Госпредприятия Беларуси теряют свои ключевые функции

Госпредприятия Беларуси теряют свои ключевые функции

Госпредприятия уже не являются основным работодателем в стране. Кроме этого, они постепенно утрачивают свои позиции в промышленности и в экспорте товаров и услуг.

В аналитической работе «Трансформация сектора государственных коммерческих предприятий в Беларуси», авторами которой являются Павел Данейко, Александр Чубрик, Екатерина Борнукова, Дмитрий Крук и Кирилл Гайдук, отдельная часть посвящена изменению роли государственных коммерческих предприятий в экономике Беларуси.

Авторы обращают внимание, что если бы производительность труда государственных коммерческих госпредприятий сравнялась с уровнем частного сектора, темпы прироста ВВП увеличились бы примерно на 2 процентных пункта в год, что составляет от 1/5 до 1/3 ежегодного прироста реального ВВП, требуемого для достижения 100 млрд долларов к 2025 году.

Экономисты провели анализ сектора государственных коммерческих предприятий, ограничившись тремя показателями: занятость, промышленное производство и экспорт. 

По их мнению, такие показатели как прибыль, просроченная задолженность и даже запасы готовой продукции не отражают реальной картины, поскольку, во-первых, учет ведется в соответствии с национальными, а не международными стандартами финансовой отчетности, во-вторых, задолженность госпредприятий нередко реструктуризируется, то есть перестает классифицироваться как просроченная, в-третьих, часть запасов нередко переоформляется на торговые дома, даже не покидая склада предприятия.

Утратили «социальную» функцию

«По устоявшемуся мнению, государственные предприятия являются основными работодателями, формируют «фундамент»белорусской промышленности и обеспечивают львиную долю экспорта товаров и услуг», – отмечается в работе.

Однако, считают аналитики, государственные коммерческие предприятия утрачивают свою роль «нанимателя последней инстанции», уступив ее частному сектору.

Так, в 2019 году списочная занятость на предприятиях республиканской собственности снизилась на 29,9% по сравнению с 2012 годом – и это при том, что занятость в целом по экономике за этот период уменьшилась всего на 6,1%. Предприятия коммунальной собственности потеряли по сравнению с 2012 годом 25,1% занятых, смешанной собственности (с долей государства) – 23,8%. Занятость в бюджетном секторе за этот период практически не изменилась (−3%), а в частном секторе – увеличилась (на 6,5% в коммерческих компаниях без доли государства и на 79,4% на иностранных предприятиях).

В итоге структура занятости в 2019 году поменялась очень существенно: удельный вес частного сектора вырос с 37,8 до 44,7%, а коммерческих предприятий с долей государства – уменьшился с 37,2 до 29,5%, в том числе предприятий республиканской собственности – с 9,2 до 6,8%

Госсектор утрачивает позиции в промышленности

«Государственные предприятия, безусловно, являются основой белорусской промышленности», – сказано в аналитической работе.

Но, указывают экономисты, речь идет о промышленном производстве, а не о добавленной стоимости, Кроме этого, в значительной степени это достигается благодаря трем отраслям: нефтепереработка, производство калийных удобрений и нефтедобыча. Их доля, отмечается в работе, варьировалась за анализируемый период от 20,7 до 26,7% в зависимости от мировых цен на нефть и калийные удобрения.

Между тем, удельный вес остальных государственных коммерческих предприятий в промышленном производстве устойчиво падал с 2017 года, потеряв за 3 года 5,2 процентного пункта, в то время как частный сектор прибавил 2,8 процентного пункта.

«Таким образом, если не рассматривать подверженные шокам сырьевых цен отрасли нефтедобычи, нефтепереработки и производства калийных удобрений, то частный сектор по вкладу в промышленное производство вплотную приблизился к государственному», – отмечают экономисты.

Что с экспортом товаров и услуг?

Эксперты отмечают, что значительная часть продукции госпредприятий экспортируется через «негосударственные» по статусу Белорусскую калийную компанию и Белорусскую нефтяную компанию. Если «очистить» экспорт товаров и услуг от экспорта сырой нефти, нефтепродуктов, калийных и смешанных удобрений, а также услуг трубопроводного транспорта, то видно, что в оставшемся экспорте товаров и услуг доля госпредприятий устойчиво и быстро снижалась.

Для сравнения: если в 2012 году она составляла 50,4%, то в 2019 году – всего 32,6%. Последние 3 года он остается на уровне чуть более 10 млрд долларов, в то время как экспорт частного сектора за этот же период вырос с 16,9 до 21,9 млрд долларов. Даже с учетом экспорта калия, нефти и услуг трубопроводного транспорта удельный вес частного сектора в экспорте товаров и услуг уже превысил 50%.

Как раскрыть потенциал госсектора

Экономисты обращают внимание: вышеуказанные данные говорят о том, что роль сектора государственных коммерческих предприятий в экономике постоянно снижается. И это несмотря на накопленный капитал и продолжающиеся масштабные инвестиции.

Экономисты считают, чтобы раскрыть потенциал сектора государственных предприятий, нужна комплексная трансформация этого сектора.

«Реформа государственных коммерческих предприятий является центральной в пакете требуемых системных реформ, без которой целевой показатель в 100 млрд долларов не может быть достигнут ни в 2025 году, ни в более отдаленной перспективе», – подчеркивают они.

Последнее в рубрике