Что пережила Беларусь за два месяца самой жесткой предвыборной кампании в истории
09.07.2020
Инфографика: Антон Девятов, фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Что пережила Беларусь за два месяца самой жесткой предвыборной кампании в истории

Ровно через месяц, 9 августа, пройдут выборы президента Беларуси. Еще зимой все ожидали повторения выборов образца 2015 года — с предсказуемыми кандидатами, понятными цифрами и неизменным результатом. Но ситуация изменилась — благодаря неожиданным кандидатам, небывалой электоральной активности и жестким репрессиям. Мы точно запомним эту предвыборную кампанию, вне зависимости от результата. А пока вспомним, что уже произошло.

Неожиданные кандидаты

После провальной во всех отношениях попытки оппозиции провести праймериз, а если по-простому — выдвижение единого кандидата, никто сюрпризов от выборов не ждал. Об участии Александра Лукашенко и Олега Гайдукевича было известно давно, о политических амбициях Анны Канопацкой — тоже.

Но все изменили яркие личности, которые заявили о своем желании баллотироваться на пост президента. И если выдвижение YouTube-блогера Сергея Тихановского можно было прогнозировать, то желание принять участие в президентской кампании «выходцев из элит» экс-главы Парка высоких технологий Валерия Цепкало и бывшего главы Белгазпромбанка Виктора Бабарико стало неожиданным для всех — и для простых людей, и для среднего класса, и для властей.

На этом фоне выдвижение «сурового белоруса» Виталия Зелковского, лидера группы Znich Алеся Таболича, фермера-блогера Юрия Ганцевича, замдиректора транспортной компании по грузоперевозкам Натальи Кисель, главы ОГП Николая Козлова, сопредседателя БХД Ольги Ковальковой и протестных кандидатов из команды Николая Статкевича выглядело… неубедительно.

Документы в ЦИК на регистрацию подали 55 человек — рекорд в истории современной Беларуси.

Замена в последнюю минуту

Глава ЦИК Лидия Ермошина недаром столько лет возглавляет комиссию. Без особого труда она сумела отсеять 40 человек еще на первом этапе регистрации инициативной группы претендентов: у кого-то поданное заявление не соответствовало требованиям Избирательного кодекса, у кого-то подписи были признаны недействительными, а у кого-то — судимость не погашена.

ЦИК также отказал в регистрации инициативной группы блогера Сергея Тихановского. Причина — на заявлении о регистрации инициативной группы и на списках должна быть подпись лица, которое выдвигается в кандидаты. Поскольку сам блогер отбывал в тот момент арест в ИВС, заявление о регистрации группы по доверенности подавала его супруга Светлана.

— На заявлении о регистрации инициативной группы должна быть подпись лица, которое будет кандидатом, и на списках группы — тоже. Подавать документы может доверенное лицо, подписывать — нет, — заявила Лидия Ермошина, видимо, подзабыв историю, когда кандидат на выборах 1994 года подавал документы без паспорта. А потом стал президентом.

В итоге Светлана Тихановская в тот же день, когда ЦИК отказал в регистрации ее мужу, подала списки на регистрацию своей группы. И ее зарегистрировали.

Сажали обычно после выборов, а не до

Наша новейшая история знает немало примеров, когда кандидаты в президенты отправлялись за решетку, так было и в 2006-м, и в 2010 году. Но это было уже после выборов. Эта кампания запомнится тем, что сажать стали, не дожидаясь голосования.

Сергей Тихановский не стал претендентом на пост кандидата в президенты, но возглавил избирательный штаб своей жены. Выйдя после «суток» 20 мая, он начал собирать подписи за Светлану Тихановскую. В Минске, Слуцке, Барановичах, Могилеве и Гомеле люди выстраивались в очередь, чтобы отдать свой голос за Тихановских. Так было и в Гродно, где вечером 29 мая его задержали во время пикета по сбору подписей. Этому предшествовал инцидент, в результате которого на земле оказался милиционер. Очевидцы событий назвали это провокацией, а МВД заявило, что задержанные применили насилие в отношении сотрудников милиции. А потом на даче Тихановского нашли 900 тысяч долларов. Тем временем задержанных по «делу Тихановского» становилось все больше — и большинство по статье 342 — «за организацию действий, грубо нарушающих общественный порядок».

А 11 июня в головном офисе Белгазпромбанка, которым 20 лет руководил претендент в президенты Виктор Бабарико, и еще в нескольких компаниях прошли обыски. Их проводил Департамент финансовых расследований Комитета госконтроля. Были задержаны 15 человек: топ-менеджеры Белгазпромбанка из числа руководителей первого звена, а также бывшие сотрудники банка, которые сейчас работают в различных коммерческих структурах. А через неделю в СИЗО КГБ оказался и Виктор Бабарико со своим сыном Эдуардом. Задержания людей, близких к семье Бабарико, продолжаются до сих пор. Проходящих по «делу Белгазпромбанка» обвиняют по «экономическим» статьям: в уклонении от уплаты налогов, легализации средств, полученных преступным путем, хищении путем злоупотребления служебными полномочиями, мошенничестве, получении и даче взяток.

По словам Лукашенко, расследование в отношении Белгазпромбанка велось с 2016 года, а в предвыборную кампанию Виктор Бабарико вступил, «потому что понял, что к нему придут и наденут наручники».

А судя по тому, что МВД уже проводит проверку в отношении Валерия Цепкало, а президент продолжает высказываться об экс-главе ПВТ в негативном ключе, то «следующему игроку приготовиться».

Как и блогерам и администраторам телеграм-каналов, освещавшим акции солидарности после задержания Тихановского и Бабарико: по хорошо знакомой ст. 342 уже задержали несколько человек.

Небывалая активность электората

Для подачи регистрации инициативной группы требовались подписи всего 100 человек. В инициативную группу по выдвижению Александра Лукашенко записались более 11 480 человек. А в группу экс-главы Белгазпромбанка Виктора Бабарико на момент подачи документов в ЦИК записались 8904 человека — ненамного меньше, чем у действующего президента.

Активность электората проявлялась и в сборе подписей на пикетах, которые президент назвал «каруселью». По его словам, за Бабарико, Цепкало и Тихановскую «толпой ходили по очереди, растянувшись на километр». Но люди продолжали выстраиваться в очереди к пикетам альтернативных кандидатов.

Также массово минчане вышли на улицы, когда 18 июня задержали Виктора и Эдуарда Бабарико, и выстроились в «цепь солидарности». Не только за них, за всех задержанных ранее и будущих задержанных, для того, чтобы показать, что им нужны честные и свободные выборы. Эта акция была спонтанной и стала для милиции неожиданностью — задержания были, но единичные.

Следующая акция прошла 19 июня, не только в Минске и областных городах, но и в регионах — и закончилась массовыми задержаниями. За «цепи солидарности» задержали более 360 человек в 19 городах, большинство из них именно 19 июня. Многие из задержанных получили штрафы и «сутки». С их точки зрения, они спокойно стояли вдоль улиц и проспектов, покупали кофе, ехали на роликах и велосипедах, собирались праздновать защиту диссертации. С точки зрения властей — нарушали общественный порядок.

Все уже привыкли сравнивать кампанию-2020 с кампаний-2010, но рекорд по задержаниям в эти выборы еще не побит. Согласно данным правозащитников, во время Плошчы-2010, 19−21 декабря, был задержан 761 человек. По данным тех же правозащитников, в нынешнем году еще до регистрации кандидатов — с 6 мая по 1 июля — по стране были задержаны 680 человек.

Еще одна особенность этой кампании — выступления известных личностей и медийных персон. Кто-то встал на сторону действующего президента, а кто-то выступил не столько за альтернативных кандидатов, сколько против жестких методов силовиков.

Но если сторонники Лукашенко вынуждены чистить соцсети от комментариев с обещаниями люстрации, пожеланий гореть в аду и вопросов о стоимости совести, то их оппоненты сталкиваются с мелкой местью государства — с телеведущими не продлевают контракты, а артистов отстраняют от давно запланированных выступлений.

Каждый голос имеет значение? Нет!

К окончанию срока сбора подписей — 19 июня — команда Цепкало заявила о более чем 200 тысячах собранных подписей, штаб Бабарико — о 435 тысячах — рекорд среди соперников действующего президента за все избирательные кампании. До этого только в далеком 1994 году Зенону Позняку удалось собрать 217 тысяч подписей. А в 2006-м Александр Милинкевич, единый кандидат от оппозиции, собрал 198 тысяч подписей.

После проверки подписей команда Цепкало передала в ЦИК 167 тысяч подписей, из них в комиссии признали действительными только чуть более 75 тысяч, забраковав остальные 53%. Теперь у ЦИК есть основания не допустить его к участию в выборах.

Штаб Бабарико подал в ЦИК 365 тысяч подписей. Из них забраковали почти 200 тысяч подписей.

Можно задаться вопросом, куда «пропали» подписи. В народе ходит шутка, что ЦИК — это Робин Гуд Беларуси, который забирает подписи у богатых и раздает их бедным. По данным штаба Анны Канопацкой, в комиссию передали 110 тысяч подписей, но ЦИК заявил, что принял более 150 тысяч подписей за экс-депутата. По данным штаба Сергея Черечня, в комиссии передали 106 тысяч подписей, но ЦИК получил почти 150 тысяч, из которых признал действительными более 143 тысяч.

Люди, возмущенные тем, что пропали их голоса, стали массово обращаться в избирательные комиссии с требованием объяснить, почему их голос за альтернативного кандидата не был учтен. Однако ЦИК объяснил: «Избирательное законодательство не предусматривает процедуры перепроверки подписи избирателя по его требованию». Знакомиться с материалами проверки документов, необходимых для регистрации кандидата в президенты, может только сам кандидат. Как это может сделать, например, Виктор Бабарико, который находится в «американке», в ЦИК не пояснили.

Но решения участковых комиссий можно обжаловать. Один из координаторов штаба Виктора Бабарико так и сделал — написал жалобу на решение Центральной районной комиссии о «забракованных» подписях в Гомеле: она признала недействительными все 4177 подписей в пользу Бабарико. Ответ был шедевральным: «Решение не принималось, а был составлен акт о результатах проверки достоверности подписей избирателей и протокол об установлении количества избирателей». Нет решения — нет и обжалования.

Хотели считать голоса? Нет опыта!

Потерялись голоса? Народ решил посмотреть, как их считают. В этом году только от инициативы «Честные люди» заявления на включение в избирательные комиссии подали более 2,8 тысячи человек. Угадайте, сколько из них стали членами избирательных комиссий? 12 человек, пять — на избирательных участках в Беларуси, семь — на избирательных участках за границей (в посольствах).

Основная причина отказа — «нет опыта». Поэтому считать голоса на предстоящих выборах будут те же люди, которые кочуют в избирательные комиссии от местных к парламентским выборам, а потом к президентским последние годы. А некоторые даже десятилетия.

Правда, иногда оказывается, что люди не ставили свою подпись под выдвижением в члены участковой комиссии человека с опытом, — и это может закончиться уголовным преследованием.

Не получилось стать членом избирательной комиссии? Можно стать наблюдателем. И это на самом деле несложно. Сейчас та же инициатива «Честные люди» хочет привлечь на участки для голосований 100 тысяч наблюдателей, «чтобы обеспечить прозрачность и открытость выборов».

Хождение в народ

На эту активность стала реагировать власть. По городам и весям разъезжает руководство Администрации президента и Совмина, обещая поддержку и светлое будущее.

Спикер Совета Республики Наталья Кочанова встречается не только с коллективами крупных предприятий, но и с активистами и представителями инициативных групп альтернативных кандидатов. По ее словам, президент попросил ее поговорить со сторонниками его оппонентов.

— Да, правда, мне президент сказал встретиться с вами. Сказал: «Встреться с людьми и послушай, что они будут говорить. Почему у них сегодня такое настроение, непонятно почему». Мне также непонятно. Пока вы меня не убедили, — заявила она на встрече в Лидском районе.

Но рекордсменом по поездкам стал Александр Лукашенко. Во время прошлой избирательной кампании у главы государства был напряженный график: он встречался с американскими конгрессменами, ездил с рабочими визитами в Россию и Таджикистан, выступал на Генассамблее ООН, молился за Беларусь, открывал участок второй МКАД. Поэтому за два с половиной месяца в его графике нашлось время для посещения нескольких предприятий и одной рабочей поездки в Минскую область.

В этом году коррективы в расписание президента внесли как коронавирус, так и напряженная избирательная кампания. Только за последний месяц Лукашенко совершил рабочие поездки в Светлогорский и Солигорский районы, Гродненскую, Витебскую, Могилевскую, Минскую области и Брест, а два дня назад выступил перед активом Минска.

Брест мы выделим особо, потому что там он встретился с протестным сообществом, которое выступало не против него лично, а против строительства аккумуляторного завода. Люди два с половиной года «кормили голубей», писали обращения и просили помощи у местных властей и государства, пока президент не решил проведать «аккумуляторщиков» и не пообещал им провести местный референдум — быть или не быть аккумуляторному заводу в Бресте (после выборов, конечно).

В тот день Александр Лукашенко провел и встречу с активом Брестской области. «Встречи с активами» — еще одна черта предвыборной кампании главы государства. Что же это за активы? Это должностные лица, депутаты, руководители предприятий. В какую бы область ни отправился президент — встреча с активом обязательна. Именно на этих собраниях «людям государевым» Лукашенко говорит, что необходимо «сохранить», «сберечь», «не дать развалить». А про будущее…

— Выборы будут очень интересными, а после выборов — будет еще интереснее, — пообещал действующий президент.

Последнее в рубрике