Борнукова: Падать придется очень долго
16.10.2020
Антон Зарудницкий, Myfin.by

Борнукова: Падать придется очень долго

Какие налоги могут поднять и почему финансовый кризис не преодолен — об этом Катерина Борнукова, академический директор Белорусского экономического исследовательско-образовательного центра (BEROC).

Сплошные черные шары, лишь один «серый»

Постоянно растет дефицит госбюджета, а европейские страны вводят все новые санкции против белорусских властей, распугивая инвесторов. Из-за отсутствия спроса Минфин не смог разместить валютные облигации на внутреннем рынке, о внешнем и говорить нечего. Из российского кредита, о котором раструбили госСМИ, получена лишь треть, а обсуждение цен на газ/нефть на следующий год, судя по отсутствию новостей, идет туго, и непонятно – удастся ли получить скидку. Готовятся изменения в налоговый кодекс (что именно поменяют, не говорят), и вряд ли они порадуют белорусов. Нацбанк на три с лишним месяца продлил мораторий на «овернайт», лишив население и предприятия кредитов. Инфляция разгоняется, вынос вкладов продолжается, эксперты как один рисуют мрачные перспективы – все эти события лишь усиливают тревогу рядового белоруса, живущего «от зарплаты до зарплаты».

А тут еще и новая волна коронавируса идет. Но власть обещает не допустить обвала.

Переходим в новое состояние

По мнению Катерины Борнуковой, увещевания и рассказы о том, что проблемы удалось преодолеть – это лишь слова.

– Продление приостановления постоянно доступных операций регулирования ликвидности (что само по себе звучит саркастично, потому что они постоянно недоступны) подтвердило то, что ситуация на финансовых рынках – это не временная паника, не вопрос, который решается за неделю-две, а долгосрочная проблема, которая в ближайшие месяцы будет в острой фазе.

Из-за этого Нацбанку приходится до упора зажимать кредитование, чтобы сохранить какую-никакую стабильность в финансовой сфере.

Проблема падения доверия к банковской системе (вынос вкладов, как рублевых, так и валютных), сохраняющийся высоким спрос на валюту (несмотря на то, что применяются весьма серьезные инструменты, чтобы его укротить), ограничение ликвидности (практическая остановка кредитования), взлетевшие ставки по оставшимся вариантам кредитования – все это означает, что финансовому сектору надо переходить в новое состояние. В котором желание людей держать деньги на депозитах гораздо меньше, и, следовательно, потенциал финансового сектора для выдачи кредитов реальному сектору тоже меньше.

Снежный ком негатива не остановлен

— Какими могут быть проявления последствий «набега на банки»? Что сказалось на поведении вкладчиков, рванувших забирать деньги из банков, сильнее всего?

– Сложно ответить на этот вопрос однозначно, определив, что больше подействовало.

Факторов много, но основа – это то, что люди видят коллапс правовой системы, и перестают доверять свои деньги банкам.

Решение снять деньги, обменять их и положить «в чулок» – это решение, принятое многими, и оно имеет большие макроэкономические последствия. Следствием станет в том числе то, что предприятия не получат кредитов, не сделают планируемые инвестиции, сократят объемы работ/услуг, и на макроуровне это выльется в ускорение падения ВВП.

На первый взгляд, не обремененный статистикой и анализом, волноваться нет видимых причин – на кошельках белорусов это не отразилось одномоментной девальвацией или скакнувшей ставкой рефинансирования. Да и валютный ажиотаж вроде бы удалось погасить, «залив» его полутора миллиардами долларов, «утекших» из ЗВР.

1

Инфографика: Myfin.by

И то, что пока весь копящийся как снежный ком негатив отражается на доходах не так резко, как это было весной, в первую волну пандемии, когда было много увольнений, отпусков за свой счет, позволяет властям говорить, что кризис они «обуздали».

— Сейчас люди чувствуют негатив больше из-за того, что падает курс рубля и его реальная покупательная способность. На рынке труда трагических событий пока не происходит. Но что это значит в перспективе?

— К сожалению, повода порадоваться нет – ситуация будет ухудшаться – кризис безвариантно углубится. Не будет одномоментного обвала и некой стабилизации – мы будем наблюдать долгосрочный негативный тренд.

Налоги будут расти?

— Бюджет хронически недополучает доходов. Его дефицит пугающе растет. Одним из способов его пополнить является увеличение налогов. Мера непопулярная, но вполне возможная. Пойдет ли на это власть, запустив таким образом руку в карман каждого белоруса?

– Да, сейчас ситуация складывается так, что бюджет (особенно с учетом ФСЗН) будет хронически дефицитным. Озвученные цифры означают, что государство уже сейчас остро нуждается в деньгах, и дальше проблемы будут расти как на дрожжах. В попытке их если не преодолеть, то хотя бы смягчить, власть может повысить налоги. Какие именно – судить сложно, потому как никакой не то что дискуссии, даже намека на тему обсуждения нет.

Вполне возможно, что белорусская власть пойдет по российскому пути и повысит налог для тех, кто относительно много зарабатывает.

Да, доля подоходного налога в структуре налогов невелика, да, медианная зарплата в стране в районе 300 долларов, да, число тех, кто зарабатывает, условно говоря, от 2000 рублей в месяц очень мала, но этот шаг властей будет в обществе воспринят лучше прочих.

Если же смотреть в сторону большого экономического выхлопа, это, безусловно, НДС. Это налог, который мы платим «незаметно», он «вшит» во все, и уклониться от его уплаты очень сложно.

Но основой минус этого налога в том, что он регрессивный, – чем человек беднее, тем большую часть своих доходов он тратит, и меньше откладывает. Сбережения большой части белорусов не превышают 5-10% от их доходов. Что касается людей богатых, то они потребляют и тратят меньше (в процентах от заработка), посему увеличение НДС – болезненный шаг.

Еще один вариант «нахождения» денег – отмена льгот. Как для населения, так и для предприятий. Не по всем из них понятна целесообразность. Если от льгот для ПВТ мы видим (точнее видели) результат, то другие льготы не приносят его, а значит это – не собранный налог.

Еще одна отрасль, где наверняка аукнется рукотворный белорусский кризис – ЖКХ. Тарифы на «коммуналку» пока не трогают, потому что это очень непопулярный ход, но рано или поздно к этому придется прибегнуть, потому что это достаточно значимая часть расходов для государства. Даже если не будет политического «окна» – когда прижмет, власть пойдет и на это, отняв у белорусов еще часть их денег.

Санкции распугают даже китайцев

— Страны ЕС постоянно принимают и расширяют санкции против белорусских властей. Многим кажется, что запрет на въезд и арест возможной собственности – это не те факторы, что окажут реальное негативное воздействие на экономку страны. Так ли это?

– Это все пока складывается в копилочку негатива. К примеру, введенные санкции не бьют напрямую по экономике – хоть кто-то уже и заявляет «мы не будем покупать у «Белнефтехима» нефтепродукты», пока до этого не дошло. Но санкции уже отпугивают инвесторов. Люди с деньгами не хотят терять свой капитал, а когда в стране уничтожена правовая система, то везти в Беларусь свои миллионы желающих нет.

Если не брать в расчет тех, кто аффилирован с властью, – об эффективных рыночных инвестициях речь не идет однозначно. Они в страну не придут, и это касается, кстати говоря, и китайских денег. Наше сотрудничество с КНР будет серьезно заторможено, потому что китайцы любят стабильную, предсказуемую ситуацию, а не то, что сделано в Беларуси.

Не придут и институциональные инвесторы – типа ЕБРР, других международных организаций, которые могли бы вкладываться в нашу страну, несмотря на экономические проблемы, и давать деньги на развитие инфраструктуры.

Все это вкупе не значит, что завтра белорусы станут жить значительно хуже. Нет, одномоментного провала не случится и тут – просто доходы будут расти (если будут) медленней. Люди будут дольше ждать продвижения по службе, так как все развивается куда менее динамично, а значит все больше белорусов будут думать о том, как отправить своих детей на учебу в соседние страны, в которых уровень доходов будет все больше отрываться от низкого белорусского.

Россия профинансировала себя – белорусы денег не увидят

— Раньше Минфин размещал облигации на внутреннем рынке «на ура», сейчас коса нашла на камень. С полуторамиллиардным российским кредитом тоже дело обстоит не лучшим образом. Как эти факторы скажутся на доходах белорусов?

– Ситуация с облигациям Минфина – это яркое свидетельство сложившейся в стране экономической и конечно же, политической ситуации, неразрывно с ней связанной. Эта проблема не рассосалась «как ни странно», сама собой. И налицо проблема доверия инвесторов даже внутри страны, которые лучше понимают, что происходит и лучше оценивают риски, – они все равно видят большую опасность.

Даже несмотря на то, что наш Минфин никогда ранее не давал повода усомниться в выплате по облигациям, желающих покупать их ни среди населения, ни среди банков, ни среди компаний не нашлось…

Что это значит? Минфин выпускает облигации с определенной целью – покрыть дефицит госбюджета (который в этом году огромен и растет не переставая). Если это не получится сделать, или же получится сделать по более высоким ставкам, чем предлагаемые, значит, в бюджете будет меньше денег. Которые нужны для выплат пособий, зарплат бюджетникам, и все это рикошетом ударит по спросу и всей экономике. Под ударом окажется то же строительство, которое во многом либо завязано на субсидии, либо на госзаказ.

Неудача Минфина не значит, что увидев «0» в графе «проданные облигации», белорус должен делать вывод, что его доходы резко уменьшатся. Они станут медленней расти, а у бюджетников и пенсионеров вполне вероятно будут сокращаться в реальном выражении.

Что касается кредита РФ – то лучше такой, чем никакого. Он дал надежду на то, что прямо сейчас ситуация не обрушится. И да, известно, куда его потратят: вернут России долги за газ, и рассчитаются с теми задолженностями, которые до конца года должны были погасить. Россия профинансировала сама себя – белорусы этих денег не увидят.

Хорошо, что этот кредит появился, но надо понимать, что пришла только треть от обещанного, которой на вышеозначенные цели точно не хватит. И нельзя не брать в расчет то, что выделяется он частями, и под условия, о которых мы не знаем. Хотя отдавать его придется нам и нашим детям.

Что это за договоренности? По мнению экспертов, они касаются в больше степени политики. Но мы даже ставки не знаем, не говоря уже о прочем. Поэтому непонятно, чего ждать. Ясно одно – Россия предпринимает шаги, чтобы как минимум сохранить жесткую зависимость белорусской экономики от себя, и, возможно, усилить ее.

Когда корабль тонет, не до размышлений, в какой порт его вести

— На какие проблемы власти должны обратить внимание прежде всего? С чем бороться, рассчитывая выбраться из ямы хотя бы в 2021 году?

– Сама жизнь не дает власти вариантов подумать о перспективах – она пытается разгрести текущие проблемы, не думая о долгосрочных последствиях, а занимаясь затыканием дыр. Когда корабль тонет, не до размышлений, в какой порт его вести.

Первое, о чем они думают сейчас – состояние госпредприятий, которые сначала были финансово подкошены «блестящими» проектами модернизации, – на многих из них висят гигантские долги, а потом пришел коронавирус.

Он был бы не так страшен, но им пришлось (из-за политики власти) поддерживать выпуск при падающем спросе. Очевидно, что рынки сбыта для большинства из них не восстановились (и не восстановятся в ближайшее время), а складские запасы выросли. И «омертвили» оборотные средства. Прибыль госпредприятий резко обвалилась, и сейчас власть пытается директивными кредитами удержать их от финансового коллапса.

Кризис неплатежей или девальвация?

Чем это чревато? Есть два варианта развития событий. Первый – какие-то предприятия все же не выдержат, и запустится кризис неплатежей, долговой кризис. Он сразу же перекинется на финансовую систему, на банки, и это достаточно тяжело ударит по экономике. Есть второй вариант – власть станет раздавать кредиты налево и направо, и эти «вертолетные деньги» если не спасут хронически убыточные предприятия, то отодвинут их проблемы на следующий год. Кризиса неплатежей не будет, но раскрутится девальвационно-инфляционный маховик.

Тут важно сказать о том, что выстроенная за 26 лет экономика – «двуликий Янус». Есть государственная часть экономики и частная. Первая – получает дешевые госкредиты. Второй, несмотря на все проблемы и порой тяжелое финансовое состояние (именно частных компаний больше всего в самых пострадавших отраслях), никто даже не собирается давать эти кредиты. «Решайте свои проблемы самостоятельно» – такова позиция власти.

В этом году доля кредитов, выданных госсектору, за январь-август выросла по сравнению с прошлым годом с 36,6% до 38,4%. А доля кредитов частному сектору, соответственно, снижалась, в том числе и из-за зажима ликвидности.

Это значит, что у частников дела стали еще хуже, и власти лишают нас средств для развития самой эффективной, динамичной части нашей экономики. Это и есть секрет нашего временного «успеха».

Что в итоге?

— Что будет с доходами белорусов? Каковы лучший и худший варианты толщины кошелька среднестатистического белоруса в ближайшие месяцы?

– Если говорить о доходах, то они как минимум не будут расти теми же темпами, а у многих станут даже падать. В лучшем случае до конца года белорусы в реальном выражении потеряют в среднем 2-3% доходов. Через инфляцию. Если начнутся кризисные явления – кризис неплатежей, либо какие-то предприятия не получат вовремя кредитов, то может быть и 5 и 10% сокращения доходов. Но проблема будет в том, что это будет неровно распределено среди всех жителей страны. Кто-то потеряет работу, а у кого-то доходы сократятся не на 100%, а на размер инфляции.

Острее многих других отраслей почувствует кризис строительная – государство урежет субсидии и сократит их охват, потому что в бюджете все меньше денег.

С большой вероятностью могу сказать, что и бюджетники вряд ли увидят какой-то существенный рост зарплат, которые и так увеличиваются лишь номинально. То же самое касается и пенсий – да, могут быть какие-то разовые индексации, перед «всебелорусским народным собранием», но долгосрочного роста не будет.

Если говорить об одном из худших вариантов, то не исключен очередной виток инфляционно-девальвационной спирали. Особенно, если появятся какие-то новые шоки, которые снова приведут к снижению покупательской способности рубля. Но в ближайшие 2-3 месяца я бы не ставила на это с большой вероятностью.

Последнее в рубрике