«Интеллектуал Цепкало в команде». Как экс-глава ПВТ оказался рядом с Лукашенко и чем ему помог
12.05.2020
Денис Мартинович, TUT.BY, фото: Дарья Бурякина, probusiness.by

«Интеллектуал Цепкало в команде». Как экс-глава ПВТ оказался рядом с Лукашенко и чем ему помог

8 мая бывший глава Парка высоких технологий Валерий Цепкало объявил о своем участии в предстоящих президентских выборах. Разбираемся, когда он пришел в политику, как оказался в команде Александра Лукашенко, чем ему обязан действующий президент.

Можно ли рассматривать шансы Валерия Цепкало всерьез, анализирует TUT.BY.

Как выпускник МГИМО оказался в Беларуси

В советское время Министерство иностранных дел БССР представляло собой «тихую гавань». Все вопросы внешней политики решали в Москве, а белорусы могли похвастаться лишь членством в ООН да участием в ежегодных ассамблеях.

Петр Кравченко, назначенный в 1990-м министром, вспоминал, что сейф его предшественника Анатолия Гуриновича (возглавлял МИД БССР в 1966—1990 годах) был почти пуст.

— Там захоўваўся адзіны дакумент — палажэнне аб рабоце міністэрства. Аніводнага дасье, аніводнай справы, ні матэрыялаў, звязаных з падрыхтоўкай да найбліжэйшай сесіі Генеральнай асамблеі ААН, ні матэрыялаў калегіі, ні тым больш нейкіх сакрэтных дакументаў у сейфе міністра замежных спраў не аказалася і, мяркую, ніколі не было, хоць Гурыновіч кіраваў ведамствам больш за чвэрць стагоддзя, — писал Кравченко в мемуарах «Беларусь на ростанях: Нататкі дыпламата і палітыка».

Неудивительно, что белорус Валерий Цепкало, выпускник московского МГИМО, строил свою карьеру в столице СССР: окончил аспирантуру, защитил диссертацию и в 1991-м начал карьеру в советском посольстве в Хельсинки (в вузе он изучал финский язык).

Как он вообще попал в МГИМО? Цепкало рассказывал TUT.BY, что в детстве не был отличником, но перечитал в библиотеке Гродно почти все книги, увлекался историей. В восьмом классе в нем как будто что-то переключилось, и он серьезно взялся за учебу:

— Для преподавателей это было шоком. Они привыкли воспринимать тебя середнячком.

В итоге школу Цепкало окончил с одной четверкой по русскому языку.

Белорус мечтал поступить в МГИМО, но без связей это было сделать почти нереально. Тогда он успешно сдал экзамены в Минский технологический университет. После второго курса его забрали в армию.

Цепкало служил в ракетных войсках. Скорее всего, именно эта строка в биографии и помогла ему поступить в один из самых престижных советских вузов.

Как же Цепкало оказался в Минске?

Кравченко пришлось формировать команду едва ли не с нуля. После своего назначения он поехал в Москву и обратился в управление кадров союзного Министерства иностранных дел. В базе данных ему нашли сведения о 110 белорусах (или уроженцах Беларуси), которые являлись дипломатами. Кравченко начал встречаться с этими людьми, звонить им, писать письма и предлагать им переехать в Минск.

Вторая попытка была сделана после подписания Беловежских соглашений: Петр Кузьмич пригласил в Минск более 40 белорусов и убеждал их вернуться. Но никто из них так и не дал своего согласия.

Большинство отказалось. Но министру все же удалось уговорить несколько человек.

Среди них был Владимир Сенько — на тот момент советник посольства СССР в Польше. В 1994-м он сменил Петра Кузьмича на его посту.

Вторым был Сергей Саенков, в советское время секретарь посольства СССР в Японии. Позже он стал первым временным поверенным в делах Республики Беларусь в Японии, а затем засветился как директор департамента Приорбанка.

Третьим человеком, который перешел в белорусский МИД, был как раз Валерий Цепкало. Почему он согласился? Наиболее серьезным кажется фактор карьеры.

Владимиру Сенько на момент распада СССР было 45 лет. Кравченко предложил ему пост замминистра иностранных дел. А Саенков и Цепкало были неприлично молоды (разумеется, по меркам чиновников). Саенкову в 1991-м было 30, Цепкало — 26. Благодаря своему переходу они могли перепрыгнуть сразу через несколько ступенек.

Почему Цепкало ушел к Шушкевичу?

Но у Саенкова получилось перепрыгнуть через несколько ступеней, а Цепкало на тот момент — нет. Он пришел в МИД на должность второго секретаря, а в 1993-м ушел оттуда и стал советником Станислава Шушкевича, председателя Верховного Совета.

По мнению Петра Кравченко, Цепкало был уволен из МИДа «за профнепригодность» (цитата по книге Александра Федуты «Лукашенко. Политическая биография»). Учитывая образование Цепкало и его дальнейшие карьерные успехи, верится в это с трудом. Почему же он ушел из министерства?

В 1993-м противостояние Шушкевича и премьер-министра Вячеслава Кебича было на пике. Большинство в Верховном Совете, лояльное Кебичу, тогда попыталось снять спикера с его должности (это удалось лишь со второй попытки, в начале 1994 года).

С одной стороны, Кравченко оставался верным своему патрону: МИД тогда работал на Кебича. С другой стороны, между Шушкевичем и Кравченко была личная, плохо скрываемая неприязнь, которая проявляется даже в наше время, спустя много лет.

В этих условиях работа на спикера трактовалась в МИД как предательство. Так, в своих мемуарах министр иностранных дел с возмущением писал, как Сенько вскрыл его письмо, адресованное Кебичу, и передал копию для Шушкевича.

В интервью «Нашай Ніве» бывший спикер вспомнил отчасти схожую ситуацию: «Цапкала ж прыйшоў да мяне як супрацоўнік Краўчанкі і так лоўка ахарактаразаваў міністра, што я зразумеў: гэта вельмі разумны чалавек!».

«У яго была такая высокая кваліфікацыя, што я з задавальненнем запрасіў яго да сябе на працу ў якасці дарадцы па міжнароднай палітыцы», — объясняет Шушкевич. Хотя, возможно, он стал сотрудничать с Цепкало, чтобы иметь свой источник информации в МИДе.

В любом случае, это соответствовало и интересам дипломата. Как писал Александр Федута, «Цепкало оказался чужим для белорусской номенклатуры, в том числе и дипломатической».

Как Цепкало перешел к Лукашенко

— Ён не быў ніколі ў маёй камандзе. Ён быў катом, які гуляе сам па сабе, — вспоминал экс-спикер.

К тому же в январе 1994 года депутаты выразили недоверие Шушкевичу и отправили его в отставку. Новый спикер, генерал милиции Мечислав Гриб, не имел внешнеполитических амбиций, а значит, Цепкало был ему не очень-то нужен.

Неудивительно, что он охотно согласился поработать на Лукашенко.

— Мы встретились с ним в буфете гостиницы «Октябрьская», я не знал, как начать разговор, но тут мимо нас прошел Лукашенко, живший в этой же гостинице, — вспоминал в своей книге Александр Федута, который тогда работал в избирательном штабе будущего президента Беларуси. — Какой был, в спортивных штанах с пузырями на коленях, домашних стоптанных тапочках. Он прошел к буфету и, возвращаясь с бутылкой минеральной воды, заметил нас:

— О, здорово! (Это приветствие он произнес совершенно по-белорусски: «Здароў!»)

Несколько ничего не значащих фраз — и было понятно, что интеллектуал Цепкало в команде.

Мечислав Гриб скоро узнал, что его подчиненный контактирует с Лукашенко, и уволил Цепкало. В итоге тот с удвоенной силой занялся продвижением своего патрона на внешнем фронте.

Чем президент Беларуси обязан Цепкало?

На президентских выборах 1994 года основными пророссийскими кандидатами считались Вячеслав Кебич и Александр Лукашенко. К тому времени премьер-министр давно и настойчиво разыгрывал интеграционную карту (например, всячески выступал за создание единой валюты), поэтому Лукашенко, казалось бы, был обречен остаться вторым.

Ситуацию удалось переломить благодаря визиту в российскую Государственную думу. Организовал его как раз Валерий Цепкало, у которого были знакомые среди членов Либерально-демократической партии Владимира Жириновского (в парламенте того созыва — одна из двух крупнейших фракций). Фактически это был визит не в Думу, а во фракцию.

— Дело осложнялось тем, что согласованные им [Лукашенко] сроки визита как назло совпали с предательством руководителей Славянского собора (руководители этой белорусской общественной организации, которые изначально поддерживали Лукашенко, обвинили его в предательстве интеграционной идеи. — Прим. TUT.BY), и поездка в Москву в такой ситуации неизбежно выглядела бы попыткой самооправдания. Поэтому большинство членов штаба выступили против визита. Активно поддержали идею визита лишь Булахов (Дмитрий Булахов, популярный политик того времени. — Прим. TUT.BY), Цепкало и я. — писал Александр Федута. — Синицын (Леонид Синицын, глава предвыборного штаба Александра Лукашенко, затем первый глава его администрации. — Прим. TUT.BY), как всегда в спорных случаях, предпочел выжидательно промолчать.

Лукашенко выслушал всех и категорически заявил:

— Большинство решило — так тому и быть! Не поеду!

Все разошлись. А через два дня из прессы мы узнали, что наш кандидат все-таки посетил Думу. Это было вполне в его духе.

По мнению Федуты, «с практической точки зрения выступление в Думе кому-то могло показаться полным провалом», но зато «политически само появление „кандидата с улицы“ в Думе, да еще со скандалом — было сильным ходом. Белорусы привыкли к тому, что контакты на официальном уровне осуществляют исключительно высшие руководители страны, премьер-министр и глава парламента. За недолгие годы суверенитета таких контактов было достаточно много, но пользы от них никто не ощущал».

В благодарность 29-летний Цепкало в 1994-м был назначен первым заместителем министра иностранных дел. Источники «Нашай Нівы» рассказывали, что 48-летний Владимир Сенько, только утвержденный на пост министра, сильно сопротивлялся такому назначению, но ничего не смог поделать.

Затем Цепкало ждали работа послом Беларуси в США (1997−2002), помощником президента по науке и технологиям и директором Парка высоких технологий (2005−2017). В последние годы он стал международным консультантом по созданию инновационных структур. В последнее время консультировал власти Узбекистана.

Каковы перспективы Цепкало?

В настоящее время о планах экс-дипломата ничего не известно. На странице Цепкало в Facebook от его имени приглашают вступить в его инициативную группу. Сам Валерий Вильямович до сих пор не подтвердил свое намерение участвовать в выборах, с пятницы до него невозможно дозвониться.

Насколько серьезны его планы? По биографии Цепкало видно, насколько амбициозным и рискованным является этот человек. Как минимум несколько раз — во время переезда в Беларусь, при переходе к Шушкевичу и к Лукашенко — он ставил на карту всё, и в итоге выигрывал. Но он был молод, и это были совсем другие политические реалии.

Так, в 1994-м Вячеслав Кебич добился отставки министра внутренних дел Владимира Егорова, который был известен как сторонник Станислава Шушкевича. Во время президентских выборов Егоров являлся доверенным лицом Станислава Станиславовича. Но после своей победы Александр Лукашенко назначил Егорова… председателем КГБ. Представить теперь аналогичную картину невозможно.

Да, у Валерия Цепкало вполне могут быть политические амбиции. Тем более что в какой-то момент его карьера явно пошла не по тому пути, как он планировал. Но такие же амбиции, скорее всего, есть и у Михаила Мясниковича, и у Игоря Шуневича, и у других крупных чиновников, которые сейчас находятся в обойме или в кадровом резерве. Но ситуация в начале 2020-х разительно отличается от 1990-х.

Отправиться сейчас в реальную политику значит нарушить все неписанные нормы, сложившиеся в белорусской номенклатуре. Что дозволено обычному оппозиционеру, запрещено любому крепкому хозяйственнику или успешному чиновнику, чья карьера хотя бы в минимальной степени состоялась при действующей власти. Пример экс-ректора БГУ Александра Козулина, экс-министра внешних экономических связей и дипломата Михаила Маринича, а также некоторых их коллег, которые не нарушили «правила игры», — лишнее тому напоминание.

Хотя, может быть, выдвижение Цепкало как раз и есть выполнение каких-либо договоренностей? Он — кандидат без широкой социальной поддержки, без команды, без большого опыта работы в системе исполнительной власти. И при этом о своем выдвижении Цепкало сообщил не на пресс-конференции перед журналистами, не во «ВКонтакте» или «Одноклассниках», куда более популярных в Беларуси соцсетях, которые могли бы потенциально расширить группу его поддержки. Нет, он выбрал фейсбук, где собрана вся политическая и либеральная тусовка. То есть собрался действовать на привычном ему поле. «Технический кандидат» от фейсбука? Почему бы и нет.

Но для окончательного ответа на этот вопрос подождем хотя бы первого комментария Валерия Цепкало.

Странная история Цепкало: «а был ли мальчик?»

Последнее в рубрике