Ирина Точицкая: Изменения климата меняют архитектуру международной торговли
16.03.2021
Ольга Томашевская, Thinktanks.by

Ирина Точицкая: Изменения климата меняют архитектуру международной торговли

Ирина Точицкая: Изменения климата меняют архитектуру международной торговли

Развитые страны при выработке экономической политики все больше учитывают такой фактор как изменение климата. Это приводит к изменениям во многих секторах экономики и в ее структуре в целом.

Почему фактор изменения климата будет оказывать все большее влияние на белорусскую экономику — об этом в интервью Thinktanks.by рассказала Ирина Точицкая, научный директор Исследовательского центра ИПМ:

— Беларусь как страна с открытой экономикой, которая зависит от экспорта, не может оставаться в стороне от мировых трендов. А они сегодня тесно связаны с намерением развитых стран достичь углеродной нейтральности в ближайшие десятилетия. Эти тренды выражаются и в принятии правительствами комплексных мер на законодательном уровне, и в развитии технологий, и в изменении потребительского поведения. К примеру, новая промышленная стратегия ЕС предполагает двойной переход к новой экономике – экологический и цифровой.

— Какие из тех мер, что принимают правительства западных стран, могут в скором времени оказать влияние на экономику Беларуси?

— Многие страны сегодня ставят перед собой задачи по сокращению до нуля выбросов парниковых газов к 2050 году. Первой такой закон приняла Великобритания, несколько позднее ЕС принял так называемый Зеленый курс для Европы (European Green Deal) - план по снижению выбросов, который стал важным компонентом промышленной стратегии Евросоюза.

Для нас это означает появление в скором будущем новых вызовов для экспорта. В рамках Зеленого курса ЕС намерен ввести механизм пограничной корректировки выбросов углекислого газа. Сегодня еще не совсем ясно, как будет работать этот механизм. Однако есть высокая вероятность, что его введение приведет к повышению стоимости экспорта в нефтепереработке, химической и металлургической промышленности, а также ряде других видов деятельности, что скажется на их конкурентоспособности.

— Но на данный момент вопросы поставок нефтепродуктов остаются чувствительными для Евросоюза. Вряд ли он сможет отказаться от их использования в короткие сроки.

— Речь не идет об отказе от нефтепродуктов в самое ближайшее время. Но многие эксперты сходятся в том, что к 2030 году могут быть приняты значительные по масштабу меры, чтобы остановить глобальное потепление. Если не быть к этому готовым, можно получить серьезный шок.

Кстати, Великобритания планирует ввести запрет на продажу бензиновых и дизельных двигателей с 2030 года, Франция – с 2040 года, Норвегия – с 2025 г.  Отказаться от автомобилей с двигателями внутреннего сгорания планируют также Швеция, Дания, Ирландия, Исландия, Нидерланды, Израиль и Китай, что приведет к заметному сокращению спроса на бензин и дизельное топливо.

— Получается, что планы по модернизации белорусских нефтеперерабатывающих заводов и созданию новых химических предприятий, в частности, нового завода по производству азотных удобрений, могут скоро оказаться неактуальными, поскольку спроса на эту продукцию не будет?

— Вряд ли мир откажется от аммиака или от азотных удобрений, эта продукция останется востребованной. Но при этом технологии производства станут ключевым фактором, как и принятие дополнительных мер по ограничению выбросов. Все это будет оказывать влияние на рентабельность экспортных поставок.

— Возможно, решением проблемы станет переориентация экспорта из ЕС в другие страны, к примеру, в Азию?

— Это маловероятно, поскольку уже сегодня речь идет не о региональном, а о мировом тренде. Китай объявил о переходе к зеленой экономике и делает серьезные шаги по реагированию на климатические риски, планируя достичь углеродной нейтральности до 2060 года. Сегодня мы можем говорить о том, что в целом меняется архитектура международной торговли, и с этим невозможно не считаться.

— Эти новые тренды создают сложности только для торговли, либо отражаются и на других сферах экономики?

— Многие страны начинают оценивать риски для финансовой системы, связанные с изменением климата. Речь идет о двух группах рисков. Первая – физические, вызванные экстремальными погодными явлениями, связанными с изменением климата, например, наводнениями, засухами, экстремальными температурами и так далее. Вторая – риски перехода, которые оцениваются исходя из реакции государств и компаний на изменения глобальной температуры. Пенсионные и инвестиционные фонды, другие финансовые институты, которые работают с долгосрочными инвестициями, начинают оценивать, какие сектора могут оказаться уязвимыми в ближайшее десятилетие в случае введения углеродных налогов или необходимости использования новых дорогостоящих технологий по улавливанию выбросов. Банки также задаются вопросом, что может измениться для отраслей, которые они кредитуют. Поэтому в системы управления рисками в финансовой сфере уже начинает внедряться управление климатическими рисками. Белорусской финансовой системе также было бы полезно перенять этот опыт.

Последнее в рубрике