Что не так с кампанией вокруг отключения Беларуси от SWIFT?
15.06.2021
Борис Сумароков, Office Life

Что не так с кампанией вокруг отключения Беларуси от SWIFT?

Беларусь уже несколько месяцев пугают отключением от Society for Worldwide Interbank Financial Telecommunications (SWIFT). Почему апокалиптические сценарии, тиражируемые СМИ, маловероятны и не предопределены заранее?

Должен ли SWIFT брать под козырек, услышав резолюцию Европарламента, имеющую рекомендательный характер? Чем можно заменить SWIFT, если все-таки надают по рукам и запретят им пользоваться? Office Life попытался ответить на эти вопросы объективно и по мере возможности аполитично. И вот что получилось.

Нельзя просто так взять и отключить Беларусь от SWIFT

Потому что Беларусь к SWIFT не подключена. К системе подключены 11 тыс. банков, финансовых учреждений и корпораций из более чем 200 государств. SWIFT позиционирует себя как «стратегический международный поставщик услуг обмена финансовыми сообщениями для финансовой отрасли». Его задача стандартизировать коммуникации, сделав их более оперативными, безопасными и менее обременительными с точки зрения издержек. Отключить от SWIFT можно белорусские банки и компании.

Итак, объект санкций не государство, а находящиеся в его юрисдикции субъекты хозяйствования. Иранский кейс — классический пример того, как выглядят настоящие санкции: 335 физ- и юрлиц, генералы, адмиралы, банки, морские, авиастроительные компании, поставщики оборудования для ядерных объектов, Корпус стражей Исламской революции (КСИР). Причем вводились санкции тремя инстанциями — Совбезом ООН, США, ЕС. Как показывает опыт Ирана, другие банки и компании той же юрисдикции, не попавшие под санкции, продолжат работу со SWIFT. Или без SWIFT, но об этом ниже. Иранскую экономику ломают уже 10 лет, и, как показало это десятилетие, дело тут именно в экономике, а не в высоких гуманитарных соображениях и даже не в политике. Беларусь пока не прошла и десятой доли иранских санкционных хождений по мукам. Надеемся, и не пройдет.

Алё, это прачечная?

SWIFT не платежная система, а система обмена финансовыми сообщениями. Практически все англо- и русскоязычные публикации на эту тему констатируют: ни простые смертные, ни тем более политики не видят и не понимают разницы. Между тем она есть: международные платежи можно проводить и без SWIFT, просто транзакционные издержки будут выше. Для убедительности вот вам цитата из интервью либеральнейшего экс-зампреда Центробанка РФ Сергея Алексашенко оппозиционнейшей «Новой газете»: «Важно понимать, что это просто система обмена информацией. Эти записи — вовсе не перевод денег со счета на счет». Не нужно путать телефонную будку с банкоматом.

Как скажут в райкоме

Белорусские СМИ сильно не правы, когда трактуют отношения между SWIFT и ЕС как вертикальное подчинение кассового окошечка на фасаде сельсовета этому самому сельсовету. Например, так: «SWIFT — европейская компания, она подчиняется европейским законам». Европарламент цыкнет — SWIFT примет к исполнению. На практике во всех случаях, когда речь шла о санкциях (в отношении Ирана, России, Китая и т. п.), SWIFT аргументированно сопротивлялся, сдавая позиции лишь тогда, когда США, ЕС и ЕЦБ, G10 и другие выступали единым фронтом. Не нужно списывать с порталов Meduza и Delfi, друзья, лучше просто зайти на swift.com и сделать примерно такой копипаст:

«SWIFT является кооперативной компанией по бельгийскому праву, принадлежит и контролируется акционерами (финансовыми институтами), представляющими около 3500 фирм со всего мира. Акционеры избирают совет из 25 независимых директоров, представляющих банки по всему миру, который управляет компанией и контролирует ее управление. Исполнительный комитет — это группа штатных сотрудников во главе с гендиректором.

SWIFT контролируется центральными банками G10 (Бельгии, Канады, Франции, Германии, Италии, Японии, Нидерландов, Соединенного Королевства, США, Швейцарии и Швеции), Евроцентробанком, главным контролером которого является Нацбанк Бельгии, Резервным банком Австралии, Народным банком Китая, Гонконгским валютным управлением, Резервным банком Индии, Банком Кореи, Банком России, Валютным агентством Саудовской Аравии, Денежным управлением Сингапура, Резервным банком ЮАР и Центробанком Турецкой Республики».

Логика поведения SWIFT — это логика поведения нормального бизнес-комьюнити, контролирующего 80% международных платежей и понимающего, что такое мягкое обаяние синергии. Система создавалась профессионалами финансового сектора, чтобы облегчить взаимодействие бизнесов в разных странах, предельно упростив транзакции. Ни в санкциях, ни в рестрикциях, ни в иных способах прищемить кому бы то ни было тестикулы, проверив их на содержание стали, SWIFT не заинтересован, о чем честно, кротко и очень вежливо пишет на своем сайте:

SWIFT нейтрален. Компания создана и функционирует в интересах своих акционеров для изучения, создания, использования и эксплуатации средств, необходимых для телекоммуникации, передачи и маршрутизации... частных финансовых сообщений.

Как нейтральная утилита с глобальным системным характером SWIFT играет ключевую роль в поддержке мировой экономики посредством предоставления безопасных финансовых услуг обмена сообщениями. Мы всегда действуем в интересах всего сообщества членов и в соответствии с нашей миссией поддержки устойчивости и целостности глобальной финансовой системы.

SWIFT полностью соблюдает все применимые законы о санкциях. Однако ответственность за обеспечение соответствия отдельных финансовых операций законам о санкциях лежит на финансовых учреждениях, осуществляющих их, и компетентных органах. SWIFT является всего лишь поставщиком услуг обмена сообщениями и не имеет никакого... контроля над базовыми финансовыми транзакциями, упоминаемыми его клиентами из финансовых институтов в их сообщениях.

Не верите SWIFT — поверьте верховному представителю ЕС по иностранным делам и политике безопасности, старому каталонскому социалисту Жозепу Борелю-и-Фонтельесу, на апрельских дебатах в Европарламенте по поводу отключения от SWIFT России заявившему буквально следующее: «SWIFT — это международная организация, частная международная организация, над которой ЕС не имеет власти. Мы должны взаимодействовать с большим количеством других людей, чтобы иметь возможность влиять на решение о SWIFT». Иными словами, процесс это не быстрый, и его исход не предопределен, потенциальные жертвы санкций имеют возможность подготовиться.

Не после, а вместо

Бегло перечислим возможные заменители SWIFT.

1. Телекс — система передачи текстовых сообщений телефонной сетью и одноименный аппарат. Изначально SWIFT работал именно с помощью телекса.

2. Телефакс — сеть для передачи по телефонным каналам неподвижных плоских изображений при помощи одноименных факсимильных аппаратов. «Олды» есть? Должны еще помнить...

3. Телефон — просто возьми и позвони. Не смущайся, всех прослушивают, даже Ангелу Меркель.

4. Система передачи финансовых сообщений (СПФС) Банка России — аналог SWIFT, созданный в ответ на угрозу санкций. Ряд белорусских СМИ уже раскритиковал СПФС: «Имеет ограниченный в сравнении со SWIFT функционал, не позволяет проводить международные операции и пока не подразумевает подключения финансовых организаций стран СНГ». Должно быть, коллеги уже подключились к СПФС и протестировали ее, как мобилку или внедорожник: плюсы, минусы, подводные камни. Скорее всего, расширенный функционал СПФС заработает при отключении РФ от SWIFT. Да и финансовые организации стран ЕАЭС, если по правде, к системе уже подключены.

5. Китайскую систему RMB Cross-border Interbank Payment System (CIPS) пытливые белорусские журналисты, должно быть, тоже уже оттестировали, но пока не критиковали. Правда, стоит подчеркнуть, что в ней доступны платежи только в юанях.

6. Альтернативная евросистема The Instrument in Support of Trade Exchanges (INSTEX), созданная, чтобы облегчить французским, немецким и британским компаниям работу с попавшим под санкции Ираном. Система полностью провалилась. И не потому, что копировала хавалу — принцип исламского банкинга по взаимозачетам, а потому что европейские компании испугались использования механизма, демонстративно созданного в ответ на американские санкции.

7. Банки-«прокладки». Судя по СМИ, иранские банки, отключенные от SWIFT, осуществляли операции с системой при помощи банков-партнеров в других странах — от Дубая и КНР до Латвии. Историю латвийского банка ABLV, буквально «зачищенного» в 2018 году американскими спецслужбами, белорусский читатель знает по делу Виктора Бабарико.

8. Фальсификация электронных документов SWIFT. Этим почти детским способом обхода санкций грешили преимущественно британские и европейские банки, причем самые почтенные. Американские спецслужбы поймали за руку Lloyds, Barclay’s (Великобритания), ABN Amro (Голландия), Credit Suisse (Швейцария) и т. п. Одним из последних погорел Danske Bank (Дания). Операции велись с Ираном и предполагали очистку документов от любого упоминания этой страны.

9. Криптовалюты — во-первых, это модно, во-вторых — см. п. 10.

10. DeFi, децентрализованное финансирование — фактически блокчейн-банкинг, полностью аналогичный традиционному банкингу, но с гораздо более широким набором финансовых инструментов и возможностью разработки новых. Как и в случае с криптовалютами, блокчейн-технологии помогают осуществлять не только обмен информацией, но и собственно транзакции. Да, они считаются высокорисковыми, но что значит этот риск в сравнении с запретом на использование SWIFT?

Последнее в рубрике