Экономика Беларуси теряет конкурентоспособность. Эксперт назвал причины
18.06.2020
Андрей Гурков, DW, фото: РИА «Новости»

Экономика Беларуси теряет конкурентоспособность. Эксперт назвал причины

Каков потенциал роста белорусской бизнес-модели? С каким партнером больше перспектив для экспорта и инвестиций: с Россией, ЕС, Китаем, Украиной? Чью нефть покупать? На вопросы DW ответил корреспондент немецкого правительственного внешнеторгового агентства Germany Trade & Invest (GTAI) в Украине и Беларуси Фабиан Немиц.

— Из-за пандемии коронавируса оказались под вопросом экономические модели многих стран, в том числе и России - ключевого партнера Беларуси. В какой мере и в каком направлении придется теперь самой Беларуси менять свою бизнес-модель?

— Беларуси давно уже требуются структурные реформы. Кризис еще больше усилил давление на экономическую модель: государственные финансы оказались в трудном положении, спрос на белорусские товары за рубежом падает, экономическое положение государственных концернов ухудшается.

Сейчас важны были бы либерализация экономики, расширение пространства для частного бизнеса, рыночные реформы и повышение эффективности госкомпаний. В нынешних условиях потенциал роста белорусской экономики сильно ограничен. Белорусы все чаще присматриваются к экономическим успехам Польши и стран Балтии. Разрыв в уровнях жизни все больше увеличивается.

Дополнительное давление идет со стороны России, которая сокращает субсидии Беларуси. Белорусская нефтехимия, обеспечивавшая в 2014-2018 годах примерно четверть экспортных доходов, теряет свои конкурентные преимущества.

Экономический спад в Беларуси во 2-3 кварталах может быть самым масштабным за несколько десятилетий

— Насколько оправдано в этой ситуации стремление Минска расширить число поставщиков нефти и сократить ее закупки в России? Может, Беларуси следовало бы вообще снижать свою зависимость от импорта энергоносителей и экспорта горючего?

— Импорт нефти по трубопроводам из России остается для Беларуси с экономической точки зрения самым целесообразным вариантом. Тем не менее диверсификация поставщиков нефти оправдана. Беларусь укрепляет тем самым свою независимость и усиливает свои позиции на переговорах с Россией. Хотя стоимость нефти из других стран из-за транспортных расходов, думается, все же выше.

Удовлетворять свою потребности в энергоносителях Беларуси всегда придется за счет импорта. Поэтому снижение зависимости от экспорта горючего и диверсификация экспортной продукции пошли бы ей на пользу. Тем более, что налоговый маневр в России снижает конкурентоспособность белорусской нефтехимии. Вклад этого сектора в государственный бюджет будет уменьшаться. 

Эксперт: «Даже если спрос на внешних рынках начнет восстанавливаться, сначала надо будет распродать склады»

— С какими государствами Беларуси следует усиленно развивать сейчас внешнеэкономические связи? Где перед ней открываются наиболее реалистичные шансы?

— Думается, важнейшими экономическими и торговыми партнерами Беларуси и впредь будут государства Евразийского экономического союза. Сейчас задача ЕАЭС — снизить или полностью снять торговые барьеры между его членами. Однако потенциал для дальнейшего увеличения экспорта на рынки ЕАЭС представляется все же ограниченным.

В России — трудное экономическое положение, потенциал роста ее экономики невелик. Правительство в Москве все больше делает ставку на протекционизм и локализацию производства. В таких секторах, как автомобилестроение и сельскохозяйственная техника, конкурентоспособность белорусских предприятий на российском рынке снизилась, в том числе из-за прихода в РФ западных производителей. Экспорт белорусских продуктов питания страдает от того, что Россия развивает свое сельское хозяйство и снижает зависимость от импорта.

Диверсификация экспорта — объявленная цель белорусского правительства. Намеченное вступление в ВТО этому способствовало бы. Если говорить о продукции машиностроения, то тут правительство нацелилось на рынки стран с развивающимися экономиками. Белорусские предприятия усиленно инвестируют там в сборочное производство.

— А каковы перспективы развития сотрудничества с Евросоюзом?

— Близость и размеры рынка ЕС рассматриваются как большой шанс для белорусского экспорта, особенно в направлении Польши и Германии. Однако возможности для продвижения продукции машиностроения, автомобилестроения и пищевой промышленности представляются весьма ограниченными. Зато шансом для Беларуси мог бы стать Nearshoring — тренд к переносу производственных мощностей из Азии поближе к европейскому рынку, который, вероятно, будет усиливаться. В данном случае плюсами Беларуси являются относительно невысокие размеры заработной платы, квалифицированные трудовые ресурсы, более широкий по сравнению с другими странами Центральной Европы выбор рабочей силы и давние индустриальные традиции.

Но и в этом случае были бы важны вступление в ВТО и прогресс при взаимном расширении доступа к рынкам. В ходе политической разрядки последних лет западные фирмы стали чаще обращать свой взор в сторону Беларуси. Однако в абсолютных цифрах размеры прямых иностранных инвестиций все еще очень маленькие. В качестве примера немецкой фирмы, которая выпускает в Беларуси продукцию, в том числе и для рынка Германии, могу назвать производителя мягкой мебели Polipol.

— Насколько привлекательным инвестором и рынком сбыта для Беларуси является Китай? 

— Китай расширяет свое присутствие в Беларуси. Он рассматривает ее как важный транспортный узел и плацдарм на «Новом Шелковом пути». Число резидентов индустриального парка «Великий камень» растет, однако реальные объемы производства там пока не очень велики. Есть несколько совместных предприятий, например, между Geely и БелАЗ, между Weichai и МАЗ. Они объявляют о намерении увеличивать выпуск продукции.

А вот как рынок сбыта Китай играет для Беларуси очень незначительную роль. Поэтому в двустороннем торговом балансе у нее большой дефицит. В 2018 году Беларусь экспортировала в Китай товаров на сумму 476 миллионов долларов США, в то же время импорт оттуда составил 3 миллиарда долларов. Китай мог бы стать перспективным рынком сбыта для белорусской пищевой промышленности, прежде всего — для мясомолочной продукции, в том числе в рамках попыток заполнить контейнеры на пути из Европы в Азию.    

— А как вам видятся перспективы белорусско-украинского экономического сотрудничества? В Киеве и Минске есть реальная заинтересованность в их развитии? 

— Возможности для расширения сотрудничества двух стран, конечно же, есть. Так, с 2018 года ежегодно проводится двусторонний форум регионов. Насколько серьезной является заинтересованность в углублении связей, я судить не могу. Слишком большое сближение двух государств наверняка вызовет подозрения у России.

В двустороннем торговом балансе бросается в глаза большой экспортный профицит Республики Беларусь. Она экспортировала в 2018 году в Украину товаров на сумму свыше 4 миллиардов долларов. А импорт украинских товаров составил менее 1,4 миллиарда долларов. Украинскую сторону настораживают государственные субсидии белорусским компаниям. Поэтому были введены антидемпинговые меры, в том числе против производителей газобетона и цемента.

— Какие отрасли и ниши являются для Беларуси наиболее многообещающими?

— В Беларуси очень хорошо развивается IT-отрасль. Этому способствуют либеральная атмосфера, сформировавшаяся вокруг «Парка высоких технологий», и многочисленные выпускники вузов с техническим образованием. В 2019 году информационные технологии были единственным достойным упоминания мотором экономического роста.

В целом, Беларусь имеет хорошую индустриальную базу, в том числе в таких секторах, как автомобилестроение, машиностроение, химическая, текстильная, пищевая и деревообрабатывающая промышленность. Но есть опасность, что конкурентоспособность промышленных предприятий будет все больше и больше снижаться. Что сейчас необходимо? Больше рыночных механизмов, больше эффективности, меньше государственного вмешательства и современный менеджмент. 

Как правительство Румаса пришло к краху и какая судьба ждет новый Совмин

Последнее в рубрике