важное, что в список попали «кошельки» Лукашенко: бизнесмены и компании, это раньше не было. С одной стороны, список мог бы быть больше, он и был больше, но хорошо поработали международные лоббисты, представители этих компаний, бизнесменов, олигархов, чиновников, которые добились, чтобы из этого списка люди были исключены. Но с другой стороны, этот список очень важный, потому что он расширяется и туда попали те, кто при других обстоятельствах никогда бы туда не попал. Ясно, что это накладывает на них и репутационные, и экономические ограничения. Речь не только о запрете путешествий, но и об ограничении торгово-экономической деятельности.

«Нейкі пацук прыбраў з санкцыйнага спісу ЕС усе суб’екты, якія б нанеслі ўдар па Лукашэнку»

 «Для мяне гэта выглядае як кпіна, — заявіў у інтэрв’ю Нашай Ніве арт-дырэктар Беларускага Свабоднага тэатра, выканаўчы дырэктар Creative Politics Hub Мікалай Халезін, які быў сярод тых, хто актыўна лабіраваў санкцыйны спіс у Еўрасаюзе.

Самае жахлівае, што над гэтымі кейсамі працавала аграмадная колькасць людзей — журналістаў, расследавальнікаў, супрацоўнікаў розных спецслужб. Шмат людзей папрацавала над тым, каб падаць Еўрасаюзу самы поўны спіс.

Там было больш за сотню суддзяў, з падрабязным апісаннем іх дзеянняў, нашмат больш за сотню сілавікоў. І калі казаць пра «кашалькоў», то былі прадстаўлены кейсы на ўсіх, хто працуе з сям’ёй Лукашэнкі — гэта пару дзясяткаў прозвішчаў. Гэта самыя шырокія кейсы з падрабязнай інфармацыяй пра кампаніі, якія зарэгістраваныя ў розных краінах свету, усё ўзята з афіцыйных рэестраў, аж да бенефецыяраў кампаній.

У выніку ж мы ўбачылі спіс, які складзены абсалютна па незразумелай схеме. Ясна, што ўзялі адусюль пакрыху, але тыя людзі, што складалі канчатковы спіс, не маюць уяўлення, як уладкаваная сістэма ў Беларусі і ўвогуле як жыве Беларусь. Яны нават не разумеюць сутнасці санкцыйнага працэсу. Часам не трэба нават вялікая колькасць, але замарожваць патрэбна цэлыя сегменты.

Умоўна кажучы, у спісы трапіў Мікалай Варабей, але сэнсу ў гэтым няма абсалютна ніякага. Калі мы гаворым пра кампанію «Брэміна груп», якой аддадзеныя правы на спагнанне грошай на транзіт, то там займаюцца тры бізнэсмены — Зайцаў, Варабей, Алексін. А ў выніку толькі адзін чалавек трапляе ў спісы. Гэта значыць, што праца не спыніцца.

Што толку, што ў спіс трапіў Шакуцін? Набор ягоных кампаній у сённяшнім выглядзе ніякага прыбытку прыносіць не будзе, бо дзяржава трапляе цяпер у зону такой турбулентнасці, што будзе цяжка весці высокатэхналагічны бізнэс. Пытанне грошай, якія круцяцца вакол «сям’і». Гэта перакладванне дзяржаўных грошай у прыватную кішэню. Мы тут можам гаварыць пра фармакалогію, цыгарэтны бізнэс, гандаль нафтай і каліем.

Для мяне проста смешна, што зрабіў Еўрасаюз. Гара нарадзіла мыш. Ніхто не пацерпіць ад гэтага, толькі што спадарыня Качанава не з’ездзіць у Ніцу. Але мне гэтага мала!

Я разумею, што яна адказная за большыя грахі. У нас ёсць усе кейсы, і мы будзем думаць, што з імі рабіць. Ёсць варыянт апублікаваць, ёсць — перадаць на расследаванне міжнародным буйным групам, ці проста спыніцца, але апошняга мы не хочам. Бо гэта не наш бізнэс, а справа беларускага народа.

Хутчэй за ўсё, гэта была нейкая праца лабістаў Пуціна і Лукашэнкі. І гэта не класічны палітычны лабізм, а, калі казаць на турэмным жаргоне, «крысятнічаства». Нейкі пацук нібыта спецыяльна прыбраў усе суб’екты, якія маглі б нанесці шкоду Лукашэнку. Іх усіх прыбралі! Аднаго з іх, Алексіна, выкраслілі ў апошні момант, проста ручкай, калі ўжо прайшло ўсе ўзгадненні. Вельмі дзіўная гісторыя. І мне здаецца, што ўнутры ЕС павінны разабрацца, хто так эфектыўна папрацаваў над гэтым.

Я мяркую, што Машэнскі не трапіў у санкцыйныя спісы, бо катаўся на лыжах у Сочы з Лукашэнкам і Пуціным. На каго-каго, а на Машэнскага кейс вялікі, з усімі ягонымі прыгодамі. Але калі ты катаешся на лыжах, то, вядома, нікуды не трапіш. Справа ў тым, што ад такіх санкцый пацярпелі б ад 300 да 500 расійскіх кампаній, якія працуюць разам з беларускімі, таму расійскія лабісты працавалі вельмі шчыльна. Усё гэта выкраслена! Уплыў Лаўрова і Пуціна, безумоўна, ёсць.

Нас запэўніваюць, што ўсе яшчэ трапяць у чацвёрты спіс. Але ж я разумею, што лабісты з другога боку будуць таксама працаваць і яны свае аргументы будуць даваць. Цяпер мы крыху не разумеем, што рабіць далей, і гэта адбываецца ад неразумення рэчаў, якія адбываюцца ўнутры Еўрасаюза».

«Калитку для неформальных контактов для диалога с Европой временно оставили через бизнесменов, приближённых к семье Лукашенко»

— Во-первых, сразу пошла речь про четвертый пакет, т.е. если кого-то не включили, то это можно воспринимать как временное невключение. По срокам четвертый пакет можно ожидать что будет синхронизирован, учитывая текущую динамику, с американскими санкциями. Американские санкции традиционно считаются более жёсткими, чем европейские, — пишет Телеграм-канал Рефлексия и реакция.

Во-вторых, под санкции не попали несколько очевидных фигур. Эти фигуры объединяет тесная связь, по слухам, со старшим сыном АГЛ. Единственный кто попал в список из таких фигур — Николай Воробей, но как физлицо, его юрлица и аффиллированные компании в список не попали. В списке из юрлиц удар в основном пришёлся по госструктурам и «старым» связям, здесь, конечно, в первую очередь всплывает фамилия Шеймана, плюс предприятия оборонки. Этих не жалко, через них никто работать не будет.

Таким образом, можно аккуратно выдвинуть гипотезу о том, что калитку для неформальных контактов для диалога с Европой временно оставили через бизнесменов, приближённых к семье Лукашенко (именно к семье, а не к нему лично). Вряд ли можно вести речь о подкупе еврочиновников, репутационные риски здесь огромны. Скорее оставляют пространство для диалога с ограниченными сроками (месяц-два). Почему именно семья? Да потому что сорокапятилетние смотрят на будущее совсем не так как семидесятилетние.  Если на старости лет можно позволить себе стратегию all in (всё или ничего), то имея капитал, связи и более молодой возраст, с гораздо большей вероятностью возникнет желание договориться об условиях сохранения активов. Это потенциальная точка давления изнутри, введя сразу жёсткие санкции по всем фронтам, вместо этой точки давления будет ещё больше круговой обороны.

«В комплексе эти факторы будут неизбежно подтачивать режим»

— По неофициальным данным, некоторые деятели, именуемые на Западе кошельками Лукашенко, сумели выскользнуть из нового санкционного списка ЕС, — пишет политический обозреватель Александр Класковский. — Типа: я не такая, я жду трамвая. Но еще не вечер. Афиллированный с режимом бизнес наверняка будет чувствовать себя все неуютнее.

Конечно, ручные белорусские «олигархи» не осмелятся бунтовать, требовать от властной верхушки каких-то уступок Западу, но сами возможности этих «кошельков» могут быть урезаны, что скажется на ресурсах режима.

В любом случае западное давление само по себе, конечно, не способно изменить или раскрошить систему Лукашенко. Но сейчас и Москва, похоже, не настроена безоговорочно его поддерживать, а тем более вкладывать в столь неперспективного партнера большие деньги.

Экономический ресурс его власти будет истончаться, а политическое давление со стороны недовольной части общества, скорее всего, не ослабнет. И в комплексе эти факторы будут неизбежно подтачивать режим.

«Ожидать включения десятков компаний в первый заход и не приходилось»

— Самое важное на этом этапе, что Евросоюз вышел на качественно иной уровень санкций, добавив к персоналиям конкретные компании. У ЕС немалая бюрократия в принятии санкций, поэтому ожидать включения десятков компаний в первый заход и не приходилось, — отмечает  Андрей Елисеев. — Поскольку Евросоюз добавил в список таких лиц, как Шакутин и Воробей, то вероятно в последующие заходы санкции будут распространяться и на их активы. Министры стран ЕС обычно собираются по крайней мере раз в месяц, поэтому дальнейшее расширение списка может состояться уже в январе-феврале.

Что касается эффективности санкций, то научный анализ свидетельствует, что санкции в отношении «кошельков» авторитарных режимов весьма болезненны для них. Именно персоналистские авторитарные режимы с большей вероятностью дестабилизируются в результате такого санкционного давления, чем однопартийные и коллегиальные военные диктатуры. Но говорить всерьез о таком эффекте санкций можно было бы только в случае значительного расширения списка и продолжительности их действия.

Пока же речь идет скорее об угрозе (!) более широких санкций, чем об эффекте от уже действующих. Санкции ЕС в нынешнем виде годятся не для дестабилизации политического режима, а для наказания (часто символического) лиц, напрямую с ним связанных.

Карбалевіч: «У санкцыйным сьпісе найбольш цікавы якраз сьпіс суб’ектаў гаспадараньня»

Последнее в рубрике