Эксперты: Из-за санкций в поставках нефти на «Нафтан» могли появиться «схемы»
14.07.2021
Фото: vitvesti.by

Эксперты: Из-за санкций в поставках нефти на «Нафтан» могли появиться «схемы»

Еще в апреле, на фоне возобновления санкций США, появились сообщения о том, что на «Нафтан» не будет поступать нефть из России. С тех пор ситуация остается непонятной. Пока белорусская сторона заявляет, что «Нафтан» работает нормально, российские партнеры не раскрывают объемы поставок на предприятие.

Еврорадио поговорило с экспертами и разобралось, опасаются ли российские нефтяные компании работать с «Нафтаном» из-за санкций, а также по доступным данным постаралось понять, насколько загружен завод.

По планам «Белнефтехима», белорусские НПЗ планировали переработать в 2021 году около 18 млн тонн нефти. В начале 2021 года гендиректор «Нафтана» Андрей Сойко рассказал, что задача предприятия на текущий год — переработать 8,2 млн тонн нефти.

Поставки слишком малы даже для сезона ремонта

По данным Центрального диспетчерского управления топливно-энергетического комплекса России, за первое полугодие российские нефтяные компании поставили в Беларусь только 6,22 млн тонн нефти. Учитывая, что Мозырский НПЗ договорился на поставку в 2021 году 1 млн тонн нефти из Азербайджана, из России поставлено чуть больше трети запланированного годового объема.

Аналитик в сфере энергетики Татьяна Манёнок отмечает, что существенное снижение поставок было в июне. По данным эксперта, на белорусские НПЗ из России ушло около 370 тысяч тонн нефти. Для того, чтобы планы белорусской стороны по переработке выполнялись, ежемесячно нужно около 1,4 млн тонн российского сырья.

— В середине июня Мозырский НПЗ ушел на ремонт, хотя понятно, что это не означает полной остановки, а сокращение мощности на 30-35 процентов. «Нафтан» работал. Понятно, что 370 тысяч тонн — это явно недостаточно для того, чтобы «Нафтан» работал на солидной загрузке и Мозырский НПЗ пусть даже со сниженной загрузкой.

Также Беларусь поставила намного меньше бензина в Украину в июне.

— По оперативном данным, где-то на 50 процентов снизились поставки. Но это ожидаемо. Мозырский НПЗ уходил на ремонт, поэтому рынок подготовился, — говорит директор «Консалтинговой группы А-95» Сергей Куюн.

Если Мозырский НПЗ был на ремонте, то почему в июне просели поставки с «Нафтана», собеседник объяснить не может.

— Обычно с «Нафтана» идет три-четыре тысячи тонн. В июне было только 400 тонн. По сути, не было оттуда поставок бензина, — рассказывает Сергей Куюн. — Какая-то тайна вокруг «Нафтана». Одни говорят, он работает, другие говорят, что официально нефть туда не поставляется. Мы, честно говоря, не понимаем, что там происходит.

В поставках могли появиться схемы

Тем временем администрация «Нафтана» заявила, что в третьем квартале «Транснефть» поставит на предприятие 2 млн тонн нефти. На что пресс-секретарь «Транснефти» Игорь Дёмин довольно язвительно заметил:

 — Я с удивлением ознакомился с заявлениями заместителя генерального директора «Нафтана» по идеологической работе и социальному развитию Сергея Евтушика, что «Транснефть» занимается поставками нефти на заводы и, в частности, на «Нафтан». «Транснефть» — транспортная компания, которая работает по заявкам производителей нефти…

Об объемах ничего сказано не было. Все же дефицита топлива в Беларуси не ощущается. Украинский рынок, по информации Сергея Куюна, ждет восстановления поставок бензина. Похоже, какая-то загрузка у «Нафтана» есть. Кроме того, при дефиците нефти завод мог бы заявить о выходе на внеплановый ремонт.

— Можно предположить, что есть определенные поставки нефти на «Нафтан», которые позволяют ему работать. Хотя снижение, очевидно, присутствует относительно тех же месяцев прошлого года, — говорит Татьяна Манёнок. — Лукашенко с Путиным снова недавно обсудили вопросы поставок энергоносителей. Возможно, есть дополнительные схемы, которые позволяют поставлять нефть.

О том, каковы эти схемы, тоже остается только догадываться.

— Это может быть поставка нефти до границы с Беларусью, а потом какая-то компания здесь предоставляет услуги по транспортировке на «Нафтан». Между Мозырем и Новополоцком еще труба «Гомель — Горки» не построена. А по железной дороге перевозить нефть от Мозыря до Новополоцка очень дорого.

Скрытность от боязни санкций

Еще весной Еврорадио связывалось с крупнейшими нефтяными компаниями России и «Транснефтью», однако узнать, какими будут поставки на «Нафтан» и будут ли вообще, не удалось.

По мнению заместителя руководителя экономического департамента Института энергетики и финансов России Сергея Кондратьева, элемент опасения, связанный с санкциями, у российских компаний есть.

— Вероятность того, что крупные российские нефтяные компании, по крайней мере напрямую, отказались от поставок на «Нафтан», действительно высока. Они очень серьезно присутствуют на международном рынке, являются активными заемщиками на мировых финансовых рынках, соответственно, пытаются всячески избежать санкционных рисков.

Часть нефти может поставляться на «Нафтан» через небольшие компании и нефтетрейдеров, считает собеседник.

— Я бы не был так оптимистичен, как оптимистичен «Нафтан». Два миллиона тонн — это нормальная загрузка. Будто ничего не происходит. Ситуация для «Нафтана» очень сложная не только в части поставок. Произведенные нефтепродукты нужно как-то экспортировать.

По данным сайта «Нафтана», экспортируется около 60% продукции.

— Могут быть многочисленные схемы с поставками через Россию, но для этого должна быть инфраструктура. Должны быть нефтетрейдеры, которые готовы попасть под санкции, и должны быть покупатели на мировом рынке. Мы знаем на примере Ирана, Венесуэлы, которые попадали под схожие санкции, что такие нефтепродукты продаются с большой скидкой. Потому что есть премия за санкционные риски.

Эксперт подчеркивает, что, даже если «Нафтан» будет получать нефть в нормальном объеме, нужно будет менять логистику поставок и предлагать партнерам скидки.

— Это может означать достаточно серьезные убытки. И здесь непонятно, будет ли готов «Белнефтехим» их компенсировать.

Уникальность ситуации — дефицит нефти

Эксперт подчеркивает, что для России страны Евросоюза являются основным рынком при поставке нефти и нефтепродуктов. Это больше 200 миллионов тонн экспорта в год. Помимо опасений попасть под санкции на основном рынке, у российских компаний есть и другие мотивы торговать с Беларусью меньше.

— Еще момент, который делает ситуацию уникальной. Сейчас на рынке есть определенный дефицит нефти. Это не физический дефицит, но спрос на нефть восстанавливается достаточно быстро. А из-за ограничений в виде квот соглашения ОПЕК+ предложение не успевает за ростом спроса, — говорит Сергей Кондратьев.

Для белорусских НПЗ это значит, что российским компаниям и так есть куда выгодно продавать нефть.

— Можно перерабатывать и на российских НПЗ, поскольку спрос здесь тоже быстро восстанавливается. И у нас есть определённые сложности с покрытием спроса на бензин. Это напряжение на рынке может быть дополнительным риском для Беларуси. В принципе, российские нефтяные компании могут отказаться от поставок в Беларусь без серьезных потерь, — резюмирует эксперт.

Последнее в рубрике