Что означает для белорусских СМИ огромный иск слонимского чиновника
30.09.2019
Геннадий Косарев, Завтра твоей страны

Что означает для белорусских СМИ огромный иск слонимского чиновника

Лучше такой способ защиты нарушенного права, в публичном судебном процессе, чем заявления в милицию или Министерство информации, когда те при непрозрачной процедуре потом пытаются наказать журналиста или СМИ, считает юрист.

Председатель Слонимского райисполкома Геннадий Хомич подал иск против владельца Telegram-канала NEXTA Степана Путило. В документе чиновник просит опровергнуть сведения, которые разместил блогер.

Речь идет о посте, где NEXTA утверждал, что жена председателя райисполкома была якобы задержана сотрудниками спецподразделения «Стрела» за вождение автомобиля в состоянии алкогольного опьянения. Ответчиками выступают также «Белорусский партизан», порталы 21.by и bobruisk.ru («Вечерний Бобруйск»). Ответственность будет нести физическое или юридическое лицо, на которое зарегистрирован сайт.

Геннадий Хомич требует взыскать с ответчиков по 50 тысяч белорусских рублей в качестве моральной компенсации, а также расходы на государственную пошлину и оплату услуг адвоката — 373 рубля.

Является ли такой огромный иск чиновника знаком для независимых медиа и отдельных журналистов?

По мнению юриста Белорусской ассоциации журналистов Ольги Сехович, в данном случае человек хочет защититься от предполагаемого нарушения права, как во всем мире делают все цивилизованные люди.

— На самом деле, подобные иски это хорошо. Лучше выбирать такой способ защиты нарушенного права, в публичном судебном процессе, чем писать заявления в милицию или Министерство информации, когда те при непрозрачной процедуре и непонятных критериях потом пытаются наказать журналиста или СМИ. Если человек не согласен с самой публикацией, то он может либо попросить СМИ опубликовать опровержение, либо обратиться  суд.

— Может ли этот иск восприниматься как очередной выпад чиновника против независимых медиа?

— Я не думаю, что чиновник на Слонимщине имеет такие амбиции, чтобы закрывать рот таким медиа, как «Белорусский партизан», 21.by, популярному блогеру. Это не в его зоне интересов. Из того, что мы видим на сегодняшний день, это попытка чиновника защитить его нарушенное право.

— Откуда такие непомерные исковые запросы в качестве компенсации морального ущерба?

— Каждый человек сам оценивает глубину своих страданий. Мне сложно сказать, как он определял. И если информация окажется недостоверной, суд будет решать, причинены ли страдания и в каком денежном эквиваленте их оценить.

— К чему стоит готовиться ответчикам по данному делу?

Если сложить размер компенсации морального вреда, то моральный ущерб в данном случае оценивается вообще в 200 тысяч рублей. Это 4 иска по 50 тысяч от разных ответчиков, что в пересчете составляет 100 тысяч долларов. И это сложно комментировать. Трудно также сказать, почему появилось не одно исковое заявление, один суд и четыре ответчика, а четыре разных иска в разные суды.

Ответчикам надо выбирать стратегию, определяться, будут они признавать этот иск или не будут, и если они иск не признают, то готовиться защищать себя в суде, доказывать достоверность распространенной информации.  

Белорусский банкир подал в суд на Республику Кипр

Последнее в рубрике