Директивное кредитование выросло на 70%. В этом году от него хотели отказаться
20.06.2020
Надежда Калинина, фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Директивное кредитование выросло на 70%. В этом году от него хотели отказаться

Последние пять лет активно снижался объем директивных кредитов, хоть запас обязательств по ним в кредитном портфеле банков оставался весомым. В 2020 году правительство планировало отказаться от директивного кредитования.

Но сдержать установленный максимум не удалось, и лимит льготного финансирования госсектора с начала года повышался три раза, пишет TUT.BY.

Льготные кредиты в этом году остаются

В конце прошлого года Совет министров установил лимит директивного кредитования на 2020 год в размере 740 млн рублей. А в июне после внесения трех изменений в соответствующее проставление максимальная планка такого вида господдержки была увеличена до 1,26 млрд рублей. Таким образом лимит директивного кредитования с начала года вырос на 70,27%.

Увеличение господдержки произошло по двум статьям: «финансирование текущей деятельности в агропромышленном комплексе» и «кредитование субъектов хозяйствования в рамках решения президента».

— Первый пункт — это дополнительная поддержка АПК. Не уверен, что здесь есть влияние пандемии, скорее, это дополнительные меры государственной поддержки, чтобы сельское хозяйство росло. Сумма здесь меньше четвертой части от всего повышения с начала года, — комментирует старший научный сотрудник Центра экономических исследований BEROC Дмитрий Крук.

Второй пункт — это финансирование индивидуальных проектов по решению президента, общий максимум для которого после внесенных изменений увеличился более чем в 2 раза: с 335,3 млн до 729,3 млн рублей.

— Основная причина необходимости подобного финансирования связана, прежде всего, со слабой эффективностью государственных инвестиционных проектов и недостатком ресурсов для их финансирования, — объясняет Дмитрий Крук.

Власти планировали уже в 2020 году полностью отказаться от преференциального кредитования. Позже решено было перенести изменения формы господдержки на 2021 год, а в 2020-м существенно обрезать ее объем. Но из названного роста директивного кредитования видно, что властям пока не удается уйти от этой практики. Хоть качественные изменения все же произошли.

— Справедливости ради стоит отметить: говорить о том, что мы вернулись к практике 2015−2016 годов пока не приходится. Несколько лет назад на новые директивные кредиты выделялось существенно больше средств. Сейчас суммы в масштабах страны не столь значимые. Еще одно преимущество в том, что с 2018-го, поскольку переориентировались на другой механизм финансирования жилья, то жилищное кредитование в рамках директивного — это совсем маленькая сумма, — делает оговорку эксперт BEROC.

Для сравнения, в 2016 году лимит директивного кредитования составлял 2,8 млрд рублей, в 2017 году его снизили до 1,9 млрд рублей, а в 2018 году еще до 1,24 млрд рублей.

ВСТАВИТЬ СКРИПТЫ

Льготные кредиты неэффективным предприятиям давят на экономику

По данным МВФ, в первой половине 2010-х годов объем директивных кредитов составлял 4-9% ВВП ежегодно. Экономисты BEROC в исследованиях не раз отмечали, что целевое кредитование ведет к потерям в производительности капитала и снижению общефакторной производительности. Негативные последствия такой господдержки ощущаются в экономике не менее 15 лет. Это выражается в замедлении экономического роста, снижении в 2013-2016 годах показателя общефакторной производительности.

— То, что эти кредиты — это неэффективная мера, по сути, признано на государственном уровне. Именно в связи с этим с 2015 года был заявлен курс на постепенное снижение [директивного кредитования] с тем, чтобы к 2020-му полностью отказаться от этого инструмента. К этому году планировали перестать выдавать новые [льготные кредиты], тогда к 2030-му из портфеля банков эти кредиты исчезли бы, — отмечает Дмитрий Крук.

Интенсификация директивного кредитования в 2020 году противоречит прописанным в правительственных программах намерениям и показывает, что без поддержки реального сектора экономики за счет бюджета госпредприятиям будет тяжело конкурировать в рыночных условиях.

— С одной стороны, инструмент, который дает возможность этим управлять, неэффективен, но продолжать управлять инвестиционными потоками хочется. Власти не хотят отказываться от функции правительства как важного инвестора и того, кто решает, в какие сектора будут направлены инвестиции, — считает экономист.

Перспективы на 2021 год тоже нерадужные

В начале года у правительства еще были планы отойти в 2021 году от практики директивного кредитования.

— С 2021 года мы готовимся работать в условиях самостоятельно отбираемых проектов на рыночных условиях кредитования без всяких механизмов льготирования процентных ставок, — сообщал глава Банка развития Андрей Жишкевич.

С тех пор экономическая ситуация не только усложнилась, влияющие на нее условия так часто меняются, что делать прогнозы на будущий год о переходе к рыночному способу поддержки госсектора сложно. Однако некоторые новые и традиционные влияющие на эту перспективу факторы уже заметны.

— Сейчас сильно возросли долги, ухудшилось финансовое состояние всех нефинансовых предприятий, прежде всего госсектора. Даже при самом лучшем развитии событий эта проблема будет купироваться постепенно. Если глобальная экономика вернется к росту, а белорусская экономика получит возможность расти, исправление ситуации не произойдет одномоментно. Как минимум, год-два это бремя будет сохраняться, — прогнозирует Дмитрий Крук.

Это значит, что потребность в поиске источников финансирования инвестиционных проектов останется. Разрешить ее будет возможно, отказавшись от цели, которую взяло на себя государство — оставаться «руководящей направляющей» по аналогии с КПСС в инвестиционной политике, отмечает экономист.

— Корень проблемы в том, что правительство хочет сохранить за собой функцию распределения инвестиционных потоков и сосредотачивать экономическую активность в определенных видах деятельности, в определенных отраслях и помогать конкретным предприятиям. Это ведет к нехватке финансовых ресурсов и к необходимости искать какие-то специфические инструменты, — отмечает старший научный сотрудник BEROC.

То есть ее решение зависит от желания государства перестать или продолжать придерживаться принципа главного распределителя финансовых потоков в реальном секторе экономики. Но общий фон плохого финансового состояния предприятий будет давить и может стать стимулом для сохранения директивного кредитования, несмотря на его негативное влияние на развитие экономики.

МВФ может не дать денег до выборов, а предприятия будут распродавать склады

Последнее в рубрике