Год протестов, кризиса, репрессий. Есть ли выход из белорусского тупика?
10.08.2021

Год протестов, кризиса, репрессий. Есть ли выход из белорусского тупика?

Прошел год с момента начала протестов в Беларуси, но репрессии только усиливаются. На власти Беларуси не смогли повлиять ни многотысячные мирные марши протеста, ни несколько пакетов западных санкций.

Как остановить репрессии и преодолеть политический кризис? DW опросила экспертов и представителей оппозиции.

Почему на Лукашенко ничего не действует?

Александр Добровольский, советник экс-кандидата в президенты Светланы Тихановской, не согласен с утверждением, что за год сопротивления режиму Лукашенко белорусы получили в ответ только репрессии: «Мы получили другое общество, рождение нации, очень сильную диаспору и много возможностей, чтобы все изменить».

По словам оппозиционера, все принимаемые меры оказывают воздействие на режим, причем, довольно сильное.

— Лукашенко, силовые структуры, чиновники находятся в перенапряжении и дискомфорте. Эта ситуация никого не устраивает, никто не чувствует себя в безопасности, — говорит Добровольский.

Эффект от давления на Лукашенко, в первую очередь, от западных санкций, белорусские политологи оценивают не так позитивно.

— Почти 30-летний опыт Лукашенко у власти показывает, что все попытки санкционного воздействия никогда не работали, и сейчас, в условиях лобового столкновения с протестами, тем более нет оснований полагать, что они сработают, — говорит глава Совета по международным отношениям «Минский диалог» Евгений Прейгерман. Как отмечает эксперт, в такой ситуации режим Лукашенко, наоборот, начинает повышать накал репрессий, что сейчас и происходит.

Директор института «Политическая сфера» Андрей Казакевич считает, что санкции требуют времени.

— Санкции действуют в отношении новых контрактов, они будут ощутимы с нового года. Многие в окружении Лукашенко теряют деньги, но надеются, что он наведет порядок — и тут тоже нужно время, чтобы осознать, что как раньше уже не будет. Эффект от санкций будет, но, скорее всего, с лагом по времени, — считает политолог.

Кроме того, сам мирный протест, как показывает практика, также требует какого-то времени, говорит Казакевич.

— Протестующие могут оказывать воздействие только выражая свой протест и несогласие. И тут либо власти начинают соответствовать общественным ожиданиям, либо поступать так, как в Беларуси — продолжать репрессии в надежде, что все рассосется само собой.

Политолог Евгений Прейгерман, отвечая на вопрос о том, как можно остановить репрессии в стране, категорично заявляет: никак.

— Еще год назад я говорил об этом: когда идет лобовое столкновение, власти ощущают себя на поле боя и считают, что надо воевать. А если физически побеждают, то идут все дальше и дальше. Остановить все это можно тогда, когда они придут к выводу, что основные угрозы ликвидированы, и нужно думать, что делать впредь, — считает эксперт.

Однако он отмечает, что многие люди в системе Лукашенко не хуже остальных понимают, что на одних репрессиях далеко не уедешь, и рано или поздно надо будет переходить к созидательному режиму действий.

— Проблема в том, — подчеркивает он, — что мы попали в ситуацию, когда эскалационная спираль раскручивается бесконтрольно, это может затянуться надолго и это опасно.

А в целом, по мнению Прейгермана, никто сейчас не делает то, что может остановить репрессии.

— Их можно остановить, если Запад прекратит санкционное воздействие, а оппозиция признает поражение. Но на это, естественно, стороны не пойдут, а значит, репрессии не прекратятся, — говорит политолог.

Последнее в рубрике