Денис Мельянцов:  Власть настроена на имитацию процесса
29.10.2020

Денис Мельянцов:  Власть настроена на имитацию процесса

Глубинная причина нынешнего кризиса лежит в противоречии между старыми и привычными методами управления государством и новым поколением белорусов.

По идее, сильнейший в истории современной Беларуси политический кризис, сопровождающийся массовыми уличными протестами и угрозой забастовки на крупных государственных предприятиях, должен был бы заставить действующую власть пересмотреть свою политику и ускоренными темпами подстраиваться под новую реальность.

— Но, по моим наблюдениям и общению с людьми из «системы», этого не происходит, — пишет в своем телеграм-канале  координатор программы «Внешняя политика Беларуси» Совета по международным отношениям «Минский диалог» Денис Мельянцов.

По мнению политолога, глубинная причина нынешнего кризиса лежит в противоречии между старыми и привычными методами управления государством и новым поколением белорусов, выросшим за эти 26 лет правления Лукашенко.

— Детям, выросшим на Симпсонах и Саус Парке, учившимся по националистическим (в хорошем смысле этого слова) учебникам Истории Беларуси, сейчас по 30-40 лет и они работают и в бизнесе, и в госаппарате. Многие воспринимают белорусскую безопасность, стабильность и сравнительно приличный уровень жизни как данность, равняясь не на сравнибельные кейсы Украины и Молдовы, а на Западную Европу, которая стала намного доступнее, чем предыдущим поколениям белорусов. Тут все как по учебнику — рост доходов приводит к росту потребностей. В том числе политического участия.

Белорусская власть, как умела, адаптировалась к внешним вызовам, чтобы сохранить соцконтракт — улучшала инвестклимат, создавала условия для инновационных отраслей экономики, способствующих росту экспорта, диверсифицировала внешнюю политику. Но, с одной стороны, оказалась не готовой к стремительному росту внутреннего запроса на перемены со стороны этого нового поколения, а с другой — эти самые инновационные точки роста экономики, которые власть тщательно культивировала, сами стали источниками и драйверами запроса на перемены. Уже не получится, как в былые годы, загнать под веник небольшое число протестующих оппозиционеров, воспринимаемых подавляющим большинством населения как фрики. Даже тем населением, которое было критически настроено по отношению к власти. Сейчас эти условные 30% (максимум «скептиков», которых обычно фиксируется соцопросами) пришли в движение, увидев новых лидеров и ощутив свои возможности.

Можно конечно силовым способом подавить наблюдаемую уличную активность. У власти есть такой ресурс. Но сами протестные настроения и их источник — никуда не денутся. И они прорвутся снова при любом подходящем поводе — будь то местные выборы, референдум по конституции или какой-нибудь новый декрет против тунеядцев. Это я не говорю про уход части теперешних радикализирующихся протестующих в подполье и возможность точечного террора.

Власть, со своей стороны, уже давно, лет десять как, планировала более тонкую настройку политической системы, с  тем чтобы обеспечить плавную передачу власти. Но этому процессу всегда что-то мешало. Сейчас приходится делать это в пожарном режиме. Но опять же, простая перестройка системы сверху с целью обеспечения преемственности и некоторой децентрализации власти уже недостаточна.

Необходимо реальное вовлечение в этот процесс по крайней мере конструктивной части протестно настроенных граждан. Как? Отдельный вопрос. Но то, что сейчас происходит с диалоговыми площадками, подготовкой Всебелорусского народного собрания, обсуждениями в государственных исследовательских центрах, говорит о том, что власть настроена на имитацию процесса и не готова менять свои подходы. Но вечно удерживать стабильность, полагаясь только на политические инстинкты Лукашенко, нереально. Вот о чем хорошо бы задуматься государственным «фабрикам мысли», а не только СМИ мониторить.

Последнее в рубрике