Иосуб: «Пока проблему пытаются решить не печатным станком, а как-то «креативно»
17.11.2021

Виктория Захарова, Салiдарнасць, Фото Intex-press

Иосуб: «Пока проблему пытаются решить не печатным станком, а как-то «креативно»

Аналитик – о том, что происходит с экономикой Беларуси, запущен ли печатный станок.

Инфляция в Беларуси перешла порог 10%, рублевая денежная масса резко выросла, а крупные и средние предприятия страны накопили долгов больше, чем прогнозный ВВП за 2021 год. Некоторые аналитики полагают, что Нацбанк все же согласился включить печатный станок. Насколько эти опасения близки к реальности?

– Я знаком со взглядами ряда экспертов, которые говорят о включении печатного станка. Но по прямым наблюдаемым данным – то, что можно посмотреть по объему и структуре денежной массы, по открытой статистике с банковской ликвидностью, – явно этого пока не видно, – рассказал Филину старший аналитик компании «Альпари Евразия» Вадим Иосуб.

– Выводы о включении печатного станка делаются из косвенной информации, подробности широкой публики не известны. В частности, экономисты обращают внимание на резкий рост одновременно доходов и расходов бюджета в сентябре по сравнению с предыдущими месяцами или сентябрем прошлого года. Однако понять детально, что там произошло, невозможно в силу закрытости этой информации, и запуск печатного станка – лишь одна из версий.

Кроме того, говорит Вадим Иосуб, также закрыта информация по объему эмиссии облигаций Банка развития, – а любая закрытость всегда порождает те или иные подозрения. Но достоверно сказать, что власти включили печатный станок, пока нельзя.

О «креативном финтехе» и последствиях

– Если исходить из информации открытой, кажутся достаточно тревожными звоночками данные о состоянии флагманов – крупных и средних предприятий, которые в долгах как в шелках. К тому же больше половины из них по итогам трех кварталов этого года убыточны или низкорентабельны. Может ли быть запущен печатный станок, чтобы спасти эти предприятия?

– Эти звоночки не новы, им сто лет в обед, и падение рентабельности произошло не сегодня, не на прошлой неделе, даже не месяц назад. Если говорить о так называемых флагманах, у них стабильно плохое состояние, причем у некоторых – годами и десятилетиями.

Действительно остро стоит проблема задолженности по кредитам. Но, что характерно, большая часть их – это кредиты валютные, как перед банками-нерезидентами, так и перед белорусскими банками.

Особенность этой ситуации в том, что иностранную валюту не напечатаешь, и плохой задолженности в валюте печатный станок никак не поможет.

Если говорить о рублевой части этой задолженности – проблема есть, и ее пытаются решить всякими «креативными» способами. Если бы хотели напечатать <денег>, чтобы эту проблему решить, то могли бы так и сделать.

Но – в начале этого года применили хитрую схему для спасения БМЗ, связанную с выпуском облигаций Банка развития. А затем был принят указ о помощи государственным предприятиям и решении проблемы задолженности (указ «О стабилизации финансового состояния организаций»  от 15 октября 2021 года – Ф), где январская схема по БМЗ масштабировалась на все промышленные предприятия и на всю экономику.

1

Вадим Иосуб. Фото belbiz.by

Суть этой схемы – попробовать решить текущую проблему плохой задолженности, отодвинув ее решение на потом через выпуск всяческих облигаций, замену кредитов на облигации Банка развития, вместо того, чтобы взять и решить прямо сейчас.

Подобный «креатив», констатирует аналитик, по сути ничего не решает – долги не исчезают, а лишь переоформляются в ценные бумаги, и в результате предприятия остаются должны не различным банкам, а Банку развития или Агентству по управлению активами. Такое решение сложно назвать хорошим, так как оно несет в себе множество рисков, отложенных во времени.

– Но сам факт принятия, я бы сказал, «креативного финтеха» свидетельствует о том, что пока проблему пытаются решить не печатным станком, а как-то по-другому.

О санкциях и кошельках

– Помимо переживаний о судьбе флагманов, каждому из нас все-таки ближе собственный карман. Инфляция опередила все прежние прогнозы, и, судя по опросам Нацбанка, белорусы ожидают дальнейшего ухудшения. На ваш взгляд, изменится ли ситуация к концу года?

–  Ради справедливости надо сказать, что это не какой-то уникальный, чисто белорусский скачок инфляции, – отмечает Вадим Иосуб. – Инфляция растет почти везде, и в развитых, и в развивающихся странах. В США она достигла 6,2% в октябре – это максимальное значение с 1990 года, также огромная инфляция в Европе, в России. Поэтому я бы очень удивился, если бы в Беларуси выдержали инфляцию в прогнозные 5%.

То есть, во многом это не следствие белорусских экономических проблем и даже не санкций, а следствие мировых проблем – роста цен, разрушения логистики. Во всем мире дорожает сырье, металлы, энергоносители.

Говоря о конце 2021 года, аналитик допускает даже небольшое снижение инфляции с нынешнего уровня. Если сейчас годовая инфляция составляет 10,5%, то в декабре может незначительно снизиться – например, до 10%, поскольку мировые цены на сырье и продовольствие находятся вблизи пика и в ближайшие месяц–полтора могут уменьшиться.

– Однако важно подчеркнуть, если мы говорим о наших кошельках и карманах, что почувствовать разницу между 10,5% и 10% достаточно сложно, – предупреждает эксперт, – поскольку все видят, что продукты и услуги дорожают.

– Складывается ощущение, что последние полгода мы живем в некоем режиме ожидания – пока, мол, цветочки, а ягодки будут, когда в декабре-январе заработают в полную силу европейские и американские санкции. С их реальным запуском ситуация ухудшится?

– Смотря для чего. Не факт, что санкции вызовут резкий рост цен. Они могут привести – и наверняка приведут – к снижению ростов темпа экономики, а также к снижению доходов населения.

Кстати, в Беларуси два месяца подряд снижаются доходы в номинальном выражении, в белорусских рублях, а реальные доходы, которые учитывают и номинальные, и рост цен, падают еще быстрее.

В близком будущем, говорит эксперт, может получиться, что санкции не приведут к дополнительному инфляционному скачку, но снизятся номинальные доходы белорусов – а значит, уменьшится и количество потребляемых товаров и услуг. И, по большому счету, рядовому гражданину все равно, «съест» ли его прибавку к зарплате инфляция, или из-за общего замедления экономики уменьшатся цифры в расчетнике – в том и в другом случае уровень жизни понизится.

Более четкие прогнозы в нынешней ситуации вряд ли возможны – когда неизвестно, чего ждать, горизонт планирования сужается до предела.

– По идее, уже в декабре во всю мощь должны заработать американские секторальные санкции и санкции против госбанков, – напоминает Вадим Иосуб. – Но детали их реализации до сих пор не понятны, поэтому сложно даже оценить, что у нас будет через месяц, какова будет правоприменительная практика санкций.

Последнее в рубрике