Горячая весна или новый Оруэлл, что ждет белорусскую революцию?
04.03.2021
Аркадий Нестеренко, Наше мнение

Горячая весна или новый Оруэлл, что ждет белорусскую революцию?

Спустя более чем 200 дней политического кризиса в Беларуси можно уже строить модели развития ситуации в краткосрочной и среднесрочной перспективах.

Вариант №1. Узбекистан в центре Европы

Сохранение текущих тенденций, а именно – продолжение давления на независимые медиа, гражданское общество, общественных активистов и сторонников перемен, сохранение влияния представителей силового блока в Администрации президента и правительстве, перераспределение частных бизнесов в пользу более лояльных сторонников действующей власти, эмиграция из страны высококвалифицированных специалистов, рост количества политических заключенных, рост уголовных дел, которые были заведены по политическим мотивам, усиление атмосферы страха в стране, обсуждение в публичном пространстве необходимости изоляции противников действующей власти, ect. – приведет в конечном итоге к новой политической реальности: жесткому авторитарному режиму и созданию полноценного полицейского государства. Основными социальными лифтами на многие годы могут стать силовые структуры, продвижение по которым будет обеспечиваться супер лояльностью по отношению к действующей власти.

Вариант №2. Возвращение к ситуации августа 2020

Теоретически Беларусь еще может вернуться в ситуацию сильной политической турбулентности, как это происходило сразу после президентских выборов. Определяющим фактором, без которого данное развитие событий невозможно, являются регулярные массовые уличные акции протестов в столице. При возобновлении массовых маршей образца августа-ноября 2020 года, мы имеем шанс вернуться в ситуацию политической неопределенности и паралича большинства государственных институтов.

Политические лидеры, которые в настоящее время находятся в эмиграции, смогут получить возможность выдвигать новые условия для диалога с действующей властью. Вероятность такого развития событий прогнозировать крайне сложно, с другой стороны, практически никто всерьез не прогнозировал, что поствыборные протесты в Беларуси будут продолжаться месяцами. Стоит отметить, что накопленный уровень усталости от политического кризиса присутствует не только у оппонентов действующей власти, но и у сторонников режима. Именно накопленная усталость позволяет говорить о том, что повторения кризиса августа 2020 года возможно, но при ряде условий, в первую очередь, при возобновлении массовых уличных акций протеста.

Вариант №3. Песни партизан

Данный сценарий является одной и веток варианта №1. Жесткое подавление уличных протестов и ликвидация гражданского общества может вызвать появление новых групп противников действующей власти, которые будут придерживаться тактики насильственного сопротивления. События августа-ноября 2020 года показали, что белорусское общество было не готово отвечать насилием на насилие, этот общественный консенсус поддерживался подавляющим большинством сторонников перемен. Невозможность выражения гражданского протеста в легальной форме может привести к распространению более радикальной повестки. Многие любят сравнивать ситуацию в Беларуси с ирландской. Возможно, мы увидим и другие сравнения. Вероятность развития данного сценария в краткосрочной перспективе отсутствует и увеличивается по мере развития трендов, описанных в варианте №1.

Вариант №4. Заграница нам поможет

Вариант, в котором главная роль отводится международным игрокам: Москве и Вашингтону. Данный сценарий не сбрасывается со счетов аналитиками, в первую очередь теми, кто отдает предпочтение международной повестке. Наверное, теоретически возможно создание условий, при которых политический кризис в Беларуси станем предметом обсуждения и торга между Белым домом и Кремлем, либо в одностороннем порядке – между Кремлем и официальным Минском. В этом случае внешние игроки могут выступить новым катализатором белорусской революции, однако вероятность данного развития событий невысока.

Во-первых, Беларусь никогда не была в центре внимания политики американской администрации, а российская сторона не заинтересована, пусть даже в условной коллаборации с давлением улицы и центров оппозиции за рубежом. Во-вторых, существуют более одиозные режимы, и даже по ним международные игроки, как правило, не могут прийти к взаимопониманию. В-третьих, для развития данного варианта необходим крайне серьезный гуманитарный кризис в стране, но и он не гарантирует успех и достижение единой позиции на переговорах.

Стоит также отметить, что все названые варианты являются идеальными моделями, которые, как правило, никогда не реализовываются в полной мере, однако показывают потенциальные направления развития текущих тенденций. Чаще всего, модели сценариев развития реализовываются либо частично, либо образуют микс из различных моделей.

Последнее в рубрике