Что делать бизнесу, чтобы не сломать репутацию во время гражданских протестов
06.10.2020
Marketing.by, фото: Telegraf.by

Что делать бизнесу, чтобы не сломать репутацию во время гражданских протестов

Кандидат юридических наук, доцент, эксперт в сфере «бизнес и права человека» Екатерина Дейкало — о том, как реагирует белорусский и международный бизнес на тему прав человека, что прямо сейчас руководители могут сделать для повышения репутации компании.

— Екатерина, на ваш взгляд, на каком уровне тема прав человека в бизнесе находится в Беларуси? Есть распространенное мнение, что никаких проблем в этой сфере нет…

— Для нашего бизнеса тема прав человека на самом деле новая. И, я бы сказала, болезненная. Когда шла разработка белорусского руководства для бизнеса с точки зрения соблюдения прав человека, мы общались с  компаниями и чуть ли не с первых слов слышали: эта тема о политике, мы политикой не занимаемся.

Но в этом году мы видим настоящий прорыв в проблематике – сначала из-за ситуации с ковидом и далее с гражданскими протестами. Эти два фактора всколыхнули бизнес и дали понять: от темы прав человека никуда не деться.

Самые главные изменения — появился общественный запрос на соблюдение прав человека со стороны бизнеса. Права человека стали восприниматься большим количеством людей не как нечто политизированное, а как то, что касается повседневной жизни каждого.

— Когда в стране происходят гражданские активности, как следует вести себя бизнесу?

— Давайте начнем с того, что  человек и бизнес – это части единой экосистемы. Все что касается человека – касается бизнеса и наоборот. Основной капитал для бизнеса сегодня – человек, ведь в инновационной экономике компании получают прибыль, прежде всего, за счет интеллектуального потенциала сотрудников. А  где человек – там всегда его права, его самовыражение, его достоинство.

Выделяют три плоскости, в которых бизнес пересекается с человеком и его правами:

в качестве сотрудников своего предприятия;

в качестве клиентов;

в коммуникации с местным сообществом.

То есть, бизнес должен понимать, что его деятельность влияет на многих и очень разных людей.

Включение повестки прав человека в процессы управления компанией сегодня – стандарт ожидаемого поведения, признанный на международном уровне и с точки зрения права, и с точки зрения общественной морали.

Соблюдение прав человека бизнесом  обязательно в любых ситуациях, подчеркну, в любых. И особенно во время гражданских протестов. В такой ситуации, как сейчас в Беларуси,  это  крайне важно и вот почему. Всплески гражданской активности в нашей стране связаны ни с чем иным, как со становлением личности, осознанием себя гражданином.

Как-то я увидела плакат одного из протестующих, на котором было написано: «В утробе автозака рождается гражданин». Когда ваш, к примеру, сотрудник хочет выйти на другие уровни пирамиды Маслоу, когда ему недостаточно уже просто «чарки и шкварки», когда люди хотят  «людзьмі звацца» — все это признаки становления личности и осознанной гражданственности.

Значит, человек осознает себя, требует к себе уважения,  новых условий для своего развития. И здесь особенно важно со стороны бизнеса, помимо соблюдения юридической рамки, в ценностном плане поддержать рождение свободной личности и гражданина. Или, как минимум, не препятствовать этому. И, поверьте, такое отношение к человеку очень быстро монетизируется.

У западных компаний такой подход выработан годами, закреплен на уровне стратегий. В острые моменты  они  взвешивают риски и подстраиваются под ситуацию.  Но в Европе, в США корпоративный сектор пришел к такому поведению эволюционным путем. В США заговорили о правах человека в связке с бизнесом еще в 50-х-60-х годах прошлого века. У нас же, как вы понимаете, в то время (и еще лет 40 после этого) и бизнеса  как такового не было в принципе.

По сути, мы пришли к этому не эволюционным, а революционным путем развития. Это было неизбежно. Эволюция сдерживалась столько лет на советском, потом - на постсоветском пространстве. Бизнес еще довольно молод как явление и не мог быстро развиваться как институт социума. Но в определенный момент все это выстреливает.

— Такое выстреливание, а не вызревание хорошо или плохо для темы прав человека?

— С одной стороны, плохо, так как нет наработанных практик, привычки к соблюдению.  Бизнесы просто не знают, что делать, теряются, действуют в поле прав человека во многом интуитивно. Но с другой стороны,  хорошо, что это вообще началось, правда, заплатить за это пришлось дорогой ценой. 

Сейчас наши бизнесы задумались и те, кто осознает важность темы,  хотят ее развивать. Поэтому возникает спрос на рекомендации по правам человека. А ведь еще зимой некоторые руководители говорили нам: о, все это так смешно в отношении наших реалий.

Очень важно, чтобы это все не осталось для белорусского бизнеса на уровне эмоциональных порывов, вызванных сложным моментом, а превратилось в системный подход.

— Есть ли примеры, когда крупные зарубежные бизнесы реагировали на гражданские активности и протесты?

— Безусловно. Ведь бизнес живет по законам рынка и когда он видит общественный запрос на реакцию со стороны своих потенциальных потребителей, то высказывает свою позицию и предпринимает определённые действия. 

Возьмем  движение Black Lives Matter. В США  и Европе и прошли масштабные протесты, где на улицы вышли представители разных рас. В New York Times отследили реакции бизнесов и описали их  в статье «Корпоративная Америка поддержала Black Lives Matter, а что дальше?».

В материале говорилось о том, что крупные компании, такие как Facebook, Amazon, Apple  не просто поддержали антирасистское движение заявлениями, но стали производить конкретные действия – от поддержки деньгами до пересмотра политик по не дискриминации внутри компаний.

Почему они этим занялись? Ответ очевиден – поколения т.н. миллениалов и Z-тов, которые составляют сегодня согласно исследованиям половину рабочей силы и являются основными потребителями, поддержали протесты. Эти поколения ценят уважение к человеческому достоинству,  саморазвитие, соблюдение прав, равенство. И если ты хочешь, чтобы они работали у тебя, покупали твою продукцию, ты будешь поддерживать это движение. Хотя это уровень ответственности бизнеса 1.0. А на уровень 2.0  к этой мотивации добавляется еще одна — потому что соблюдать права человека это хорошо и правильно. На уровне крупных международных компаний работает и та, и другая мотивация.

Белорусским бизнесам тоже пора серьезно задуматься, как минимум, об экономических и репутационных эффектах от соблюдения и не соблюдения прав человека. Например, был случай, попавший в публичное поле: в соцсетях обсуждали внутреннее распоряжение руководства одной компании, где руководитель запретил носить белые браслеты, так как они «символизируют гибридную войну». Какое мнение может сложиться о таком работодателе и производителе…

— Существуют ли международные документы, которые закрепляют рекомендации бизнесу с точки зрения ответственности за права человека?

— На международном уровне правовая рамка по бизнесу и правам человека появилась в  ООН в 2008 году. Далее в 2011 году под эгидой Совета по правам человека ООН был разработан документ, который называется «Руководящие принципы предпринимательской деятельности в аспекте прав человека». Это так называемое «мягкое право». То есть рекомендованное, но не обязательное. Вместе с тем,  это рамка, признанная  и глобальным бизнесом, и ЕС, и Советом Европы и международными финансовыми институтами и многими государствами. Но наш бизнес относится к этому с некоторым скепсисом.

— Почему?

Потому что для нашего общества характерно преимущественно негативное правосознание. Когда мы соблюдаем право только потому, что иначе нас накажут. В то время как тема соблюдения прав человека в общем, и тема бизнеса и прав человека в частности, не может держаться только на боязни наказания. Она держится на желании находиться на определённой ступени развития: ты соблюдаешь права человека, поскольку  искренне заботишься и о человеке, и о развитии своего бизнеса.

— Если говорить о негативных примерах, когда возникают скандалы на тему прав человека и бизнеса, может ли это повредить в отношении с международными компаниями?

— Конечно, будут последствия. Прежде всего, это касается крупного бизнеса. Потому что у всех глобальных компаний, а иногда у местных зарубежных  компаний, во внутренних правилах прописаны положения о правах человека. Заключая договор с партнерами, они часто указывают в контракте, что партнер должен соблюдать права человека по отношению к своим работникам,  а также клиентам.

Все это тесно связано с репутацией, а для зарубежного бизнеса репутация это самое дорогое. Издержки от сотрудничества с «плохими парнями» могут вылиться в серьезные последствия. Им легче найти другого партнера.

Хороший пример – реакция норвежской компании Yara International ASA, которая сотрудничает с «Беларуськалием», по поводу преследования рабочих и активистов, которые объявили забастовку.  Представители Yara выразили руководству «Беларуськалия» свое недовольство задержаниями и штрафованием шахтеров. Дело в том, что в контракте норвежской компании с белорусским партнером прописано, что поставщик должен исполнять права человека и работника, в том числе понимать их права на забастовку и организацию комитетов.

Объяснение наших компаний такое:  если работники будут бастовать, мы не сможем выполнить обязательства по контракту. У зарубежных компаний другой подход, там люди понимают, что человек важнее всего, а право на забастовку  признано международными стандартами.  Если у вас ситуация сложилась так, что работники бастуют, значит ВЫ что-то делаете не так, как минимум, не слышите людей. Значит, выстройте с ними диалог.  А мы поймем, что вы не выполняете обязательство, потому что сотрудники реализуют право на протест. Решите вопрос в рамках правового поля и все окей.

— Что делать хорошему руководителю, если он пришел к понимаю внедрения прав человека в процессы? С чего начать?

— Есть алгоритм (он описан и в нашем Руководстве для бизнеса), который помогает компаниям выстроить деятельность в соответствии с уважением к  правам человека.

Первый шаг – выступить с публичным заявлением, а внутри компании – принять отдельную политику по правам человека. Пока такую политику среди беларуских компаний я видела только у тех, кто является частью глобального бизнеса (например, Кока Кола Бевриджс Белоруссия).

Второй шаг — провести внедрение во все бизнес-процессы human rights due diligence – принципа должной осмотрительности в разрезе прав человека. Это значит, что бизнес должен предпринимать разумные, возможные для бизнеса меры (не ценой краха своего бизнеса естественно, не надо кидаться в крайности), чтобы не нарушить права человека. Для этого необходимо, прежде всего, оценить риски нарушения прав человека исходя из сферы и специфики вашей деятельности, выработать стратегии по их избежанию в рамках всех бизнес-процессов, мониторить реализацию этих стратегий и делать публичную отчетность об их реализации.

Третий шаг – возмещение ущерба, если все-таки ваши действия или бездействия нарушили права человека.

— Как это может выглядеть на практике?

В нашей ситуации сегодня, в отношении работников – это, например, как минимум, поддержка их избирательных прав, права на мирные собрания, без прессинга, гнобления за личную позицию, символику или посты в соцсетях.

В отношении сообщества со стороны бизнеса не должно быть неэтичных высказываний, предвзятых и одиозных оценок чьих-то взглядов, тем более связанных с оправданием насилия или дискриминации.

Если начинаются протесты, то стоит взвесить риски для бизнеса и выработать приемлемые меры. Важно понимать, что у тебя есть сотрудники, клиенты и люди, которые ходят по улицам вокруг твоего ресторана, например. Проанализируй, что может быть с каждой из этих категорией в контексте сегодняшней ситуации.

Так,  мы видим своими глазами, что в Беларуси к людям на улицах может быть непропорционально и неоправданно жестко применена сила. Это может произойти рядом с нашим торговым объектом, рестораном. Мы понимаем риски: люди могут забежать к нам, и если закроем дверь перед ними, какие будут последствия. Возможен отток клиентов, публикации в соцсетях. Или наоборот мы впустим людей и может быть, нам поломают мебель или что-то разобьют. Но мы получим поддержку сообщества и новых клиентов, как это было с кофейнями Опетит, Зерно и другими, которая позволит нам быстро возместить издержки и прибавит огромный плюс к репутации.

Конечно, в наших условиях также нужно и важно понимать, что не каждый бизнес осмелится публично высказать свою позицию, ожидая, что на утро к тебе придет множество проверок. Сегодня в стране правовой дефолт и ты не сможешь защитить себя. Инстинкт самосохранения это нормально.

Лучше не сделать публичное заявление, но начать внедрение политики должной осмотрительности по отношению к правам человека внутри компании, чем сделать такое заявление и далее действовать в разрез с ним.

Кроме того, важна публичная отчетность о соблюдении прав человека. Здесь не нужно скромничать и стесняться. На эти отчеты  обращают серьезное внимание  международные финансовые институты, когда ты приходишь за инвестициями. Она влияет на контракты международных компаний, которые внимательно следят чтобы не связаться с «плохими парнями». Отчет помогает бизнесу показать: мы – цивилизованная компания, с нами можно вести дела. 

Если ты все-таки нанес ущерб своей деятельностью – должно последовать возмещение. Это не всегда означает выплату денег, а может быть просто извинение. Если, например, ваш охранник закрыл перед спасающимися людьми дверь – как минимум, извинитесь. Признайте ошибки. Не надо говорить «такого не было». Сейчас все моментально записывается всеми на видео, выкладывается в соцсети. Люди все равно узнают правду и ваша репутация очень пострадает.  Для международных компаний признание своих ошибок - это признак зрелого сильного бизнеса, который не боится нести ответственность за свои действия. 

— Как вы считаете, эффективно ли давить на бизнес в высказывании публичной позиции, например, черными списками?

— Сами по себе «черные списки» - это нормальный механизм общественного давления в рыночных условиях и одна из основных стратегий – т.н. «blaming&shaming» (рус. – обвиняю и стыжу). Но важно понимать, за что именно бизнес попадает в такие списки, по какому критерию и принципу они составляются. Нельзя брать бизнес за горло и угрожать черными списками только за то, что он не выразил публично свою позицию по ситуации. Это не правильная позиция. Руководители бизнесов – люди, кто-то более смелый, кто-то менее. Например, ресторан «Друзья» смог выступить открыто, опубликовать ролик против насилия, но это не значит, что другие представители заведений ничего не делают.

Я знаю о ситуации, когда другой известный пивной ресторан впустил людей, которые после протестов спасались от силовиков. Причем официанты сориентировались в ситуации – попросили спрятать символику и быстро рассадили людей за столики, выдали им меню, как обычным гостям. Сложно сказать, было ли это заложено в стратегию заведения, или это инициатива персонала, но весьма возможно, что руководство ресторана эти риски взвешивало и рекомендовало действовать именно так.

— Наши бизнесы любят рассказывать о своих социальных инициативах и часто считают, что права человека и КСО это одно и тоже. Верно ли понимать это в таком ключе?

— В рамках международных стандартов КСО права человека рассматриваются как часть КСО, при этом четко отделяемая от филантропии.. Но в нашем бизнесе КСО понимают часто как пиар элемент,который часто идет в разрез с реальным соблюдением прав человека. Вот смотрите, мы посадили деревья, перечислили деньги сиротам и проспонсировали какой-то марафон, а – потом на собеседовании с женщинами в этой же компании спрашивают, есть ли у нее  дети и планирует ли она беременеть. С подтекстом, что это может быть проблемно.

То есть одной рукой мы «откупаемся» от общества благотворительностью, пишем красивые отчеты о КСО, а когда речь заходит о дискриминации, то заявляем: я частник и делаю, что хочу.

Филантропия и благотворительность – чрезвычайно важные активности для социума, но это личное дело каждого бизнеса, которое зависит и от его желания, и его финансовых возможностей. Соблюдение же прав человека – именно тот важный и необходимым минимум, который бизнес не может ставить в зависимость от своего желания и то, что, в свою очередь, безусловно, помогает ему укреплять свою устойчивость и развиваться.

Последнее в рубрике