Экономист о ВВП в 100 млрд долларов: «Не вижу предпосылок для такого оптимизма». Вот почему
28.05.2020
Надежда Калинина, фото: Александра Квиткевич, TUT.BY

Экономист о ВВП в 100 млрд долларов: «Не вижу предпосылок для такого оптимизма». Вот почему

Белорусское правительство не отказывается от цели достичь 100 млрд долларов ВВП в 2025 году.

«Ориентир по ВВП к концу 2025 года определен: это 100 млрд долларов. Выстроить такую экономику, которая была бы способна достичь этого уровня, — ключевая задача для всех нас», — заявил министр экономики Александр Червяков в интервью журналисту «Республики».

Старший научный сотрудник BEROC Дмитрий Крук объясняет TUT.by, каковы шансы Беларуси практически удвоить ВВП за пять лет с учетом последних изменений в мировой и отечественной экономике.

Идею достичь ВВП в 100 млрд долларов к 2025 году власти озвучили еще в 2018 году. Позже эксперты аналитических центров не раз высказывали сомнения в реализуемости этих планов. Осенью 2019 года премьер-министр Сергей Румас признавал, что традиционная экономика с ее скромным ростом не способна генерировать такой ВВП.

Оставил ли экономический шок 2020 года белорусской экономике хоть каплю надежды на подобный скачок?

— Я не вижу предпосылок для такого оптимизма. Во-первых, то, что закладывается или, по крайней мере, афишируется на ближайшие годы, не предполагает кардинальных изменений в белорусской экономике. Во-вторых, планируется сохранять поддержку сектора госпредприятий. А это именно то, что сейчас во многом тормозит рост, — отмечает Дмитрий Крук.

По его словам, частный сектор в последние годы получил определенный импульс роста за счет предпринятых правительством мер в 2016−2017 годах. Но для существенного ускорения роста всей экономики этого будет недостаточно из-за не столь большого масштаба частного сектора.

Нефтянка «уронила» белорусский ВВП

— Даже до коронакризиса самые оптимистичные оценки для такой структуры для статус-кво белорусской экономики по росту было порядка 2,5−3% среднего роста, который она могла давать, — отмечает экономист. — Еще один важный момент: непонятно, почему фиксируют цель в долларах. В этом случае мы привязываемся не только к росту, но и к динамике обменного курса. Обеспечить долларовую цифру будет гораздо сложней, чем просто обеспечить высокий рост.

Выйти на целевые 100 млрд долларов ВВП позволят несколько условий. Падение в 2020 году не должно превысить 3%, потом среднегодовые темпы роста реального ВВП должны будут составлять порядка 6,6% при стабильном номинальном курсе.

— Каждая из этих предпосылок на данный момент нереалистична. Повторюсь, до коронакризиса оценки потенциала роста были максимум до 3%. Каким образом мы перескочим в 6,5−7% при практически неизменной структуре экономики и сохранении базовых принципов ее функционирования, абсолютно непонятно. Плюс пока остается актуальным вопрос, насколько сильно мы «просядем» в этом году, как быстро восстановимся после актуального шока, — комментирует Дмитрий Крук.

«Теперь понятно». Правда, что грядет самый страшный кризис за многие годы?

После пандемического удара по экономике и без того слабые перспективы кажутся еще более призрачными. По марту и апрелю, когда уже ощущалось влияние эпидемии, закрытия границ, снижения спроса и предложения, видно, что в таких условиях растут сектор ИКТ и сельское хозяйство, менее чувствительные по сравнению с другими отраслями к макроконъюнктуре. Очевидно, что они не способны тянуть на своих плечах всю экономику.

Даже если глобальная ситуация выровняется достаточно быстро, хронические проблемы белорусской экономики никуда не исчезнут. О выходе за пределы роста в 2−3% годовых можно будет говорить после серьезных институциональных изменений, считает экономист.

— У нас [работает] принцип «назначения чемпионов» — когда ресурсы концентрируются в приоритетных секторах. Чаще всего это большие госпредприятия, жизнеспособность которых поддерживается искусственно. Это сковывает рост всей экономики. Пока эти проблемы решены не будут, я не вижу предпосылок для больших изменений, — комментирует Дмитрий Крук.

Вряд ли получится добиться ускорения экономического роста при сохранении госсектора в его прежнем состоянии в надежде на то, что частный сектор будет расширяться и станет локомотивом роста.

— Частному сектору, чтобы дальше расти, нужен доступ к ресурсам — финансовым и людским, то есть ему надо свободное перераспределение на рынках труда и капитала. Для этого опять-таки требуются изменения в институциональных вещах, в функционировании экономики. Эффект от послаблений, которые были в либерализационном пакете, принятом в 2016—2017 годах, не бесконечный. Для роста частного сектора надо больше усилий, — отмечает эксперт BEROC.

Что будет с белорусской экономикой к осени

Последнее в рубрике