«Документы носят карательный характер». Профессор права изучила внутренние правила школ
08.09.2020

«Документы носят карательный характер». Профессор права изучила внутренние правила школ

В школах и гимназиях Беларуси действуют Правила внутреннего распорядка, которые самостоятельно разрабатываются учреждением образования и ежегодно принимаются обычно в начале сентября. Далеко не все эти правила соответствуют белорусскому законодательству — к таким выводам пришла доктор юридических наук, профессор БГУ, эксперт научно-консультативного совета при Верховном Суде и мама троих детей Юлия Гаврильченко.

После анализа нескольких таких документов эксперт обратила внимание на то, что созданы они по шаблону от Министерства образования. Есть незначительные отличия, но в целом нормы содержатся идентичные. И некоторые правила вызывают серьезное беспокойство как с точки зрения законности, так и в контексте защиты прав ребенка.

Юлия Гаврильченко предлагает рассмотреть ситуацию на примере типовых правил, которые опубликованы на сайтах некоторых белорусских школ и гимназий. 

— Не останавливаясь на противоречивости ряда положений самих Правил, стоит сразу сказать, что этот документ носит карательный характер. В нем предусмотрены дополнительные обязанности и ответственность для учащихся — с одной стороны; и дополнительные права для педагогов и администрации — с другой.

В соответствии с этим Правилами педагоги и администрация наделяются крайне широкими властными полномочиями по отношению к учащимся.

Учителя могут требовать от детей что угодно?  

Если верить правилам, учащимся в гимназии и на ее территории «категорически запрещается не выполнять требования педагогических работников» (п. 5.4 Правил).  В п. 21 повторяется: «Выполнение требований учителя на уроке является для учащихся обязательным и безоговорочным».

В случае, если требования учителя нарушают права учащегося, «последний может проинформировать об этом дежурного администратора» (п. 21).  Получается, что даже нарушение прав ребенка или незаконность предъявляемого требования не являются основанием для отказа от выполнения. При этом за неоднократное нарушение Правил устанавливается дисциплинарная ответственность учащегося (п. 55).

Законодательство: В Кодексе об образовании (в дальнейшем — Кодекс) четко установлено, что к дисциплинарной ответственности обучающийся может быть привлечен лишь за неисполнение без уважительных причин законного требования педагогического работника (пп.1.4 ст. 126). Также нужно иметь в виду, что дисциплинарным проступком может быть признано лишь противоправное, виновное (умышленное или по неосторожности) неисполнение или ненадлежащее исполнение учащимся своих обязанностей.

Вывод: Кодекс как акт более высокой силы устанавливает два важных условия: 1. Требование педагога должно быть законным, то есть возможность его предъявления должна быть прямо предусмотрена в законе (возможно, в акте законодательства, но никак не в Правилах или другом акте школы или гимназии); 2. Требование может быть не исполнено по уважительной причине. Уважительными могут быть признаны: отсутствие физической возможности; вероятность причинения вреда учащемуся или третьим лицам в результате исполнения требования; несоответствие требования нравственным или религиозным убеждениям учащегося и др.

Детей пугают дисциплинарной ответственностью, но законно ли это?

В правилах написано, что «за совершение учащимся дисциплинарного проступка (в том числе неоднократное нарушение Устава и Правил) устанавливается дисциплинарная ответственность, которая выражается в применении к нему следующих мер дисциплинарного взыскания: замечание; выговор; отчисление» (п. 55).

Законодательство: Согласно Кодексу к дисциплинарной ответственности может быть привлечен только тот обучающийся, которому к моменту совершения проступка исполнилось 14 лет. А если речь о лице с особенностями психофизического развития — с 17 лет (ст. 127). Внутренние правила не могут применяться, если они противоречат Кодексу или другим образом ухудшают правовое положение учащегося по сравнению с Конституцией, законами, другими нормативными правовыми актами большей силы.

Вывод: Ни о какой дисциплинарной ответственности школьников младше 14 лет не может быть и речи. К ним допустимо лишь применение мер педагогического воздействия и только тех, которые не противоречат законодательству, например, беседа, обсуждение на педагогическом совете. При этом Закон о правах ребенка содержит категорический запрет на физическое и (или) психическое насилие, жестокое, грубое или оскорбительное обращение, унижение (ст. 9). Порядок применения мер дисциплинарной ответственности к детям старше 14 лет строго регламентирован в Кодексе и предусматривает, в частности, возможность участия в процессе родителей, меры защиты прав ребенка, порядок обжалования решений.

Можно ли пользоваться в школе мобильными телефонами?

Если руководствоваться Правилами, ограничений у детей очень много. Например, учащимся в гимназии и на ее территории категорически запрещается «проводить съемки во время проведения учебных занятий, факультативных занятий, классных часов, внеклассных мероприятий без разрешения администрации, классного руководителя, учителя-предметника;» (п.5.8); «пользоваться устройствами мобильной связи, интернет-связи, музыкальными колонками, игровыми устройствами во время образовательного процесса без разрешения педагогов» (п.5.6). На перерывах звонить и отправлять смс учащимся разрешено «исключительно для оперативной связи с родителями (законными представителями), братьями (сестрами), иными близкими родственниками только в случаях безотлагательной необходимости» (п.62). Такие строгие правила действуют в школе.

Законодательство: Права в сфере информационно-коммуникационных технологий могут быть прописаны не совсем четко, потому что законодательство не всегда успевает за изменениями. Тем не менее, любое физическое лицо вправе осуществлять поиск, получение, передачу, сбор, обработку, накопление, хранение, распространение и (или) предоставление информации (ст. 6 Закона «Об информации…»). В Законе «О правах ребенка» также говорится о том, что каждый ребенок имеет право на получение, хранение и распространение информации. Пользование информацией может быть ограничено законодательством в целях защиты чести, достоинства, личной и семейной жизни граждан и полного осуществления ими своих прав (ч. 3 ст. 34 Конституции). В частности, Закон «О правах ребенка» предусматривает право детей на защиту от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию (это, например, информация, положительно оценивающая преступление, дискредитирующая институт семьи и брачно-семейные отношения или содержащая нецензурные слова и выражения). Дополнительные права учреждения образования в сфере информатизации могут быть установлены актами законодательства, уставом учреждения образования (не Правилами) – п.3 ст. 20 Кодекса. Введение таких норм может объясняться исполнением требования Кодекса об обеспечении качества образования (ст. 91). Но подобные дополнения не должны ухудшать правовое положение учащихся по сравнению с тем, которое установлено законодательством.

Вывод: В этом примере есть два аспекта: 1. Возможность пользования смартфоном и другими средствами связи для общения, получения информации, игр и др. Здесь допустимы определенные ограничения, например, для повышения эффективности образовательного процесса. 2. Возможность осуществления съемки и записи. Здесь следует помнить, что фото, видеосъемка, аудиозапись в общественных местах не могут быть признаны посягательством на тайну личной и семейной жизни. По обоим вопросам важно знать, что любое ограничение прав и свобод учащегося может осуществляться лишь на основании закона (или законодательства), это правило прямо закреплено в ст. 34 и ст. 23 Конституции. При этом закон, как и другие акты законодательства, не содержит конкретных норм о возможности для администрации школы введения информационных ограничений.

Можно предположить, что некоторые ограничительные нормы могли бы способствовать повышению качества образования и служить воспитательным целям. В таком случае ограничения целесообразно вводить на основании общего решения родителей и педагогов (администрации) как участников воспитательного процесса. Но преимущественное право и обязанность определять формы, средства и методы воспитания детей признаются за семьей (ч. 4 ст. 65 Кодекса о браке и семье).

Могут ли дети «расписываться» за то, что ознакомлены с правилами?

Правила доводятся до сведения учащихся гимназии — на первом классном часу нового учебного года, а до их законных представителей — на первом родительском собрании нового учебного года (п. 1.6).  Как сообщают родители, часто эта норма нарушается. Родителям Правила не показывают, а с детей (включая младшую школу) берут «расписку» об ознакомлении (в графе напротив фамилии ребенок пишет «с Правилами ознакомлен»).

Законодательство: Дети обладают ограниченной правосубъектностью, то есть они не могут приобретать своими действиями права и обязанности (исключения из этого правила редкие и достаточно специфичные). Поэтому никто не вправе требовать от ребенка письменного подтверждения того, что он ознакомился с каким-либо документом.  «Расписка» в этом случае не имеет никаких правовых последствий. Вполне вероятно последующее ее использование педагогами или администрацией для давления на ребенка. Но это является частным случаем психологического насилия и не только не этично, но прямо запрещено Законом Республики Беларусь «О правах ребенка» (ст. 9).

Можно ли говорить в школе о политике?

Также в Правилах некоторых школ и гимназий появились нормы, связанные с ограничением свободы мнения и самовыражения учащихся. Например, не высказываться на политические темы, не причинять вреда имиджу гимназии (школы). В типовых Правилах этих требований нет.

Законодательство: Каждый ребенок, способный формулировать свои взгляды, имеет право свободно их выражать по всем вопросам, которые его затрагивают (ст. 11 Закона Республики Беларусь о правах ребенка). При этом он ограничен общими нормами поведения, должен воздерживаться от оскорблений, клеветы, побуждения к преступлению, совершения других противоправных деяний. Вывод: Запреты, ограничивающие свободу мнения, противоречат законодательству Беларуси. Согласно ст. 23 Конституции ограничение прав и свобод личности допускается только в случаях, предусмотренных законом, в интересах национальной безопасности, общественного порядка, защиты нравственности, здоровья населения, прав и свобод других лиц. Какие бы цели ни преследовали Правила, они не являются законом и не могут ограничивать права и свободы ребенка.   — Хочу напомнить, что ребенок в силу своего возраста нуждается в особой защите, но никак не в особых карательных мерах воздействия. Многочисленные исследования доказывают неэффективность образования, построенного на жестких ограничениях прав учеников и активном применении санкций, — говорит Юлия Гаврильченко. — Долгие годы между семьей и школой существовал негласный социальный договор. Учителя предъявляли родителям очередное решение «сверху» со словами: «Ну что же мы можем поделать», а родители, немного пошумев, со всем соглашались. Но сейчас многое изменилось. Обществу стало очевидно, что по своим социальным договорам оно платит слишком много, поэтому вводить дополнительные ограничения и просто поставить родителей перед фактом — это крайне недальновидное решение. Если школа хочет сохранить свой авторитет и наладить эффективную работу, ей придется вести диалог с детьми и родителями, которые теперь внимательно изучают свои права. 

Последнее в рубрике