Беларусь сливает разновекторность. Лукашенко сделал ставку на «общее отечество»?
04.09.2020
Ольга Лойко, TUT.BY

Беларусь сливает разновекторность. Лукашенко сделал ставку на «общее отечество»?

«Они просто просчитались. Они думали, что (утрируя скажу) дадут мне ключи от склада, и я побегу в Россию, тоже буду богатым, пушистым, белым, красивым… Не надо. Я буду работать в своей стране, чего бы мне это ни стоило», — заявлял Александр Лукашенко в январе 2020-го. «Они» — это Россия. И к сентябрю уже вовсе не кажется, что она просчиталась.

Коронавирус и беспрецедентно тяжелая для действующего президента электоральная кампания, замедление экономики, растущая дыра в бюджете, падение рубля, массовые задержания, преследования и давление на всех сколько-нибудь нелояльных действующей власти. Вопросы права и заветной макроэкономической стабильности выкинуты на обочину. Ком проблем растет, и вчерашние «они» — сегодня уже «мы».

В Барановичах 1 сентября Лукашенко уже горой за тесное сотрудничество с Россией. Будто и не было ни нефтяного противостояния, ни отжатого банка, ни задержанных «вагнеровцев» с грязными намерениями. «В послании до выборов я сказал: вы нас сегодня называете партнерами. Не братьями стали, а партнерами. А зря! Это услышали и в Кремле, и везде. Мы сегодня братья. Но зачем ожидать, чтобы нас кто-то жиманул на Западе, чтобы мы снова стали братьями? Это урок. Мы сделаем соответствующие выводы. Мы с президентом уже сделали эти выводы. И чтобы там ни говорили у вас, что бы ни вякали на площадях у нас, мы сохраним наше общее Отечество, — сказал Лукашенко. — Наше общее Отечество, где живут два народа от одного корня. Это Отечество от Бреста до Владивостока».

Поддержать партию первых лиц взялось несколько дуэтов. Хор глав МИД продемонстрировал полное единодушие в оценке революций: этого допустить нельзя, а якобы бегавшие по белорусским лесам 200 российских боевиков очень удачно оказались украинскими экстремистами в том же количестве.

В унисон с внешнеполитическими ведомствами выступили премьеры двух стран. Роман Головченко так приветствовал в Минске российского коллегу: «Ваш визит является самым убедительным доказательством подлинных братских отношений между нашими странами в это непростое время, когда Беларусь подверглась массированному давлению извне тех сил, которые пытались, да и до сих пор пытаются опрокинуть государство, разыграть привычный сценарий так называемой цветной революции, хорошо нам знакомой по нашим соседям, а также вбить клин между двумя ближайшими союзниками, которыми являются Беларусь и Россия». «Но нам не привыкать к противостоянию внешним вызовам, особенно чувствуя поддержку нашего союзника — Российской Федерации, которая является нашим основным торговым партнером с долей 48%», — радуется Головченко.

Еще недавно такая доля считалась бы проблемой — Лукашенко настойчиво требовал диверсификации рынков с выходом на формулу по трети общего объема экспорта в Россию, Евросоюз и страны дальней дуги. Но сегодня братская риторика, кажется, взяла верх над прагматикой.

По итогам переговоров никакой информации о сути переговоров премьеров фактически не появилось. Мы разве что узнали, что Минск и Москва «прорабатывают вопрос перенаправления поставок нефтепродуктов из портов Литвы в РФ» и Россия рассчитывает на погашение перевалившего за 300 млн долларов долга за газ. Минску пообещали рефинансировать 600 млн долларов его долга России, и две новости прозвучали в виде отрицания: Россия не обсуждает вопрос размещения военной базы в Беларуси, а Мишустин не обсуждал с Лукашенко вопрос единой валюты. Откровенно негусто и максимально неконкретно.

Но очевидно, что настроения Минска поменялись. Еще меньше месяца назад Лукашенко обсуждал с Зеленским возможность передачи Киеву «вагнеровцев», подозреваемых ни много ни мало в террористической деятельности на территории Украины, а на днях Лукашенко обвинил Польшу, Чехию, Литву и Украину в управлении протестами в Беларуси. Глава МИД Украины Дмитрий Кулеба уже предупредил о готовности Киева к жестким мерам в отношении Беларуси в случае недружественных действий со стороны Минска, в том числе к более радикальным шагам, чем отзыв украинского посла в Минске для консультаций.

Много претензий у Минска оказалось и к Литве. Лукашенко пообещал ей показать, «что такое санкции», поручив правительству внести предложение о переориентации всех торговых потоков из портов Литвы на другие. «30% литовского бюджета формируют наши грузопотоки через Литву. Что еще надо? Зажрались. Поэтому поставим на место», — возмутился Лукашенко. Белорусские грузы действительно традиционно формируют около 30% грузооборота Клайпедского порта (вклад Беларуси в бюджет соседей куда скромнее), но сотрудничество это отстраивалось годами и всегда было взаимовыгодным: Беларусь, в частности наш ключевой экспортер, «Беларуськалий», активно вкладывал в инфраструктуру оптимального для перевалки удобрений порта. За прошедшие после тяжелейшего калийного развода с Россией семь лет Беларусь отстроила собственный сбыт. Терять эти наработки — роскошь, которую можно себе позволить только если то, что могло быть так ценно при продаже в розницу уже продано оптом.

Вопрос один — конфигурация того самого общего отечества, и чего это будет стоить Беларуси, оставшейся в этой игре без козырей. Масштабы экономического отчаяния и политической беспомощности Минска мы сможем оценить уже по итогам ближайшей встречи Лукашенко с Путиным. Она анонсирована на сентябрь.

Чем пожертвовал Минск и насколько легитимен Александр Лукашенко как президент Беларуси, чтобы приносить такие жертвы, мы узнаем совсем скоро.

Последнее в рубрике