Евразийская интеграция споткнулась о газ
30.07.2020
Татьяна Манёнок, Белрынок  

Евразийская интеграция споткнулась о газ

Стратегию развития ЕАЭС до 2025 года вряд удастся согласовать, если не будут снижены цены на газ для Беларуси. И для Минска неважно, как это произойдет – путем унификация тарифов на транспортировку газа в евразийском союзе или в результате договоренностей с РФ в рамках союзной «двойки».

Проект евразийской Стратегии-2025 состоит из общих положений и 330 мер и механизмов, которые сгруппировали в 11 системных блоков. В нем в том числе расписаны механизмы завершения создания в ЕАЭС общих рынков без барьеров, изъятий и ограничений, в том числе общих рынков нефти и газа, что в первую очередь интересует белорусскую сторону.

Газовый вопрос в евразийской «пятерке» пустили «по кругу»

Этот документ президенты стран ЕАЭС должны были принять еще на виртуальном саммите ЕАЭС 19 мая. Однако этого не случилось Камнем преткновения стал вопрос формирования тарифов на транспортировку газа на рынке ЕАЭС, который для Минска в этом документа остается одним их ключевых. Напомним, почему.

Сейчас тарифы на транспортировку газа в России сейчас в три раза ниже, чем при поставке газа в Беларусь. Поскольку сейчас в цене газа для Беларуси около 70% – это транзитная составляющая, то если бы Минску удалось настоять на унификации тарифов в ЕАЭС, Беларуси не пришлось бы торговаться за более низкую цену — цена газа для страны фактически приблизилась бы к цене для российских потребителей.

Пока Москва категорически не согласна на унификацию тарифов в евразийском союзе. Почему, — рассказал президент России Владимир Путин на саммите ЕАЭС 19 мая. По его словам, единый тариф возможен лишь на едином рынке с единым бюджетом и единой системой налогообложения. А поскольку «столь глубокий уровень интеграции в ЕАЭС пока еще не достигнут», то «пока цены на газ должны формироваться на основе рыночной конъюнктуры, учитывать затраты и инвестиции поставщиков, а также обеспечивать обоснованную норму прибыли на вложенный в добычу капитал».

И хотя на саммите 19 мая премьер-министр Армении Никол Пашинян и президент Беларуси Александр Лукашенко объединили свои усилия в стремлении унифицировать тарифы, это не помогло. Путин предложил вообще исключить этот вопрос из стратегии евразийской интеграции, чтобы одобрить документ, а дискуссии по нему перенести на уровень экспертов ЕАЭС и ЕЭК.

Понятно, что это была дежурная отговорка. Ведь эксперты уже пытались договориться по этому вопросу и в двухстороннем формате, и на рабочем совещании членов Совета ЕЭК, и на внеочередном заседании Евразийского межправсовета в апреле.

На очном заседании межправсовета ЕАЭС 17 июля в Минске премьеры снова не смогли найти компромисс по тарифной политике в сфере транзита газа. 20 июля проблемные вопросы проекта евразийской стратегии интеграции обсуждали вице-премьеры. Скорее всего, этот проблемный вопрос вновь придется выносить их на очередной межправсовет ЕАЭС который планируют провести в октябре 2020 года в Ереване. И, вероятнее всего, снова безуспешно. «Я не исключаю, что один-два вопроса потребуют принятия на уровне глав государств»,- заявил в связи с этим председатель ЕЭК Михаил Мясникович в эфире телеканала «Беларусь-1» 19 июля.

Вслед за чем проблемные вопросы стратегии евразийской интеграции, которые не будут согласованы на уровне премьеров, опять вынесут на уровень президентов стран ЕАЭС на очередном заседании саммите ЕАЭС, которое, как планируется, пройдет в Минске в ноябре 2020 года.

Между тем, как ожидается, именно на этом заседании президенты подпишут стратегию евразийской интеграции-2025. Учитывая, что сторонам никак не удается согласовать принципиальный для Беларуси вопрос тарифов на транспортировку газа в ЕАЭС, непонятно, будет ли этот документ подписан.

Москва хочет убрать из евразийской повестки проблемный для Минска вопрос

В ЕАЭС только две страны упорно добиваются унификации тарифной политики на транспортировку газа и таким образом тормозят согласование стратегического документа – это Беларусь и Армения.

Во время встречи с премьером Армении Николом Пашиняном 17 июля в Минске Лукашенко акцентировал внимание на нерешенных проблемах в ЕАЭС. «Ну что там греха таить? Очень много проблем в ЕАЭС в плане того, что мы не выполнили то, о чем договаривались. Не то, что уже замысел, у нас еще барьеров достаточно. Межгосударственные границы доведены в связи с барьерами до такой степени, что бизнес часто говорит: «Вы уже установите границы между государствами, нам будет проще»… Вроде бы нет границ, а изъятия, напряжение на границе чрезмерное», — сказал Лукашенко.

Он отметил, что у Беларуси и у Армении есть общие проблемы, связанные с функционированием ЕАЭС. «У нас практически одинаковые экономики, мы опираемся на реальный сектор экономики, у нас нет больших запасов углеводородов, как у других наших коллег… Нам приходится сложнее при падении цен: Казахстан и Россия имеют большие возможности, этих возможностей у нас нет», — заявил Лукашенко.

В то же время российская сторона стремится вынести этот больной для Беларуси вопрос за рамки повестки стратегии развития евразийской интеграции. Для Кремля важно, чтобы Минск не ставил палки в колеса Стратегии-2025 и не вредил имиджу ЕАЭС.

Неслучайно российский премьер Михаил Мишустин на заседании межправсовета 17 июля, приветствуя подключение постоянного представителя Молдавии к работе ЕЭК, заявил, что сфера притяжения ЕАЭС постепенно расширяется. По его словам, официальные заявки на получение статуса государства-наблюдателя в ЕАЭС подали Куба и Узбекистан. «Мы поддерживаем такое стремление, готовы рассмотреть различные форматы диалога с другими партнёрами и, прежде всего, из Содружества Независимых Государств», — подчеркнул Мишустин.

Вероятно, поэтому Мишустин и предложил Лукашенко снова перенести обсуждение газового вопроса на площадку Союзного государства. Россия и Беларусь могли бы найти достаточно большое количество новых мер, которые бы по-новому раскрыли возможности Союзного договора, заявил он на встрече с Лукашенко 17 июля.

«Я бы хотел отметить перспективы наших братских союзнических отношений, которые заложены в Союзном договоре. Вы были инициатором, уважаемый Александр Григорьевич, этого договора, отношений. Мне казалось бы, что если бы мы еще сделали усилие с правительством Беларуси, в России, то могли бы найти достаточно большое количество мер, новых мер, которые бы по-новому раскрыли возможности Союзного договора», — сказал он.

Причем, как было сказано, речь идет о независимой интеграции, о том, чтобы возможности экономического сотрудничества были абсолютно взаимными и равноправными, «Говоря об интеграции, и вы всегда это подчеркиваете, мы говорим, конечно, о независимой интеграции, о том, чтобы возможности экономического сотрудничества были абсолютно взаимными, равноправными. И я очень надеюсь, что совместными усилиями мы это сделаем», — добавил Мишустин.

По его словам, Головченко (премьер-министр Беларуси – ред) был в Москве буквально несколько дней назад, и стороны наметили очень широкую программу совместных действий».

Опять «двойка»?

Белорусская сторона считает несправедливой нынешнюю цену на газ в 127 долларов за тыс куб м на фоне резкого падения цен на российский газ в Европе как спотовых, так и по долгосрочным контрактам. И имеет свой резон. В частности, для Украины, которая покупает европейский газ по реверсу, — то есть, в отличие от Беларуси, — с таможенной пошлиной, средняя таможенная стоимость импортного природного газа в июне 2020 года составила в долларовом эквиваленте 88,4 долларов тыс. куб м. По сравнению с декабрем 2019 года цена импортного газа для Украины снизилась на 50 % в долларовом эквиваленте (с 176,7 долларов за тысячу кубометров).

Отметим, что экс-премьер-министр Беларуси Сергей Румас еще в мае докладывал Лукашенко, что Беларусь имеет большие шансы договориться с Россией о справедливой цене на газ, «поскольку цена 127 долларов по доходности для «Газпрома» превышает доходность его поставок в страны дальнего зарубежья».

Но договориться так и не удалось. В ответ министр энергетики РФ Александр Новак 29 апреля заявил, что пересматривать цены поставок газа в Беларусь 2020 году не предполагается. В то же время в Москве заявили, что готовы обсуждать условия поставок газа для Беларуси на 2021 год, но только после погашения задолженности.

В конце мая глава «Газпрома» Алексей Миллер заявил, что белорусская сторона накопила долг за поставки газа с начала этого года в размере 165,57 млн. долларов. В Минэнерго Беларуси в свою очередь заявили о разногласиях между субъектами хозяйствования по определению стоимости поставляемого природного газа с учетом его калорийности. В середине июля СМИ сообщили, что белорусская задолженность перед «Газпромом» выросла уже до 273 млн. долларов. Судя по всему, в России белорусские претензии в отношении качества не сочли фундаментальным поводом для серьезных переговоров по цене контракта, коль даже ни разу публично не прокомментировали эти претензии.

В то же время российский премьер Мишустин спустя пять дней после встречи Лукашенко в Минске, заявил в Госдуме, что условия будущих поставок энергоносителей в Беларусь будут зависеть от с реализации «дорожных карт» по углублению интеграции в рамках Союзного государства.

«Там буквально немного осталось вещей, которые надо обсудить. И верю в то, что если мы совместно по этим картам создадим пространство, (. . .) возможно, единый налоговый кодекс. Когда мы сможем унифицировать наши ставки и подходы, то мы сможем разговаривать, в том числе, о механизме ценообразования на энергоносители, как и предлагают наши белорусские партнеры», — сказал Мишустин.

«Поэтому внимательно будем смотреть дальше. Предложения мы свои сказали, обозначили нашу позицию. И, надеюсь, что мы также будем двигаться с нашими коллегами в будущее», — добавил Мишустин.

Напомним, правительства Беларуси и РФ в сентябре 2019 года программу углубления интеграции в рамках Союзного государства, а также утвердили 31 «дорожную карту» в различных сферах. Президенты Лукашенко и Путин должны были утвердить весь пакет интеграционных документов 8 декабря 2019 года. Однако подписание не состоялось. Лукашенко заявил, что не подпишет «дорожные карты» до урегулирования вопросов по ценообразованию на российский газ и и компенсации потерь Беларуси от негативных последствий «налогового маневра» в нефтяной отрасли РФ, а также снятию ограничений на рынке РФ для белорусского экспорта.

В Москве, вероятно, рассчитывают, что после завершения президентской кампании в Беларуси Лукашенко станет намного сговорчивее.

Последнее в рубрике