«Белорусам должно быть особенно стыдно винить мигрантов в их безумном путешествии с целью улучшить свою жизнь»
11.11.2021
Иван Корсак, Салiдарнасць, фото БЕЛТА

«Белорусам должно быть особенно стыдно винить мигрантов в их безумном путешествии с целью улучшить свою жизнь»

Правозащитница – о том, что не так с миграционным кризисом на белорусско-польской границе.

Третий день несколько тысяч человек продолжают находиться на нейтральной полосе на белорусско-польской границе. Люди практически попали в ловушку, не имея возможности попасть ни на одну из сторон.

Правозащитница Human Constanta Алена Чехович поделилась с Филином своим видением драматической ситуации.

— Что с этим кризисом не так? В первую очередь — участие белорусских властей в нем. Отсутствие в решении вопроса правозащитных и общественных организаций, которые могли бы помочь в ситуации.

Когда участвует государство, то до конца не понимаешь, что можно делать, а чего делать нельзя, чтобы помогать людям. Это такое дополнительное неведение и риск. И не только для общественных организаций, но и для обычных людей, волонтеров, которые хотели бы предоставить помощь.

Что касается действий Польши и Литвы, то все вполне предсказуемо. Польша приблизительно так же вела себя в 2015 году, когда через Беларусь ехали люди из Чечни. Польша без какой-то системы, произвольно отказывала в приеме заявлений на убежище. Причем, процедура подачи заявления на убежище просителями соблюдалась. Еще тогда было понятно, что Польша склонна к нарушению своих обязанностей в вопросе предоставления защиты.

Еще «не так» — это введение чрезвычайного положения в Польше и Литве. Это значит, что нет доступа у СМИ, у правозащитников. Это значит, что информация идет только официальная, а из нее не до конца понятно, что же происходит возле границы.

С белорусской стороны тоже непонятно, что происходит, потому что тут нет никаких правил, и даже особо нет людей, которые пытаются туда попасть.

1

Алена Чехович. Фото предоставлено собеседницей

— Что могли бы по-другому делать белорусские и польские власти в данной ситуации?

– Беларусь могла прекратить эту игру по созданию миграционного напряжения. Беларусь практически берет людей в заложники и использует их как инструмент давления на страны ЕС. Если Беларусь перестанет делать хотя бы это, то станет легче.

Польша, Литва, Латвия не должны забывать о своих обязательствах, принимать прошения об убежище и самих людей. Было бы хорошо, если бы они помнили, что Беларусь не является безопасной страной, особенно в нынешней политической обстановке. Это двойные риски для людей.

Сейчас многие говорят об этом, как о миграционном кризисе. Но кризис здесь только в том, что страны ничего не хотят делать. Само количество не кризисное.

Оно не дестабилизирует ситуацию ни в Беларуси, ни в Польше. Это маленькое количество людей, если сравнивать с настоящим миграционном кризисом, который был не так давно в Европе.

А вот поведение властей — это действительно большая проблема.

– Обращаются ли мигранты за помощью в правозащитные организации?

 – Да, обращения есть. Но часто они такого характера, что ты не понимаешь, что можешь сделать. Люди не всегда понимают свои права и обязанности. Например, многие заявляют, что хотят в Германию. Они не осведомлены о внутренних законах ЕС, например, о первой безопасной стране.

Нам сейчас приходится заниматься просветительской работой, чтобы люди меньше нарушали правил и вызывали меньше недоверия к себе, тем самым повышая шансы на защиту хотя бы в Польше.

– А есть ли те, кто готов просить убежище в Польше?

– Все начиналось с того, что многие просили убежище именно в Польше. Очень показательным был случай с людьми, которые застряли на границе между белорусской и польской сторонами. Они обращались и к одной, и к другой стороне с просьбами об убежище. Причем, согласно международным нормам, должна приниматься даже устная просьба. Но обе стороны это игнорировали.

На моей памяти, для Беларуси — это первая подобная ситуация, когда люди находятся прямо на границе. Как это работало раньше? Белорусские пограничники задерживали людей, которые пытались с нарушениями пересечь границу и уже дальше сами решали их судьбу, часто депортировали на родину. Если те умудрялись пересечь границу, то пограничники договаривались между собой и отправляли их назад в Беларусь, чтобы тут решали вопрос.

Сейчас эта система не работает. Если даже не брать в расчет, что белорусскими властями была развернута массовая программа по популяризации этого маршрута в Европу, то мы видели, как белорусские пограничники игнорируют факт нарушения государственной границы.

Мы общались с некоторыми мигрантами, которые нам говорили: белорусских пограничников не боимся – только польских. Понятно, что у белорусских есть приказ этих людей не трогать.

– Обывательский вопрос, а почему они не пробуют пересечь границу официально? У них нет возможности?

– Этому препятствуют сами белорусские пограничники. Если посмотреть на ситуацию 8 ноября, то люди шли к официальному пограничному переходу, но их развернули в лес. Людей вынуждают фактически пересекать границу незаконным образом, нагнетая обстановку.

Исходя из разговоров с другими мигрантами, все точно так происходило и предыдущие месяцы, просто не настолько заметно и массово.

– Если люди все же решат просить убежище в Беларуси, здесь им могут помочь?

– Есть те, кто, потеряв надежду пересечь границу, подается на защиту в Беларуси. Ими занимается УВКБ ООН, Красный Крест. Они предоставляют правовую помощь. Красный Крест дает гуманитарные пакеты, иногда предоставляет жилье. Это люди, которые находятся на процедуре в Беларуси.

Те же, кто формально воспринимаются как туристы, оказываются за пределами системы помощи, им никто не помогает. Мы видели в Минске целые семьи, которые вынуждены ночевать на улице, поскольку у них закончились деньги.

Мы разговаривали с теми, кто уже 7-8 раз пытались пересечь границу. Каждый раз это огромные траты на «таксистов», которые везут их к границе.

Ситуация очень тревожная. Плюс ко всему нет организаций, которые могли бы оказывать помощь, нет людей, которые не боятся в нынешних условиях что-то делать.

Надо также помнить, что это не только уязвимая группа мигрантов, но еще – дети, женщины. На самом деле для всех организаций, которые раньше действовали в Беларуси, была бы работа. Но после разгрома гражданского общества заниматься этим некому.

Мы обращаемся в белорусские офисы международных организаций, но каких-то вменяемых ответов и действий с их стороны нет. И это замалчивание ситуации со стороны международных организаций пугает.

Большой вопрос, что будет дальше. Наши возможности, как ликвидированной организации, очень ограничены. Сейчас дело стоит даже не в правовой защите, а в гуманитарной.

– Чего ждать в ситуации, когда ночи становится все холоднее, а у людей все меньше еды и терпения?

– Хороший вопрос. Год назад я бы сказала, что никто не допустит массовых смертей из-за холода или болезней. Но сейчас я в этом не уверена. Велика вероятность, что белорусские власти не отступят назад.

Единственная моя надежда, что страны Евросоюза как-то опомнятся. Еще вариант, что белорусский режим сыграет на публику, решив ситуацию, чтобы побыть в роли хорошего парня. Пусть будет даже так, лишь бы люди были в минимально приемлемых условиях. Но все это только теория.

– В социальных сетях много споров, являются ли эти люди соучастниками преступления, или они не до конца понимают свою роль в данном кризисе?

– Думаю, вряд ли они понимают свое участие. Я не могу их обвинять в этом.

Я долгое время занимаюсь миграцией. Не всегда можно было понять людей, пока кризисная ситуация не произошла в самой Беларуси. Когда тысячи белорусов по понятной причине уезжают из страны.

Так вот, у тех людей, которые сейчас на границе, – у них тоже веские причины, а то и более серьезные. Белорусам должно быть особенно стыдно винить их в этом безумном путешествии, чтобы улучшить свою жизнь, спастись от вооруженных конфликтов и террористических угроз.

Последнее в рубрике