Евгений Прейгерман о развилке: «Либо все пойдет трагично плохо, либо постепенно удастся остановить вал эскалации»
27.08.2021

Евгений Прейгерман о развилке: «Либо все пойдет трагично плохо, либо постепенно удастся остановить вал эскалации»

«Кругом враги», но «мы готовы к диалогу со всеми без предварительных условий» — такова, если кратко, концепция внешней политики Беларуси последнего года.

Из близких союзников у страны, понятно, только Россия. На западном направлении, как отмечает в комментарии «Белорусы и рынок» учредитель и директор Совета по международным отношениям «Минского диалога» Евгений Прейгерман, «невиданный кризис, более того, за последнее время сделан шаг к еще большей пропасти — после инцидента с самолетом, после введения новых санкций».

«О готовности к диалогу белорусские власти говорят с августа прошлого года, с самого начала кризиса. Но проблема была и остается в том, что стороны совершенно по-разному понимают этот диалог. Западные страны изначально под диалогом имели в виду то, что Александр Лукашенко должен сесть за стол переговоров с кем-то здесь, внутри страны, а власти подразумевают под диалогом только разговор собственно властей и западных государств. Любые попытки навязать Лукашенко участие в этом диалоге его политических оппонентов Минск рассматривает как отсутствие уважения и вмешательство во внутренние дела.

За последние недели мы шагнули к пропасти, апогеем стало решение об отзыве агремана посла США Джулии Фишер в ответ на санкции, которые были приняты Соединенными Штатами. Пока внешне все выглядит так, что движение в пропасть продолжится. В Минске никто уступать не собирается, четко демонстрируется, что на любые меры воздействия будут ответы — ликвидацией возможностей двусторонних отношений и репрессиями внутри страны. Соответственно, по логике последних месяцев, на Западе должны пойти на еще большую эскалацию, ведь заявляется, что санкции вводятся во имя достижения конкретных целей: приостановки репрессивной машины, освобождения политзаключенных и, опять же, неких переговоров внутри страны. Ну и тогда мы возвращаемся на круг первый: власть не идет и не собирается идти на такие условия, последующее давление полностью разрушит перспективы какой-то внутренней нормализации и еще больше разорвет отношения с Западом. То есть с этой точки зрения все выглядит совсем печально. Но одновременно с этим, если смотреть более широко, то складывается ситуация, когда-либо все может пойти еще хуже, либо все-таки за чередой каких-то точечных попыток начать разговаривать ситуация постепенно может не то чтобы нормализоваться, об этом речь вообще не идет, но хотя бы войти в русло постепенного замедления эскалации.

Почему я так думаю? Дело в том, что разворачиваются разные международные сюжеты: миграционный кризис, события в Афганистане, потрясшие западный мир, — они могут нести последствия для Европы. Поэтому не исключаю, что какие-то точечные попытки разговаривать все же начнутся, и первая ласточка уже прилетела: на днях состоялась рабочая встреча с польской делегацией по поводу трансграничного сотрудничества. Резюмируя сказанное, повторю, что сейчас есть некая развилка: либо все пойдет совсем трагично плохо, либо все-таки удастся на фоне проблем постепенно немного остановить вал эскалации.

Последнее в рубрике