Доктор экономических наук: «Да, мы как-то выжили. Но долго так нельзя»
13.03.2021
Виктория Телешук, Салiдарнасць

Доктор экономических наук: «Да, мы как-то выжили. Но долго так нельзя»

Эксперт – о «выжидательной политике» Нацбанка.

Главный банк страны сохранил ставку рефинансирования в 7,75%, несмотря на рекордную инфляцию – в феврале ее уровень достиг 8,7% и, вероятно, продолжит расти. В официальном пресс-релизе регулятор сообщил о том, что «вопросы изменения ставки рефинансирования и ставок по инструментам регулирования ликвидности банков будут рассматриваться по мере необходимости».

С чем это может быть связано и к чему приведет, объяснил в экспресс-комментарии «Салідарнасці» известный аналитик, доктор экономических наук Борис Желиба.

– Честно говоря, я ожидал, что Нацбанк оставит ставку без изменения, поскольку с февраля, где вопрос был отложен на март, ситуация в экономике не улучшилась, а скорее, наоборот. За февраль инфляция за месяц составила 1,9%, в годовом измерении 8,7%, и она перекрыла уровень ставки рефинансирования.

Как известно, все банковские проценты, включая и ставку рефинансирования центрального банка, должны быть над инфляцией – в противном случае кредитные проценты, которые банк получит, будут начисто «съедены» этой инфляцией.

Что получается у нас? Нацбанк, и это подтверждают все аналитики, находится под как минимум двумя факторами давления. Первый фактор общетеоретический – нужно поднимать ставку рефинансирования над инфляцией, следовательно, она должна была превысить уровень 8,7%.

Но тут вступает второй фактор – давление со стороны правительства и Александра Лукашенко, которые требуют обеспечить дешевыми кредитами госсектор. Он еле-еле держится на плаву, и многим известным предприятиям уже очень сложно обслуживать кредитные долги, которые накапливаются. Они отдают по кредитам в некоторых случаях больше половины своей выручки – вполне понятно, что средств остается едва на то, чтобы дышать.

Отсюда, как я бы это назвал, соломоново решение «и вашим, и нашим»: мы должны были поднять ставку, потому что так гласит макроэкономическая теория и все банковское дело, но мы не можем этого сделать, опасаясь реакции со стороны правительства, исполнительной власти.

– «Так не доставайся же ты никому»?

– Да, поэтому ставку рефинансирования не тронули. Но какие у этого будут последствия?

Госсектор будет продолжать еле дышать, какие-то кредиты обслуживать, по каким-то получать отсрочки – причем, там не только кредиты, у многих наших флагманов выпущены облигации. А правительство будет продолжать прежнюю политику, то есть ничего принципиального в существующей сейчас бизнес-модели как не менялось, так и не изменится. Как мы понимаем, ни к чему хорошему это не приведет.

Надо сказать, что госсектор уже давно поддерживается за счет банков. И дальше будут продолжаться директивные льготные кредиты, а министерство финансов будет выпускать свои облигации и размещать их на внутреннем рынке. Банки будут их покупать, а потом с этим возникнет проблема – облигации под долги госсектора они не возвращают, значит, Минфин будет их гасить за счет республиканского бюджета, и так далее, и тому подобное, все по накатанной.

Приведет это к тому, что будет исчерпание банковских ресурсов. Такое уже случалось с нами в 90-е годы, когда инфляция была ужасной, и ставка рефинансирования не достигала ее уровня на десятки процентов.

Да, мы как-то выжили. Но долго так нельзя. Иначе это подкосит банковскую систему, и будет всеобщий дефолт.

– Тогда есть ли смысл в тактике выжидать и ничего не делать?

– На мой взгляд, правительство возлагает надежды на сезонные факторы и постепенное снижение уровня инфляции. Она ежегодно начинает замедляться уже к весне, а в августе достигает минимума, так как все больше созревает плодоовощной продукции, она удешевляется, а в августе, учитывая, что было много снега, есть возможность собрать неплохой урожай, и это также будет удешевлять продовольствие.

И, конечно, лето всегда было «мертвым сезоном» в том смысле, что, несмотря даже на ковид, многие белорусы стремились куда-то уехать на отдых, соответственно, снижался внутренний спрос на продукцию, и она тоже удешевлялась.

На это правительство рассчитывает и сейчас – что пик инфляции мы скоро пройдем, а дальше будет ее сезонное снижение. Но есть и противоположные факторы, ведь впереди посевная кампания, а она опять потребует увеличения кредитования сельского хозяйства и других смежников, которые его обслуживают.

То есть, стоит задача продержаться весну. Пока что, как мы видим, менять ситуацию правительство не собирается и на что-то надеется, как каждый год.

Последнее в рубрике