Эксперт о «Северном потоке-2»: «В интересах России пользоваться своей же трубой. Но потенциально это серьезный инструмент шантажа»

Эксперт о «Северном потоке-2»: «В интересах России пользоваться своей же трубой. Но потенциально это серьезный инструмент шантажа»

На мировой арене тема газового рынка, перспектив его развития и цен на газ — среди самых животрепещущих. Беларусь в этом плане могла бы показаться островком стабильности — причин две.

Во-первых, цена. Цена на газ для нашей страны в размере 128 долларов за тысячу кубометров утверждена не только на 2021 год, но и на 2022-й. Да, это не 55 долларов, как платят в Смоленской области и как хотел бы платить Минск, но и не 800-900 (или даже прогнозируемая 1000!), как покупают европейцы.

Во-вторых, риски после запуска «Северного потока-2». На первый взгляд, Беларусь и тут в стороне, в отличие от Украины. Ведь после запуска «Северного потока-2» Киев ждет, что «геополитическое энергетическое оружие Москвы» будет направлено прежде всего в его сторону. Учитывая, что часть газопровода «Ямал-Европа», пролегающего через Беларусь, принадлежит «Газпрому», для сокращения транзита через нашу страну оснований не было.

Однако реальная картина оказалась гораздо более многоплановой. На днях «Газпром» выкупил лишь треть от транзитной мощности газопровода, проходящего через Беларусь — из предложенных польским оператором Gaz-System 89 млн кубометров в сутки он ограничился 31 млн кубометров.

Почему это произошло, какие потери понесет Беларусь и какие последствия это повлечет? Мы постарались найти ответы на эти вопросы.

1. Почему Газпром сократил транзитные мощности через Беларусь?

Многие эксперты объясняют такое поведение желанием России решить проблемы с запуском «Северного потока-2». Этого же мнения придерживается и экономический обозреватель Татьяна Манёнок.

— Хотя трубопровод достроен и введен в эксплуатацию, он все еще не работает из-за бюрократических моментов, россиянам хотелось бы, чтобы Европа эти моменты решила быстрее, и «Северный поток-2» запустился и был бы полностью загружен, — считает Татьяна Манёнок.

Экономист Лев Марголин допускает, что у происходящего могут быть и иные цели:

— Я бы не говорил, что «Газпром» искусственно провоцирует рост цен на газ, чтобы ускорить введение «Северного потока-2» в эксплуатацию, потому что Европа — такая лошадь, на которую где сядешь, там и слезешь. Там очень сложные бюрократические процедуры, причем не в какой-то отдельно взятой стране, а в Евросоюзе в целом. И обойти их практически невозможно.

Можно ли их ускорить? Возможно, и есть какие-то способы. Но, боюсь, вопрос будет лишь в том, продлится процедура два месяца или 7,5 недель.

Я бы мог предположить еще один момент. Вспомним о том, что Россия сократила поставки нефти на объединение «Нафтан» — это связывают с наличием санкций против предприятия, что вполне вероятно. Но возможна и другая причина. Мы предполагаем, что Россия в лице Путина чего-то от Лукашенко добивается, — рассказал Лев Марголин «Филину».

2. Большими ли будут потери для Беларуси?

Татьяна Манёнок говорит, что относительно бюджета страны это небольшие деньги.

— Труба продана «Газпрому», он платит только налоги. К слову, больше ни в одной стране Европы «Газпром» не имеет своей трубы, только на территории Беларуси. В прошлом году они заплатили около 250 млн долларов налогов, но надо смотреть по итогам года, потому что отказ от дополнительного резервирования мощностей начался не с начала года, а с лета, — отмечает эксперт.

3. Так чего же нам ждать после введения «Северного потока-2»: заявленного единого газового рынка или постоянной угрозы шантажа?

— Думаю, все будет зависеть от характера взаимоотношений Беларуси и России, — полагает Павел Мацукевич, старший аналитик Центра новых идей. — Но в том содержании, как есть сейчас, не думаю, что нам что-то угрожает. В интересах России пользоваться своей же трубой. Но потенциально это, конечно, серьезный инструмент шантажа. Кстати, об отношениях и компромиссах: гипотетически американцы, давая согласие на завершение этого проекта, могли каким-то образом увязать свое решение с белорусским кризисом. Будь этот вопрос действительно важным для американцев.

— Безусловно, «Северный поток-2» будет инструментом влияния, дополнительным аргументом, который Россия будет иметь в диалоге с Беларусью. В том числе — в интеграционном процессе. Здесь ситуация такая же, как с Украиной. Только с Украиной Россия находится в состоянии войны, а мы строим союзное государство, — отмечает со своей стороны Павел Слюнькин, ассоциированный аналитик Европейского совета по международным отношениям.

— Да, определенный элемент давления и освобождения от стран-транзитеров этот трубопровод дает. Но за счет того, что обе ветки газопровода, проходящие через Беларусь, принадлежат России, я не думаю, что на этой почве будут какие-то глобальные конфликты или споры, — полагает политолог Валерий Карбалевич.

Последнее в рубрике