Что будет с протестом и поможет ли реформа Конституции
12.10.2020
Алеся Добыш, фото: Виктор Драчев, Комсомольская правда в Белоруссии

Что будет с протестом и поможет ли реформа Конституции

Попросили белорусских политологов поделиться их предположениями о том, что будет с протестами, как это влияет на страну и станет ли конституционная реформа компромиссом, который устроил бы общество.

— Протесты в Беларуси длятся уже больше 50 дней. Можно ли было это спрогнозировать в начале августа?

— Ни одна революция в мире никогда никем не была предсказана. В этом смысле Беларусь — не исключение, — говорит политолог Валерий Карбалевич. — О том, что протесты будут, говорили все. Но большинство не предполагало и не прогнозировало, что они станут столь массовыми и вызовут подобное потрясение в политической жизни. Мы находимся в середине процесса, и сейчас трудно оценивать, чем он закончится. Если протесты не завершатся победой протестующих, все равно эти события окажут большое влияние на белорусское общество, уже оказали. В Беларуси сформировалось гражданское общество, чего не было прежде, завершается процесс формирования нации. Протесты повлияли на госинституты, внешнюю политику.

— Есть мнение, что мирный протест эффективнее любых других действий для глобальных перемен во власти.

— Обычно судят по итогам. На сегодня я скажу, что любые попытки силового воздействия со стороны протестующих вызвали бы очень жесткий силовой ответ. А это вылилось бы в гражданскую войну. Поэтому в белорусских условиях у протестующего общества просто не было альтернативы — все другие варианты закончились бы трагически. При этом, на мой взгляд, многие столкновения протестующих с милицией были вызваны именно агрессивным поведением силовиков. Если протестующих не трогают — они очень организованны, переходят на зеленый свет, убирают за собой мусор. Многое зависит от того, как будут действовать сотрудники МВД, какой они получат приказ.

— Предположим, в воскресенье на марш в Минске выходит 200 тысяч человек — грубо говоря, 2% от населения страны. Так все-таки это много или мало для Беларуси?

— Это много. Любые изменения делает меньшинство. Эти 2% опираются на большинство населения, которое настроено благожелательно и позитивно по отношению к протестам. При этом акции в поддержку власти были организованы самой властью. Когда по городу с красно-зеленым флагом ездят автомобили без номеров - это иллюстрация того, кто проводит эти акции.

— По мнению сторонников действующей власти, оппозиционные протесты тоже организовываются извне и координируются телеграм-каналами.

— Что касается логистики, где собираться и куда идти, — да, тут телеграм-каналы помогают. Но люди не реагируют на другие указания в них, например, когда там призывают создавать отряды самообороны для отпора милиции. Общество самоорганизуется по-своему. Гражданское общество — это и есть самоорганизация людей снизу, а не по команде сверху.

— На что влияет количество протестующих?

— Когда масштаб протестов был большим, были и колебания среди силовиков, смены ключевых фигур силового блока. Какая-то часть властной номенклатуры откололась, увольнения были и в дипкорпусе. Это и есть влияние массового протеста. Безусловно, масштаб его оказывает большую роль и на внешние субъекты. В реакции Европы есть отражение того, что они увидели: протестующие — это уже не традиционная оппозиция, что выходила раньше, а большинство общества.

— Как будет дальше развиваться протест?

— Я сказал бы, что он будет идти волнами. Наверняка его ждет спад, потом может случиться подъем из-за какого-то триггера. Многое зависит от масштабов репрессий. Безусловно, у протестующих есть усталость от того, что их участие в маршах не приносит видимых перемен. Это фактор, который, возможно, повлияет на масштаб протестов.

— Может ли анонсированная конституционная реформа стать компромиссом, устраивающим и власть и протестующих?

— На мой взгляд, это попытка увести внимание в сторону от вопроса, вокруг которого идет дискуссия. Тем более она запланирована на будущее и никак не влияет на нынешнюю повестку дня. Если бы Лукашенко сказал, что в течение трех месяцев мы примем Конституцию и проведем досрочные президентские выборы — думаю, это был бы компромисс, который, вполне возможно, удовлетворил бы протестующих.

— Наблюдаете ли вы раскол в обществе, связанный с политическими предпочтениями людей? И если да, что нас ждет дальше?

— Раскол есть, он глубокий и вряд ли исчезнет, даже если люди перестанут выходить. Протесты — это публичное выражение раскола, а он может быть глубоко задавленным в сознание людей.

«Требования новых выборов мне представляются фантастическими»

— То, что происходит сейчас в стране, можно охарактеризовать как политический кризис, — говорит политолог Александр Шпаковский. — Национальная валюта девальвировалась на 10%, упали в цене государственные ценные бумаги, ущерб от последствий протестов составил более 500 млн долларов. Против Беларуси введены санкции ЕС, Великобритании и Канады, существует перспектива расширения иностранного давления на официальный Минск. Легитимность Александра Лукашенко подвергается сомнению со стороны Запада и Украины. МИД Беларуси предложил части сотрудников посольств Литвы и Польши покинуть нашу страну по причине несоответствия их реальной деятельности заявленным целям дипприсутствия... И это далеко не полное описание текущей обстановки.

— Протестующие хотят проведения новых выборов. Может ли эта цель быть достигнута путем мирных протестов?

— Во-первых, мирные протесты — это миф. 9-12 августа по всей стране отмечались массовые столкновения протестующих с милицией, сейчас эти стычки имеют место, однако приобрели в большей степени локальный характер. В результате пострадали более 130 правоохранителей, около 30 человек поступили в больницы с тяжелыми травмами. Также отмечаются факты осквернения символики, повреждения госимущества и собственности граждан, которых сторонники перемен объявили своими противниками. Сообщения с угрозами применения физического насилия получили сотни людей по всей стране — от сотрудников правоохранительных органов и госслужащих до журналистов и рядовых граждан, которые активно поддерживают Лукашенко. По данным фактам заведена масса уголовных дел. (Также в Следственный комитет направлены сотни заявлений людей, пострадавших от действий силовиков, - возбуждено ли хоть одно дело, пока неизвестно. — Ред.)

При этом власть исходит из того, что выборы проведены, эта страница считается перевернутой. Правоохранительные органы проявляют решимость в пресечении любых несанкционированных акций протеста, а сил протестующих явно недостаточно, чтобы изменить ситуацию в свою пользу. Поэтому требования новых выборов мне представляются фантастическими.

— Какое влияние протесты оказывают на белорусское общество и на внешнюю политику нашей страны?

— Белорусская внешняя политика в связи с протестами, где, на мой взгляд, усматриваются признаки сценария подогреваемой извне цветной революции, вероятно, претерпит существенные изменения. В нынешних условиях для меня очевидно несоответствие мирной многовекторной политики Беларуси, предлагавшей геополитическим полюсам себя в качестве моста, агрессивному духу времени. Не исключено, что новая внешняя политика Беларуси будет более выражена в отношении союза с Россией.

— Как ситуация будет развиваться дальше? Как долго могут продолжаться протесты?

— Количество участников протестов постепенно уменьшается, но это не значит, что исчезает протестный потенциал, который, скорее, канализируется в других формах: локальные дворовые акции, флешмобы и пр. В этой связи перед властью стоит сложная задача поиска политического решения, удовлетворяющего инакомыслящих и одновременно снимающего их требование об отставке президента.

— Станет ли реформа Конституции компромиссом между властью и протестующим обществом, который удовлетворил бы обе стороны?

— Реформа Конституции осуществляется не столько в целях компромисса с протестующими, сколько под задачи обеспечения транзита власти и стабильного развития государства в период, когда первый президент Беларуси покинет пост. Эта реформа анонсировалась задолго до выборов и начала протестных акций. Но текущую ситуацию, безусловно, надо учитывать и попытаться услышать голос улицы, предложить тем, кто недоволен, легальные инструменты выражения своей политической позиции. Это может быть связано с развитием партийной системы, изменением роли парламента и организацией будущих выборов по новым правилам.

Последнее в рубрике